Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
История - Евгений Федоров Весь текст 1772.46 Kb

Ермак

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 ... 152
при сем лукавце речь держать?
     - Это верно, лукавец, зело изрядный лукавец Максимка, хитер, но крест
целовал на верность и тайну не вынесет из сей избы.
     Подьячий сделал постное лицо и заскрипел пером.
     Ермак сказал:
     - Турский султан  надумал  Астрахань  повоевать.  Послал  он  большое
войско. Ведет Касим-паша янычар, спагов, а с ним орда Девлет-Гирея.
     Лицо воеводы омрачилось, глаза сверкнули.
     - Вот как! Вновь поднялись! - вскричал он. - Сказывай, казак, дале!
     - Двинулся Касим-паша с пушками  и  воинскими  припасами  на  Дон,  -
продолжал Ермак. - Из Азова на каторгах все везли. Надумал паша Переволоку
изрыть и донскую воду с Волгой породнить, да не пришлось...
     - Пуп, что ли, надорвал? - усмехнулся воевода.
     - Не по силам выпало, да и казаки степь пожгли, колодцы  засыпали,  а
сейчас мы попалили все: пожарищем Касим-паша идет, поубавит силы!
     - Спасибо, донцы! - поклонился  станичникам  Черебринской.  -  Поклон
Дону! Догадывались мы о многом, а теперь вся ясно. Скажи,  сколько  легких
пушек захватил турский паша и сколь у него войска?
     Ермак неторопливо, толково пояснил. Суровый взгляд воеводы  перебежал
на подьячего.
     - Что жмуришься, яко кот. Пиши! - приказал он.  -  А  вы,  казаки,  с
дороги отдохните, а потом обсудим, что дале! Так что ли?
     - Так! - за всех согласился Ермак.
     - Андрейка, сведи казаков в избу, накорми, напои, да в баню их, пусть
испарятся! - воевода огладил седеющие усы и, подойдя к Ермаку,  сказал:  -
Люб ты мне! - и остальным донцам: - Любы, братцы-донцы!..
     Казаки ушли, а Черебринской опустил голову, задумался. Знал  он,  что
турки собираются на Астрахань, но смущало другое: почему обычно заходившие
в город турские и бухарские корабли сейчас дошли только до устья  Волги  и
выжидательно стали на приколе?
     "Почему они на Астрахань не  жалуют?  Неладное,  видать,  затеяли!  -
тревожился воевода. - А ногайцы и того хуже, - кишмя кишат подле крепости,
на торжках да в караван-сараях много чужого  люда  появилось.  Ну,  теперь
погоди, не так дело повернется!" - воевода тяжело заходил по комнате:
     - Ты,  Максимка,  кличь  приставов!  Очистить   город   от   вражьего
племени!..
     В тот же день на крепостном валу усилили караулы, по улицам и базарам
засновали разъезды, которые хватали  всякого  подозрительного  и  вели  на
допрос.
     Когда казаки умылись и насытились, их потянуло ко сну.  Но  спать  не
пришлось: в слюдяных оконцах вдруг зарделось зарево.
     "Пожар", - тревожно догадался Ермак и распахнул оконце.  Над  городом
пылали языки пламени.
     - Что случилось? - спросил он  приставленную  к  донцам  стряпуху.  -
Горит, а набата нет?
     Баба спокойно отозвалась:
     -  Посады  палят.  Ногайцев   набилось   видимо-невидимо,   за   лето
понастроили без спросу хибар. Вот и выжигают нечесть!
     Ермак натянул кафтан на широкие плечи, привязал саблю:
     - Пойдемте, братцы, поглядим.
     Казаки пешком  обошли  город.  Как  быстро  все  переменплось!  Базар
опустел, затих,  вокруг  стало  пустынно.  На  окраине  с  треском  пылали
мазанки. Здоровенные бородачи-стрельцы,  напирая  на  ордынцев,  гнали  их
прочь от города:
     - Кто дозволил вам быть тут?
     На улицах взволнованно жался народ, бирюч выкрикивал:
     - Торговым людям, кто бы он не был и какой веры не  значился,  ущербу
не  будет.  Русь  торговала  и  торговать   будет   со   всеми.   А   ныне
Астрахань-крепость русская и лишнему человеку тут  не  место.  А  ворам  и
злодеям, кто замыслит измену, - смерть!
     На  другой  день  и  впрямь  поймали   переметчиков-ногаев,   которые
добирались до складов с зельем и хотели поджечь их. Ногайцев  допросили  и
повесили на устрашение врагам. Усилили караулы.  На  валах  темнели  жерда
пушек, расхаживали стрельцы с бердышами. И всю  ночь  на  башнях  крепости
перекликались караульные:
     - Славен город Москва!
     - Славна Астрахань!
     - Славен Нижней-Новгород!
     В темноте да  в  тишине  перекличка  звучала  торжествено  и  строго:
чуялось, что в крепости действует сильная и крепкая рука.
     Ермак с казаками приметили, как дородный  и  ладный  Черебринской  на
своем высоком и сером аргамаке объезжал остров и поторапливал стрельцов:
     - Живей, живей, служивые! Нам ли боятся орды? Стояли и  стоять  будем
на русской земле!
     Вечером над Астраханью появились крикливые стаи воронья; они  унизали
кресты церквей, деревья, частоколы крепости. От  их  карканья  становилось
тошно на душе.
     - Точно на падаль слетелись, - с досадой сказал  Ермак.  -  По  всему
видать, Касим-паша близко!
     Догадка подтвердилась. На берегу Волги стрельцы  подобрали  паромщика
Власа. Он лежал уткнувшись лицом в землю, а между  худых  лопаток  торчала
оперенная стрела. Старик тяжело дышал и, когда его поднимали, вымолвил:
     - Понуждали переправить дозорных, а я паром  угнал.  Да  не  уберегся
малость. Ну что ж, пожил свое и на том хвала господу!
     Старика не донесли до крепости - скончался в дороге.
     На закате над Волгой разнесся шум. Толпы народа вышли  на  вал  и  на
берег реки. Над степью плыли тучи пыли  -  тысячи  турецких,  татарских  и
ногайских конников тянулись по  прибрежной  дороге.  Доносились  гортанные
голоса и ржание коней.
     В народе гомонили:
     - Касим-паша идет...
     - Добрался, окаянный, до Волги, теперь коней напоит в русской реке!
     В толпе стоял Ермак и вместе с другими кипел гневом.
     - Пришел Касим-паша с конями на Волгу, а  уйдет  без  них,  -  твердо
выговорил он. - Конец ему тут! Стояла и будет стоять здесь русская земля!
     - Ой, верно говорено! - отозвались в народе.
     А вороны тем временем с великим граем  покидали  Астрахань  и  летели
навстречу  вражьему  войску,  опаленному  солнцем,   закопченному   дымом,
запыленному, усталому и  уже  потерявшему  веру  в  победу.  Словно  чуяло
воронье, где можно будет поживиться.



                                    4

     Первого сентября Касим-паша с поредевшим войском подошел к Астрахани,
но не посмел с хода броситься на город, а  раскинулся  станом  на  древнем
Хазарском  городище.  Ночью  над  Волгой  зажглись  тысячи  костров,  ярко
пылавших в густой ночной тьме. По воде далеко разносилось конское  ржанье.
Воевода  Черебринской  в  темном  кафтане  безмолвно  стоял  на   валу   и
вглядывался в сторону городища. До утра  не  прекращался  гул  в  турецком
стане, слышался топот конницы, вспыхивали и пламенели все  новые  и  новые
костры. Казалось, ими были усеяны все рынь-пески, и блеск их  сливался  со
сверканием звезд.
     "Ногайская  орда   подошла!"   -   догадался   воевода,   но   хранил
хладнокровие. Показав на костры, он сказал окружавшим его:
     - В пешем бою ордынцу не взять русского, а на крепости и подавно зубы
поломают!
     Ермак, которого  за  воинскую  доблесть  приблизил  к  себе  воевода,
уклончиво ответил:
     - И пешие перед конными бежали, и крепости рушились. Главное - в духе
воина!
     - Правдивые слова! - согласился Черебринской. - Бесстрашный да  умный
воин крепче камня и дубового тына.
     А огни на равнине прибывали, будто звездное небо роняло их на  землю.
Топот не смолкал. Только к утру  все  стихло,  и  когда  рассеялся  туман,
астраханцы увидели тысячи юрт и табуны коней. Солнце  казалось  тусклым  в
сизом дыму костров. Сотни челнов раскачивались на легкой волне. Словно  по
мановению невидимой руки,  на  берегу  выросли  толпы  ордынцев,  пеших  и
конных. Пешие с гомоном забирались в ладьи, а конные потянулись по берегу.
     На крепостном валу закричали:
     - Орда плывет, готовь встречу!
     Ермак выбежал из дозорной башни, за ним  -  казаки.  Среди  стрельцов
степенно расхаживал воевода.
     - Пушку "Медведицу" навести на стремнину! - наказывал он пушкарям.  -
Как выплывут громадой, угостить их ядрышком!
     У берега, на приколе, стояли сотни бусов, малых стругов, а подле  них
суетились ратные люди. Завидя это, Ермак стал просить:
     - Дозволь, воевода, нам, донцам, на реке с баграми погулять!
     - Гуляй, казаки! - разрешил Черебринской. - Люблю  потеху  да  удаль.
Только гляди, сноровкой да умом бери, и  плыть,  когда  "Медведица"  песню
отревет!
     Станичники кинулись к берегу, раздобыли багры.  В  буераке  толпились
астраханские женки и кричали со слезами:
     - Ой, плывут нехрести! Ой, плывут по наши душеньки!
     - Цыц, дурашливые! - прикрикнул на них Ермак. Взгляд его был  грозен,
- женки сразу присмирели.
     Ордынские ладьи, толпясь большой утиной стаей, выплыли на  стремнину.
Шальная Волга разом подхватила их и понесла. Многие  суденышки  оторвались
от стаи и, как ни старались гребцы, их завертело, потянуло к морю.
     - Ай-яй! - разносились по реке  крики.  И,  как  бы  в  ответ,  вдруг
рявкнула "Медведица".
     - Ишь ты, знатно-то как! Голосиста! - одобрили казаки.
     Ядро хлестко ударило в ордынскую ладью, и сразу от нее полетели щепы,
заголосили люди. Очутившись  в  быстрине,  уцелевшие  хватались  за  борта
соседних ладей и опрокидывали их.
     - Эко, крутая каша заварилась! Ой, и  воевода!  -  похвалил  Ермак  и
поднял багор, намереваясь вскочить в струг. Но Брязга удержал казака:
     - Поостерегись малость, Тимофеевич, еще не отгудела свое "Медведица".
     И тут опять ударило  из  пушки.  Брызги  сверкнули  искрами,  и  пуще
прежнего завопили ордынцы. Кружившие по воде  отдались  стремнине,  другие
загребали к берегу.
     Конники спустились в Волгу и поплыли, держась за гривы  коней.  Опять
рявкнула пушка и на сей раз угодила по скопищу плывущих всадников. Тут  же
Ермак и казаки не ждали. С  баграми  они  бросились  к  стругам  и  дружно
ударили веслами. Тучи стрел полетели навстречу, но казаки не  устрашились.
Размахивая веслами, гребцы запели:
     Эх, ты Волга, мать-река, Широка и глубока, Ай да, да ай да, Ай да, да
ай да! Широка и глубока!
     - Алла! Алла! - закричали рядом, и Ермак поднял багор.
     - Братцы, бей супостата! - заорал он  и,  размахнувшись  багром,  изо
всей силы ударил турка по бритой голове. Тот и не  охнул,  опрокинулся  на
борт и перевернул ладью. С оскаленными зубами, вопя, торопились отплыть от
рокового места  более  сильные,  но  их  хватали  за  плечи  трусливые  и,
захлебываясь, в последней жестокой  схватке  затягивали  в  глубь  быстрой
стремнины. Там, где только что барахталось тело, на минутку  вспыхивала  и
угасала мелкая крутоверть.
     Крепко упершись ногами в устои ладьи, Ермак размахивал багром, крушил
вражьи головы,  опрокидывал  челны.  Ему  помогали  браты-казаки,  так  же
яростно орудуя баграми.
     - В Астрахань заторопились...  а  ну-ка  остудись,  подлая  башка!  -
кричали донцы.
     - Бачка, бачка! - вопили ногайцы. - Мы свой!
     - Ага, в беде своим назвался! Ах, окаянный переметчик!
     На бугорке, на белом аргамаке, отмытом  в  волжской  воде,  в  пышном
плаще, сидел Касим-паша и наблюдал за  переправой.  Он  выкрикивал  что-то
конникам, но что могли поделать они? Стремнина уносила  многих  из  них  в
синюю даль, многие гибли тут же на глазах.  Воды  Волги  покрылись  телами
воинов, плывущими конями, за хвосты и гривы которых цеплялись десятки  рук
и тянули животных на дно.
     Поодаль от Касим-паши у шатра стоял Девлет-Гирей, хмурый, с замкнутым
лицом. Три сына его - царевичи молча следили за отцом. Он долго  и  упрямо
молчал. И когда могучее течение Волги смыло  последнего  всадника,  махнул
рукой и сказал с горечью:
     - Зачем было идти на Итиль? Я говорил...
     Немногие ордынцы добрались  до  астраханского  берега,  и  тут  женки
полонили их. Мокрых, посиневших они погнали их в крепость.
     - Пошли, пошли, вояки!
     Навстречу женщинам выехал воевода на вороном коне.  Веселым  взглядом
он встретил женок:
     - Это откуда столь набрали бритоголовых?
     - Торопились, вишь, в Астрахань,  да  обмочились  с  испугу.  К  тебе
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 ... 152
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама