Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
История - Евгений Федоров Весь текст 1772.46 Kb

Ермак

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 152
зарево костров.
     В этот вечер, тихий и  благоуханный,  к  Переволоке  подошла  орда  и
раскинулась станом в широкой балке, уходящей к  Дону.  Месяц  заливал  все
серебристым светом.  У  излучины  ржали  кони,  где-то  неподалеку  кто-то
забивал прикол для иноходца, и сотнями золотых звезд горели огни во  тьме.
У костров возились люди...
     - Турецкий стан, - шепнул другу Ермак. - Тут и высмотрим все!
     Казаки спешились, укрыли скакунов в густом тальнике, а сами уползли в
ковыль. Вот  и  край  овражины,  темные  кустики.  Затаив  дыхание,  донцы
залегли. Ермак чутко прислушивался. По степи разносился еле слышный топот;
но прислони ухо к родной земле, и она все расскажет казаку. Оберегая стан,
кругом рыскают ордынские разъезды.
     Прямо огромный костер, на нем черный закоптелый котел, - татары варят
махан. Гортанный говор нарушает тишину. Ордынцы пьют  кумыс,  покрякивают,
похваливаются, полами пестрых халатов утирают потные лица.
     Прямо за  большим  огнищем  -  золотой  шатер,  полы  распахнуты.  На
пуховиках сидит Касим-паша. Золотится  огонь,  отблески  его  сверкают  на
парчовой одежде паши, а над логом раскинулся  через  небо  жемчужный  пояс
Млечного Пути.
     Ермак видит... На пестром ковре в шатре бесшумно движется  в  пестрых
шароварах и зеленых сапожках смуглая наложница. Слышен повелительный голос
Касим-паши, но слов не разобрать. Казак сплюнул  и  хмуро  подумал:  "Эко,
воин, идет на Русь, а с бабой нежится!" Ему бы, старому, дома сидеть!".
     Иван Кольцо вынул стрелу, приложил к тетеве. Не миновать  тебе  беды,
старый коршун! Ермак глухо ахнул: оперенная  стрела  с  визгом  пронеслась
через  костер  и  пронзила  шатер.  В  эту  минуту   наложница   заслонила
Касим-пашу, и стрела угодила ей в сердце. Обливаясь кровью, Зулейка  упала
на ковер. Старый паша трусливо оглянулся и  захлопал  в  ладоши.  Набежали
янычары, закричали, указывая в темноту.  Ермак  понял,  что  пора  уносить
ноги. Бесшумно уползли казаки; когда сели на коней и  унеслись  далеко  за
курганы, Ермак сказал:
     - Люб ты мне, Иван, но горяч и хочешь взять врага срыва!  Коли  бить,
так надо бить наверняка!
     Кольцо не сразу отозвался, потом схватил Ермака за руку:
     - Кровь взыграла, верь мне, в другой раз не промахнусь!
     Они  выехали  на  возвышенность,  и  перед  ними   опять   показались
бесчисленные огоньки в степи.


     15 августа турецкие суда подошли к Переволоке и стали сгружать  арбы,
заступы, пушки и ядра к ним, порох, свинец, мотыги,  кирки  и  мешки.  Над
Доном носились потревоженные чайки. Ржанье коней  и  людской  говор  гулко
разносились по  воде.  Касим-паша  и  Девлет-Гирей  в  сопровождении  мурз
выехали в степь. Указывая на восток, в ту  сторону,  где  текла  величавая
Волга-река, паша сказал:
     - Велик путь  до  Итиля,  но  сбудется  воля  мудрого  из  мудрейших,
великого хункера Селима, - соединим две реки, как двух сестер. Ройте канал
и по нему пойдут наши каторги и поплывут воины...
     Девлет-Гирей ухмыльнулся в бороду, подумал:  "Не  исчерпать  воду  из
Дона, не перетаскать землю на таком просторе,  который  под  силу  одолеть
только доброму коню!" Однако  он  промолчал  и  подобострастно  поклонился
Касим-паше.
     Ранней зарей на  необозримом  пространстве  степи  вытянулись  тысячи
копачей  с  мотыгами,  заступами  и   приступили   к   прокладке   канала.
Пронзительным скрипом  оглашали  степь  большеколесные  арбы,  на  которых
отвозили землю. Орды татар относили землю  в  полах  халатов,  в  походных
сумах. К полудню солнце поднялось высоко  над  раскаленной  равниной;  оно
палило, жгло, изнуряло зноем. Сбросив одежду,  полуголые  воины  Селима  с
рвением били в землю кайлами, вгрызались в нее заступами;  пыль  клубилась
над ратью, смешиваясь с дымом костров, на которых в больших котлах ордынцы
варили конину. Воду для питья брали из Дона, но  берега  его  подстерегали
врагов. Стоило турку или татарину ступить в воду, как из камышей с  визгом
вырывалась стрела, и горе было ордынцу - он падал, сраженный насмерть!
     Касим-паша вышел из золотого  шатра  и,  указывая  на  сизое  марево,
уверял:
     - Терпите! Туда польются  воды  древнего  Танаиса-Дона!  И  там,  где
гуляли суховеи, воины Селима напоят коней! Так  угодно  аллаху,  да  будет
благословенно имя его!
     В клубах пыли и дыма солнце казалось багровым; истомленным землекопам
было в пору ложиться и умирать на жаркой, высохшей земле.
     "Нет, не вырыть нам канала! Не видать  больше  берегов  Понта!"  -  в
отчаянии думали они.
     Весна давно отошла. Под жарким солнцем поник и высох ковыль.  Затихли
на гнездовьях птицы, не пели больше  в  голубой  выси  жаворонки.  Ближние
родники пересохли, а на дальних подстерегали  казаки.  Не  исчерпать  море
ложкой, - так не перетаскать и землю на Переволоке горстями. Не бывать тут
голубым водам!
     Касим-паша смутно догадывался теперь, что изнуренное войско его ляжет
костями, но повеление хункера остается неосуществимым.
     Турки кричали своему военачальнику:
     - Надо уходить, пока не поздно!  Тут  спалит  нас  солнце  и  погубит
жажда. Пойдем к реке Итиль, на Астрахань, прямо через степи!
     Бывалые воины и янычары жаловались Касим-паше на казаков,  тревожащих
орду со всех сторон, и просили воли разделаться с ними.
     Летний день долог и бесконечен в тяжелом  труде,  трудно  дышится  на
раскаленной земле, налетает тучами овод  и  жалит  измученное  тело;  вода
мутна и тепла, - не утоляет жажды; ветры утихли и нет прохлады.  Повяли  и
засохли травы, воздух наполнился  смрадом,  так  как  стали  падать  кони,
раздутые туши которых не убирались. Воды Дона застыли в неподвижности и не
умеряли жар.
     Русская земля встретила ордынцев негостеприимно. А в одну из ночей на
темном горизонте змейками пробежали огоньки, вспыхнули жаркой  полоской  и
стали шириться, расти, и вскоре коварные языки пламени заиграли на  черном
небе. Они становились то ярче, то бледнели и  замирали,  то  вспыхивали  и
тянулись к звездам.
     - Аллах всемилостливый, степи горят! - закричали в  таборе  турки.  -
Казаки жгут сухой ковыль! Смерть! Смерть!
     Из шатра вышел толстый  Касим-паша  заплывшими  глазами  уставился  в
синие огоньки. Турки закричали ему:
     - Куда ты привел нас? Мы ищем воду, а нас самих скоро пожрет пламень!
     Паша  перетрусил,  хмуро  молчал.  Следом  за  ним  из  шатра   вышел
Девлет-Гирей, и его звонкий голос разнесся вдоль Переволоки:
     - Вы бабы, а не воины - закричал он, -  а  степи  каждый  год  огонь,
джигиты всегда жгут посохшие травы, чтоб  в  рост  пошли  новые,  молодые.
Огонь дойдет до ручья и конец ему!
     Небо багровело, языки пламени тянулись вверх, плясали  и  торопились.
Видно было, как в их багровом отсвете летали потревоженные птицы.  Было  и
красивое, и страшное в жарком степном пожаре.
     Огненная лавина все ближе и ближе. Тревожно заржали кони в табунах и,
перепуганные, развевая гривы, понеслись к табору, опрокидывая и ломая  все
на пути.
     Огонь совсем рядом, рукой подать, но пламя вдруг стало ниже. На берег
в синей дымке легко и грациозно выскочила  косуля.  Ее  бока  при  дыхании
бурно вздымались. Она подняла на длинной шее голову с небольшими рожками и
на мгновение застыла. Чуть-чуть, еле  заметно  поводила  высокими  прямыми
ушами.
     Тут и Касим-паша встрепенулся, взмахнул  рукой,  -  ему  услужливо  и
быстро подали лук и стрелу с блестящим острием. Он  проворно  схватил  их.
Глаза паши по-юношески сверкнули, и  он  немедля  нацелился  в  прекрасное
животное.
     Но что случилось? Или дрогнула рука старого воина, или глаза изменили
ему, - стрела просвистела  мимо,  испуганная  косуля  взметнулась  и,  как
видение, исчезла. Касим-паша, бледный, расстроенный, вернулся  в  шатер  и
упал на пуховики.
     Тщетно утешала его новая наложница, молодая с дикими глазами татарка,
он стонал и горестно думал: "Позор, позор! Кто теперь из воинов поверит  в
мою силу?"
     В стане всю ночь не могли успокоиться, гомонили,  спорили,  и  только
легли, а на востоке уже забрезжил рассвет. Всем казалось,  -  рано,  очень
рано пришло утро. Солнце из-за гребня увала только брызнуло лучами, а  уже
защелкали бичи - спаги поднимали людей на работу.
     При ярком солнечном сиянии страшной выглядела степь. И откуда  только
снова появился резвый ветер? Он гнал на работающих тучи  едкой  золы;  она
проникала в легкие, скрипела на зубах и покрывала потные  бронзовые  тела.
Еще жарче, невыносимее жгло и  терзало  солнце,  еще  изнурительнее  стала
работа!
     В третьем часу пополудни от жгучей жары упал один из копачей  канала.
Он лежал почерневший, с открытыми глазами, уставленными в белесое небо.  К
вечеру легло костями в пыль еще десять копачей.
     Касим-паша велел перенести его шатер к Дону, - тут легче  дышалось  и
не так тревожили крики недовольных  воинов.  Но  и  здесь  он  не  находил
душевного покоя; рядом, на воде, уткнувшись  носами  в  берег,  неподвижно
стояли ладьи, а в ладьях чего-то зловеще ждали невольники.
     Они злобно смотрели на золотой шатер, и Касим-паша  сам  слышал,  как
бородатый русский полоняник громко сказал:
     - Не дойдут они до Астрахани, все передохнут тут! А коли и дойдут, то
царь Иван Васильевич нашлет на орду свое войско, и тогда берегись,  бритая
башка!
     Касим-паша от ярости сжал зубы. Он проучит этого раба за его  дерзкие
слова! По его приказу привели полоняника,  скованного  по  рукам  и  ногам
цепями. Он был невысок ростом, худ  телом,  бороденка  всклокочена.  Жалок
человек, тщедушен, а глаза упрямые. Он не упал на колени перед пашой и  не
взмолился.
     Турок засопел, уставился на него злыми глазами.
     - Ты кто? - спросил он по-турецки.
     - Я - Семен Мальцев,  посол  государев!  Ехал  из  ногайских  улусов,
напали ордынцы, ограбили, изранили и в полон захватили. Повели освободить,
иначе Русь за меня стребует с салтана!
     Касим-паша презрительно улыбнулся в бороду, промолчал. Глаза его жгли
русского, но тот спокойно продолжал, показывая на изувеченные руки:
     - Гляди, что сталось! Гребцом на каторге был: и жаждал, и голодал,  и
страждал. Доколе так со мною будет?
     Он говорил так смело и гордо, что казалось, будто сам паша у  него  в
рабах. Руки полоняника перевязаны лохмотьями и на них засохла кровь.
     - Я прикажу срубить тебе голову! - сказал Касим-паша.
     - Мою срубишь, твою в уплату Русь достанет! Салтан царю тебя  выдаст!
- громко ответил русский.
     - Ух, шайтан! - сжал кулаки турок и закричал: - Много ли тебя есть  -
хил и слаб, раздавлю, как червя!
     - Сколько есть, весь тут! Умучить думаешь, - не боюсь. Русь сильна!
     Он смотрел в глаза паши смело,  и  Касим  чувствовал  в  его  взгляде
непокоримую и непреодолимую силу. "Таких не сломишь!" - с досадой  подумал
он и рассудил про себя: "Кто знает, что будет впереди, может и  пригодится
в игре этот пленник?". И сказал паша:
     - Я прикую тебя к пушке и ты не сбежишь, пойдешь с нами  раскаленными
степями к Астрахани!
     - Что ж, спасибо и на этом! - спокойно  ответил  русский.  -  Ведь  и
Астрахань - наша родная, русская землица!
     Касим-паша захлопал в ладоши, мгновенно появились два рослых спага  и
схватили полоняника. Они увели Семена Мальцева и приковали его к пушке,  а
каторги  с  гребцами-невольниками  увели  книзу,  поставили  подальше   от
золотого шатра.
     Работа по рытью канала невыносимо изнуряла войско. Только  скрывалось
солнце и гасла заря, люди, еле утолив голод, валились на землю и  засыпали
в тяжелом сне.
     И  тут  пришла  тревожная  пора:  от  утомления  засыпали  не  только
землекопы, часто находили сонной и стражу.
     Стояли безлунные ночи. В лагерь врывались  конные  казаки.  Бесшумно,
словно тени, проникали в стан и резали сонных ордынцев, янычар  и  спагов.
Когда всходило солнце, Касим-паша падал на коврик и молился аллаху:
     - Великий и всемогущий, побереги мою  жизнь.  Что  творится  на  этой
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 152
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама