Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
История - Евгений Федоров Весь текст 1772.46 Kb

Ермак

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 5 6 7 8 9 10 11  12 13 14 15 16 17 18 ... 152
мычал рабочий скот и без конца неистово кричали спаги, нахлестывая  бечами
падающих от изнурения полонян, тащивших пушки.
     Девлет-Гирей  не  разбивал  юрты  на  стоянках.  Он  заворачивался  в
косматую бурку и, положив рядом ятаган, быстро засыпал. Он  не  боялся  ни
степного пожара, ни пустыни, ни криков стервятников, - в набегах  на  Русь
он привык ко всему. Просыпаясь,  он  думал  о  прежнем:  как  бы  подороже
продать Касим-пашу.
     Когда казалось, что всему будет скорый конец: кони падут без корма  и
воды, измученные люди не встанут после ночлега, - неожиданно  затуманилось
небо и к ночи собрался  дождь.  Он  полил  потоками,  бурлил,  щедро  поил
раскаленную алчущую землю, наполнял до краев лощины и ручьи. Измазанные, в
грязи, измученные люди падали лицом в лужи и жадно пили, вдыхая освежающую
прохладу.
     Касим-паша снова повеселел:
     - Теперь дойдем! Скоро будет Итиль!
     И хотя до Волги еще было далеко и кончился корм, но  все  ободрились.
Страшное осталось позади. Только Девлет-Гирей продолжал мстительно думать:
"Путь от Астрахани до Азова будет еще длиннее!"
     Он на себе испытал силу  Руси  и  не  верил,  что  Касим-паша  сумеет
одолеть ее под Астраханью.
     И опять паша  встретил  Семена  Мальцева,  худого,  страшного.  Глаза
русского ввалились в черные орбиты и сверкали, как раскаленные угли.
     - Видал, какая наша сила? - дерзко крикнул он Касим-паше. -  Это  еще
цветочки. А вот с русской ратью встретишься, еще хуже будет!
     - Я сегодня срублю тебе голову! - сердито ответил паша.
     - Ты уже однажды  обещал,  да  забыл!  Чего  тянешь,  а  может,  чего
доброго, и впрямь моя голова еще сгодится тебе на  выкуп!  -  с  насмешкой
сказал русский.
     Касим-паша поскакал вперед. Налетевшие  стервятники  с  криком  рвали
падаль. Они не пугались ни орды, ни стрел. Поднимались и снова  опускались
на раздутые туши коней.
     Какая-то сила удерживала пашу, и он не позвал палача,  чтобы  срубить
голову дерзкому пленнику. "Кто знает, что предполагает аллах?  -  рассудил
он. - Может быть, это моя судьба? И потом, никогда не поздно сделать это!"
     Он оживился, поднял лицо, так как из  степной  балки  внезапно  подул
свежий ветерок. "Вот скоро и Итиль!" - с надеждой подумал он.


     Над степью лежала тихая ночь.  Млечный  путь  опоясывал  темное  небо
жемчужным поясом; из-за курганов выкатилась золотая  луна.  Казалось,  все
уснуло, все замерло в глубокой тишине, но Ермак не верил коварному покою и
безмолвию.  Все  междуречье,  от   Дона   до   Волги,   охватило   скрытое
беспокойство: днем и ночью по балкам и  оврагам  рыскали  волчьими  стаями
ногайские наездники. Они осторожно выслеживали и с диким визгом  врывались
в одинокие русские хутора и заимки,  заброшенные  в  Дикое  Поле.  Хищники
резали  отважных  посельщиков,   предавали   курени   огню   и,   навьючив
награбленное добро, снова скрывались в безлюдных просторах.
     Кочевники с нетерпением готовились к встрече полчищ Касим-паши. Среди
этого кипучего  озлобленного  вражьего  края  казачья  ватажка  Ермака  на
крепких коньках торопилась в Астрахань предупредить русских о  беде.  Днем
казаки скрывались в диких урочищах, в камышах степных озер,  а  ночью,  не
мешкая, пускались в путь.
     На  третью  ночь  казаки  выехали  на  пологую  возвышенность.  Ермак
оглянулся и радостно крикнул:
     - Гляди, братцы, как Ивашка Кольцо честит басурман огнем!
     Далеко на  западе,  в  донской  степи,  алел  окоем.  В  густой  тьме
перебегали и трепетали веселые язычки пламени, - пылала подожженная степь.
Казаки оживились и негромко запели:

                       Загорелась во поле ковылушка,
                       Кто знает, она от чего?
                       Не от тучки, не от грома,
                       Не от жаркого лучья, -
                       Загорелась во поле ковылушка
                       От казачьего ружья...

     И чем больше разгоралось пламя на горизонте, тем веселее и  увереннее
становились казаки.
     Три ночи скакала ватажка на восток, а на четвертый день, на  заре,  в
долине заблестели широкие воды.
     - Волга! - радостно ахнули казаки и вздохнули полной грудью.
     Ермак снял шапку, ветер шевельнул черные кудри. Он соскочил с коня  и
низко поклонился:
     - Здравствуй, Волга-матушка! Здравствуй, родимая! Кланяется тебе  наш
преславный Дон Иванович!
     Любо  было  слышать  казакам  дорогие  и  верные  слова  Ермака.  Все
спешились и долго смотрели на раздольную и разгульную реку. Любовались они
и нежно-розовой  полоской,  вспыхнувшей  на  востоке,  -  вот-вот  взойдет
солнышко.
     Ведя  коней  в  поводьях,  казаки  по  росистой  траве  спустились  к
прохладному плесу.  Умыли,  освежили  лица,  огонек  прошел  по  жилам  от
прохладной воды.
     И пока сами мылись, пока купали и поили коней, взошло  солнце,  и  на
левобережье Волги, над камышами потянулся сизый туман.
     Утомленные, но счастливые казаки отыскали в тальнике укромный  уголок
и разложили костер. Над ним повесили черный от копоти котел и стали варить
похлебку.
     Ермак смотрел на золотой плес, на просинь могучей реки  и  вполголоса
пел:
     Ах ты Волга ли, Волга матушка, Широко ты, Волга, разливаешься, Что по
травушкам, по муравушкам, По сыпучим пескам да камушкам, По  лугам,  лугам
зеленым, По цветам, цветам лазоревым...
     - Братцы! - прерывая песню, закричал Богдашка Брязга. - Тут в овражке
таится хутор. Айда-те за мной!
     - Стой! - строго сказал Ермак. - Пойти можно, но  русского  добра  не
трожь! Веди нас.
     Брязга привел казаков в дикое место.  Под  вековым  дубом  приютилась
рубленая изба, двери - настежь. В темном квадрате вдруг появилась баба.  В
синем  сарафане,  здоровенная,  лет  под  сорок,  она  сладко  зевнула   и
потянулась.
     - Здорово, краса! - окликнул женщину Ермак.
     - Ахти, лихонько! - от неожиданности взвизгнула баба и мигом скрылась
в избе.
     Казаки вошли в дом. В большой горнице тишина, пусто.
     - Эй, отзовись, живая душа! - позвал Ермак, но никто не откликнулся.
     Тем временем Богдашка  Брязга  сунулся  в  чулан.  Глаза  его  озорно
блеснули: в большой кадушке он разглядел широкую спину хозяйки.
     - Ишь, ведьма, куда схоронилась! Вылезай! - незлобливо крикнул  он  и
за подол сарафана вытащил толстую бабу из кадушки. Подталкивая, вывел ее в
горницу.
     - Гляди на хозяюшку! - весело оповестил он.
     - Ты чего хоронишься, лесная коряга? - закричали казаки. -  Разве  не
знаешь порядка: когда нагрянут  казаки,  надо  встречать  с  хлебом-солью!
Проворней давай нам есть!
     Хозяйка поклонилась станичникам.
     - Испугалась, ой, сильно испугалась! - пожаловалась  она.  -  Тут  по
лазам да перелазам всякий леший бродит, а больше  копошится  ныне  ногаец!
Злющ лиходей!
     - Есть ли у тебя хлеб,  хозяюшка?  -  ласково  спросил  ее  Ермак.  -
Изголодались, краса. Как звать, чернобровая?
     Женщина зарделась. Добродушная речь казака пришлась ей по сердцу.
     - Василисой зовут, батюшка! - отозвалась она, и засуетилась по  избе.
Сбегала в клеть, добыла и положила на стол и хлеба, и рыбы, и окорок.
     -  Ешьте,  милые!  Ешьте,  желанные!  -  приятным   грудным   голосом
приглашала она, а сама глаз не сводила с Ермака. Плечистый, темноглазый, с
неторопливыми движениями, он напоминал собою домовитого хозяина.
     - И откуда у тебя, матка, столько добра? - полюбопытствовал Ермак.
     Василиса обласкала его взглядом и певуче отозвалась:
     - Волга-матушка - большая дорога! Много тут всякого  люда  бродит  на
воле. И брательники мои гуляют...
     - С кистенями! - засмеялся своей подсказке Богдашка Брязга.
     Женщина потупила глаза. Ермак понял ее душевную смуту и ободрил:
     - Не кручинься. Не кистенем, так оглоблей крестить надо  бояришек  да
купцов! Пусть потрошат мирских захребетников. "Сарынь на кичку!" - так что
ли твои брательники окликают на вольной дорожке приказного да богатого? Не
бойся, матка, нас!
     - Так, желанный, - согласилась баба. - Кто богу не грешен!
     Она нескрываемо любовалась богатырем: "Эх, и  казак!  Бровь  широкая,
волос мягкий, глаз веселый да пронзительный! И речист и  плечист!"  -  Она
поклонилась ему:
     - А у меня и брага есть!
     - Ах, какая ты вор-баба!  -  засмеялся  Брязга.  -  Вертишься,  зенки
пялишь на казака, а о браге до сих пор ни гу-гу... Тащи скорей!..
     Василиса принесла отпотевший  жбан  хмельной  браги,  налила  ковш  и
поднесла Ермаку. Казак утер бороду, перекрестилась истово  и  одним  духом
осушил ковш.
     - Добра брага! Ой, и добра с пути-дороги! - похвалил он и отдал  ковш
хозяйке.
     Василиса затуманилась, иного ожидала она. Повела гладкими  плечами  и
сказала Ермаку с укором:
     - Ты что  ж,  мой  хороший,  аль  порядков  не  знаешь?  После  браги
отплатить хозяйке полагается!
     - Чем же это? - полюбопытствовал Ермак.
     - Известно чем! - жарко взглянула она ему в глаза.
     Ермак переглянулся со станичниками и сказал женке:
     - Я казак, родимая! Не миловаться и целоваться мчал сюда. Но уж так и
быть, больно душевна ты и пригожа! - Он поднялся из-за  стола,  утер  усы,
обнял и поцеловал хозяйку. Василиса зарделась вся и с лаской заглянула ему
в глаза.
     - Неужели с Волги уйдешь? Где же казаку погулять, если  не  на  таком
раздолье!
     Ермак отстранил ее:
     - Нет, родимая, не по такому делу нынче торопимся мы. Несем мы важную
весть  для  русской  земли.  Укажи  нам  тропку,  чтобы   невидно-неслышно
проскочить в Астрахань, да и сама уходи отсюда! Великая гроза идет...
     Баба охнула и на глазах ее блеснули слезы. Потом, справясь  с  собой,
сказала:
     - Ладно, казачки, выведу я вас на тайную  тропку.  Только  Стожары  в
небе загорятся, и в дорожку, родные!
     Богдашка сверкнул серьгой в ухе,  перехватил  ковш,  и  пошел  гулять
среди казаков. Выпила и Василиса. Захмелела она от  одного  ковша  и  петь
захотела.
     - Хочешь, желанный, послушать нашу песню, - предложила она Ермаку.  -
Холопы мы, сбежали от лютого боярина, и песенка наша - э-вон какая!
     Не ожидая ответа, раскрасневшаяся женка приятно запела:

                    Как за барами было житье привольное,
                    Сладко попито, поедено, положено,
                    Вволю корушки без хлебушка погложено,
                    Босиком снегов потоптано,
                    Спинушку кнутом побито,
                    Допьяна слезами напоено...

     Ай да баба! Царь-баба! - закричали повеселевшие казаки.
     - Не мешай, братцы, - попросил Ермак. - Видишь, жизнь свою  выпевает,
от этого и на душе полегчает...
     Женка благодарно взглянула на казака и еще выше понесла свою песню:

                     А теперь за бар мы богу молимся.
                     Церковь божья - небо ясное,
                     Образа ведь - звезды чистые,
                     А попами - волки серые,
                     Что поют про наши душеньки,
                     Темный лес - то наша вотчина,
                     Тракт проезжий - наша пашенка.
                     Пашем пашню мы в глухую ночь,
                     Собираем хлеб не сеямши,
                     Не цепом молотим - слегою
                     По дворянским по головушкам,
                     Да по спинам по купеческим...

     Хорошо пела женщина! И откуда только у нее взялись удаль и  печаль  в
песне?  И  жаловалась,  и  кручинилась,  и  радовалась  она.  Закончла   и
засмеялась:
     - И как после этого моим братцам на  Волге  не  гулять.  Эх  вы,  мои
родные, оставайтесь тут..
     - Нет! - решительно отказался Ермак.  -  Не  до  гульбы  нам  теперь,
матка. Собирайся, братцы! - обратился он к станичникам. - Пора в путь. Ну,
хозяюшка, показывай дорожку!
     Василиса вывела казаков на тайную тропку и медленно, нараспев,  стала
объяснять:
     - Держитесь овражинок, там и дубнянок и орешинка, чуть что, укроетесь
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 5 6 7 8 9 10 11  12 13 14 15 16 17 18 ... 152
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама