Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Groundhog Day
Aliens Vs Predator |#2| And again the factory
Aliens Vs Predator |#1| To freedom!
Aliens Vs Predator |#10| Human company final

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Барбара Хэмбли Весь текст 523.92 Kb

Те, кто охотится в ночи

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 15 16 17 18 19 20 21  22 23 24 25 26 27 28 ... 45
ребер  -- что-то распадающееся даже при его нечеловечески легких  касаниях и
слишком длинное для того, чтобы быть костью.
     Тут  же бросил и, достав из внутреннего  кармана шелковый платок, вытер
им пальцы.
     --  Осина,  --  сообщил  он  невыразительно.  --  Сгорела  в  золу,  но
сердцевина цела.
     Эшер взял  длинную тонкую руку дона Симона и повернул ладонью к  свету.
На  белой  коже виднелась красноватая припухлость. Пальцы были холодны  и  с
виду очень хрупки. Выждав момент, Исидро убрал руку.
     -- Работали наверняка.
     -- Значит, знали, что использовать.
     -- Это узнал  бы любой клоун, имеющий доступ в публичную библиотеку, --
ответил вампир.
     Эшер кивнул  и занялся  останками, уделяя  особое  внимание  обугленным
костям таза. Дэвис не носил жилета, следовательно,  должен был хранить ключи
в кармане брюк. Дон Симон был прав насчет непрочности  псевдоплоти вампиров,
хотя сам скелет в данном случае выгорел не полностью, как это было с Лоттой.
Разрубленный шейный позвонок был пугающе чист.
     --  В  чем  дело?  --  тихо спросил  Эшер.  --  Может  быть,  вампиризм
действительно вызывает замещение  в клетках  обычной живой материи на  некую
иную, причем процесс начинается  с мягких тканей. Может быть, именно поэтому
тела молодых  вампиров  горят, как бумажные,  а плоть  тех,  что постарше, в
какой-то степени успела выработать иммунитет к солнечному свету.
     -- Не думаю, чтобы все было так просто, -- подумав, ответил  Исидро. --
Это  сложный  процесс,  причем в  нем участвует  не  только физиология, но и
психика. Но в целом все  выглядит  именно так, как  вы сказали.  Гриппен лет
пятьдесят--семьдесят назад получил куда большую дозу солнечного света, чем я
в свое  время,  и шрамы,  как  видите,  почти  сошли.  Да,  с  возрастом  мы
становимся терпимее к солнцу. Но, конечно, лишь до определенной степени.
     Карие  и  бледно-золотистые  глаза встретились.  В  молчании человек  и
вампир смотрели друг на друга.
     -- Сколько лет, -- спросил наконец Эшер, -- старейшему вампиру Европы?
     -- Триста пятьдесят два года, -- отозвался Исидро.
     --Вы?
     Дон Симон утвердительно наклонил гордую голову.
     -- Насколько я знаю.
     Эшер  пошарил в  буфете,  нашел  там  медную  лампу и зажег ее от газа,
мысленно   проклиная  лаконичность   собеседника   и  сожалея   о  том;  что
электрические  осветительные  устройства  слишком громоздки, чтобы постоянно
таскать их  с собой. Отпирать здесь было нечего,  хотя Эшер  извлек из  золы
целых  пять  ключей к  дешевым висячим замкам.  Возможно,  Дэвис по  примеру
Кальвара  обосновался  сразу в нескольких квартирах. Вместе  с  Исидро  Эшер
спустился по лестнице в подвал.  Удушающий запах тления и сырой земли волной
поднимался навстречу.
     -- Видите ли, я  думал, что убийцей может оказаться  Гриппен, -- сказал
Эшер, и дон Симон кивнул, совершенно не удивившись такой версии. -- Полагаю,
вы тоже так думали.
     --  Во всяком случае, это приходило мне в голову. Собственно, поэтому я
и  решил  нанять  человека.  Дело  тут даже  не  в том, что  мне не нравится
Гриппея,  -- просто у него были  причины желать смерти Кальвара.  Ясно было,
что  Кальвар собирался утвердиться в  Лондоне, хотя мы  не знали тогда ни  о
покупке домов,  ни  о  его птенцах.  И  следы,  оставшиеся  в комнате  Недди
Хаммерсмита, напоминали следы Гриппена.
     В  конце лестницы  они приостановились, и Эшер поднял лампу  к  низкому
потолку,  осветив  подвал. Свет  мазнул  по  пыльным  доскам  почти  пустого
угольного ящика и по пыльным клочьям паутины.
     -- Мог  он  причинить  вред собственному  выводку? Дэвис  не был в этом
уверен.
     --  Дэвис не знал  Гриппена.  --  Исидро сделал паузу,  легкая морщинка
пробежала меж его пепельных бровей. -- Вы должны понять, что  между хозяином
и его выводком  существуют весьма  прочные связи.  И  дело  тут  не только в
обучении  мастерству  -- у  птенца просто нет ни малейшего  шанса выжить без
посторонней  помощи в  мире,  где легчайшее  прикосновение солнечного  света
воспламеняет его плоть... -- Исидро помедлил, но теперь Эшеру не показалось,
что тот подбирает  нужные слова -- скорее  испанец  решался выговорить то, о
чем  он  молчал 350 лет.  -- При создании нового  вампира разумы  мастера  и
птенца как бы сливаются. Умирающий изо всех сил цепляется за того,  кто  уже
прошел  однажды  сквозь собственную смерть. По сути дела,  --  продолжил он,
чем-то напоминая демона,  пытающегося объяснить, что  это значит --  жить  в
окружении темных сил, -- "птенец" отдает душу мастеру на подержание, пока...
не перейдет грань. Яснее я объяснить не могу.
     --  Человек  должен отчаянно любить жизнь, -- сказал Эшер,  ---чтобы на
такое решиться.
     --  Решиться  бывает легче,  -- заметил дон Симон,  -- если ваше сердце
вот-вот остановится.  -- Он невесело  улыбнулся; лицо  его  в тусклом  свете
лампы ожило, став похожим на  поблекший, но все  же человеческий портрет. --
Тонущему  все  равно, кто бросил ему веревку, -- он просто за нее хватается.
Но вы понимаете, какое при этом возникает абсолютное превосходство.
     Странная,  ясная  картина возникла  в  мозгу  Эшера: изящный  белокурый
идальго в расшитом жемчугом черном  камзоле придворного лежит, уронив голову
в  белые цепкие пальцы маленького седого  старичка,  стоящего перед  ним  на
коленях. "Как хрупкий паучок..." -- сказала Антея.
     -- Поэтому вы так ни разу и не сотворили ни одного птенца?
     Исидро даже не взглянул на него.
     -- Si, -- прошептал он,  впервые перейдя на  родной язык. Он встретился
взглядом с Эшером, и странная, несколько растерянная улыбка вернулась вновь.
-- Поэтому и по многому другому. Мастер  вечно  сомневается в своих птенцах,
ибо  его  превосходство  подавляет  их  и унижает  В  некоторых случаях быть
вампиром  означает  беспрекословное  подчинение  и  восторженную, фанатичную
преданность одного другому. Вы  ведь  обратили  уже  внимание, насколько  мы
уязвимы и хрупки, и можете представить, какой силой  воли следует  обладать,
чтобы  все   это  выдержать...  Да,  разумеется,  --  продолжил  он,  весьма
неожиданно возвращаясь  к начальной теме  разговора, --  я  заподозрил,  что
Гриппен расправляется  с  собственными  птенцами: с  Лоттой -- за  дружбу  с
мятежником,  с Недди  -- за безволие и  уступчивость;  Дэнни  Кинг,  правда,
безоговорочно  признавал  превосходство  Гриппена, но ненавидел  за  то, что
Чарльз и  Антея тоже  от него  зависят.  Многие детали  указывали на то, что
убийца -- вампир, а Гриппен просто напрашивался на эту роль.  Но  здесь, как
вы сами говорите, действовали двое убийц, да еще и днем.
     Он помолчал секунду, искоса разглядывая Эшера. Затем продолжил:
     -- Мне кажется, то, что вы ищете, вон там.
     Холодные  пальцы  взяли  лампу  из рук  Эшера,  и  дон  Симон  шагнул с
последней ступеньки в подвал.
     То,  что  Эшер  принял  сначала  за  особенно  густую  тень,  оказалось
отверстым  прямоугольным проемом  пяти футов высотой. Толстая  дубовая дверь
была распахнута. Они вошли,  и лампа  осветила старую кладку,  средневековый
крестовый свод, уводящие вниз истертые ступени каменной винтовой лестницы.
     -- Когда-то на этом фундаменте стоял торговый дом, --  сообщил  вампир,
пересекая помещение. -- Позже здесь располагалась гостиница  "Глобус и бык".
Подлинная надпись, конечно, была "Благослови Бог", но после того, как здание
подожгли  головорезы Кромвеля,  девиз  сильно пострадал и  был  восстановлен
неправильно.
     Они спустились по  винтовой лестнице в  еще  один подвал  -- маленький,
голый,  круглый, с четырьмя  кирпичами, на которых раньше, несомненно, стоял
гроб.
     -- В  Лондоне множество таких  уголков, --  продолжил  Исидро. --  Дома
строились  на  старых  фундаментах  спустя долгое  время  после  пожаров,  и
строители не могли знать о монастырских подвалах и винных погребах.
     Эшер  подошел к  кирпичам,  задумчиво  изучил  их  расположение,  затем
вернулся к лестнице  и  осветил  фонарем первый  ее виток.  Не  произнеся ни
слова,  поднялся   по   ступенькам,  внимательно  осматривая  стены.   Дверь
запиралась изнутри. Висячий  замок был цел,  но петля вырвана  из  дерева  с
корнем.
     -- А снаружи он не запирал подвал, когда уходил?
     -- Когда он уходил, --  сказал Исидро, -- чем  бы  мог поживиться вор в
этом  подвале?  Разве  что  пустым  гробом.  --  Тихий  голос вампира  гулко
отражался от каменных сводов.  -- Не сомневаюсь,  что  это  одно из  укрытий
Кальвара. Дэвис мог знать о нем и прийти  сюда, когда убежище  потребовалось
ему самому.
     -- Но пользы ему это не принесло. -- Эшер почесал ус, выудил из кармана
ключи,  найденные среди останков Забияки Джо, и начал по очереди примерять к
замку. -- Просто  убийцам  прибавилось  работы --  тащить  гроб  в  кухню, к
открытым окнам. -- Второй ключ из связки подошел; Эшер отметил его, отправил
в карман и снова принялся изучать стены и лестницу.  -- Кальвар был хозяином
Джо  и,   конечно,   использовал  его   знание   района,  когда   приобретал
недвижимость,  так  что у Дэвиса вполне могли быть дубликаты ключей. -- Эшер
нахмурился, не найдя того,  что искал, даже с помощью лупы. -- Дэвис сказал,
что Кальвар мертв, и, кажется, был в этом уверен.
     -- Может  быть, он похоронил  его, как  Антея  и я  похоронили  Дэнни и
беднягу  Неда Хаммерсмита. Беднягу...  -- Исидро  помолчал, оглядывая  узкие
ступени. Тонкие  брови его  чуть сдвинулись.  --  Но если гроб  был  вынесен
наверх из подвала...
     --  Совершенно верно. Один человек не мог  бы поднять гроб  с  телом по
винтовой лестнице с такой легкостью, что даже не  исцарапал стен  и косяков.
Даже  таща  его  вдвоем, они  должны были оставить множество следов.  Там, в
верхнем  подвале,  уже достаточно света, чтобы  сжечь плоть вампира, так что
отдельно они тело и гроб тоже не могли нести. И, наконец, сама дверь.
     Дон Симон поднялся  к нему по  лестнице и осмотрел вырванную с  болтами
петлю.  В  охряном  свете  лампы  его  глаза,  казалось, потемнели -- вампир
начинал понимать.
     -- Никаких следов лапки на  косяке, --  сказал он, и  Эшер отметил, что
Исидро употребил название гаечного ключа елизаветинских времен.
     -- Да, -- сказал Эшер. -- Точно так  же, как и следов  лома. Петля была
вырвана  простым  рывком.  И  опять-таки,  если не  ошибаюсь, это  лежит  за
пределами человеческих возможностей.
     В наступившей тишине  Эшер слышал отдаленный стук дождинок  по стеклам.
Затем Исидро сказал:
     -- Но это не мог  быть  вампир. Даже если он был в перчатках, чтобы  не
обжечься об осиновый кол, его бы сожгло дневным светом.
     -- Вы  в этом  уверены?  -- Эшер вернулся в  освещенную газовым  рожком
кухню.  Пустой гроб  зиял на  изношенном  грязном линолеуме пола. В  свечном
ящике у плиты Эшер нашел огарок, зажег от лампы и двинулся к двери,  ведущей
в жилую половину дома.
     -- Кальвар рассказывал когда-нибудь о Париже? О причинах отъезда?
     -- Нет. --  Исидро скользнул вслед за ним -- бесшумный  призрак в сером
костюме. Вспыхнул газ. На полу в передней лежал ровный нетронутый слой пыли.
--  Он никогда не говорил  о прошлом, даже  об  относительно недавнем. Может
быть, у него были на то причины, как и у многих из нас.
     -- Вы говорили, когда он "наносил визиты", то воздерживался от убийства
людей, пока не  встретился  с Гриппеном, не присягнул ему  на  верность и не
получил  разрешения  охотиться. Но, как выясняется, даже необученный  птенец
мог какое-то время скрываться от двух старейших вампиров Европы.
     Исидро молчал.
     -- Случалось  ли  вам когда-либо слышать  толки о вампирах старше  вас?
Скажем, старше на сто лет? На двести?
     Странное выражение мелькнуло в глубине бледных глаз дона Симона. Он как
раз начал подниматься по лестнице на второй  этаж; бесцветные волосы мерцали
подобно нимбу в свете лампы.
     -- Куда вы клоните, Джеймс?
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 15 16 17 18 19 20 21  22 23 24 25 26 27 28 ... 45
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (6)

Реклама