Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Питер Уилан Весь текст 126.75 Kb

Школа ночи

Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
        Питер Уилан. Школа ночи

     пьеса в 2-х действиях
     перевод с английского Сергея Волынца














     ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

     Кристофер МАРЛО

     Том Стоун

     Томас Уолсинхэм

     Одри Уолсинхэм

     Сэр Уолтер Рэли

     Том Кид

     Розалинда Бенетти

     Инграм Фрайзер

     Пол Скерс

     Ник Поли

     Офицер

     Актеры комедии дель-арте






     ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
     СЦЕНА 1
     Скэдберри,   графство   Кент.  Комната  в  загородном  поместье  Томаса
УОЛСИНХЭМА,  преобразованная МАРЛО  в некое  сочетание кабинета-библиотеки и
лаборатории  алхимика.  Здесь  карты  звездного  неба,  астролябия,  большой
глобус,  кабалистические  символы,  колбы,  реторты. Под  потолком  - чучело
крокодила.
     В убранстве комнаты, прежде всего в конструкции светильников, а также в
шелковых  драпировках  и  орнаментах, просматриваются черты  венецианского и
восточного стиля.
     Уже почти рассвет. МАРЛО работал всю ночь. Теперь он читает "молитву: в
этом монологе сочетание сарказма, насмешки и истинного чувства.
     МАРЛО. О ты, бессмертный, всевидящий, всеобоняющий, волшебно кареглазый
и божественно влажноносый.  Ниспошли мне  мудрость и прозрение,  дабы мог  я
познать  судьбу свою. Всемогущий  и шелудивый, в окружении райских блох,  да
отвратишь  ты  от  меня  все  напасти. Подними  могучую  лапу  свою  и ороси
божественной  влагой  путь  мне предстоящий.  Пусть всепроникающий нюх  твой
подскажет мне,  что  сбудется  со мною.  Да  святится  имя  твое, рожденного
пресвятой Непорочной Сукой,  всемилостивейший кобель, всеведающий  кабыздох,
непостижимый в легавости своей, всемогущий ПЕС!
     П а у з а.
     МАРЛО пытается вызвать в сознании уже знакомое ему видение
     Я  хочу  видеть.  То,  что  уже  видел  прежде. Комната.  Три фигуры...
Тишина... И река внизу...
     Ничего не происходит
     Ниспошли  мне мудрости, всемогущий  Пес,  ибо  то  -  другое  божество,
занявшее незаконно твой престол, отказывается просветить меня.  И  сатана не
торопится поделиться со мною своим знанием и не подчиняется моей воле...
     МАРЛО открывает огромный фолиант и читает заклинание из Фауста.
     "...Orientis princeps  Belzebub inferni ardentis monarcha et Demogorgon
propitiamus vos ut appareat et surgat Mephistophilis!"
     Насмешливо поглядывая вокруг, МАРЛО ждет
     Чего мне ждать? В бессмертии души я усомнился, а значит и торговать мне
нечем. Есть лишь одно божество, и я с благоговением чешу его за ухом...
     Крик петуха
     Неужели и ты отвернешься от меня?
     Снова крик петуха
     Если он крикнет в третий раз...
     Тишина.  МАРЛО  ложится  на  кушетку. Через окно  в  комнату  проникает
фосфоресцирующий свет. МАРЛО пытается сосредоточиться
     Я слышу  запах воды... Да, это пахнет река. Дай мне  увидеть... Дай мне
увидеть мою судьбу.
     Монотонный звук.
     Сцена наполняется  светом, и комната  становится местом, куда переносит
МАРЛО его воображение. Теперь это почти пустая комната, где блики отраженной
воды переливаются по белым стенам.
     Трое мужчин, закутанных в плащи, в надвинутых на глаза шляпах, сидят за
грубым столом спиной  к зрителям. МАРЛО остается  лежать на кушетке спиной к
ним.
     Во время этой "метаморфозы", мы слышим  музыку, которая обычно играется
во время смены декораций в представлениях театра масок.
     Комната.  Три  человека.  Они  не  смотрят  на меня.  Три  неподвижных,
молчаливых  силуэта. Я  тоже не могу заставить себя взглянуть на них.  Но  я
могу спросить их... Доброго вам утра,  джентельмены. Надеюсь, вы не вестники
смерти, и явились, чтобы сообщить мне о начале  новой  жизни.  И это значит,
что сама сущность моя сейчас преобразиться, и я вознесусь на такие высоты, о
каких раньше не смел и помышлять. Я прав? Ведь вы здесь, чтобы  разделить со
мной окрыляющее знание, с помощью которого я вознесусь с той же легкостью, с
какой блики от речной  воды скользят по стене. В таком случае скажите: кем я
стану?
     Свет начинает меркнуть
     МАРЛО.  Нет, не уходите!  Ответьте мне! Я удержу вас. Все начинается  с
запаха воды. Если я удержу этот запах, вы не уйдете...
     Делает глубокий вздох.
     З а т е м н е н и е.
     Когда  сцена  снова  наполняется  светом,  мы  вновь  видим  комнату  в
Скэдберри.  Только  теперь  на  дворе  -  яркое  летнее  утро.  Трое  мужчин
поворачиваются  лицом к зрителям. Это Том КИД,  Инграм ФРАЙЗЕР  и Том СТОУН.
Очевидно, что они проделали долгий и утомительный путь верхом. СТОУН  сильно
взволнован тем, что сейчас ему предстоит впервые  увидеть МАРЛО.  Сам МАРЛО,
кажется, спит.
     КИД. Доброе утро, Кит. А вот и твой актер...
     Тут  он  умолкает, делает  знак  остальным и  на  цыпочках  идет  через
комнату. В это мгновение МАРЛО просыпается с криком...
     МАРЛО. Ответьте мне! Ответьте...
     КИД. Ответить? Что ответить?
     МАРЛО с трудом соображает, кто перед ним
     МАРЛО. Том? Инграм? А это еще кто с вами?
     КИД.  Твоя  беда  в  том,   что  ты  спишь,  когда  все  бодрствуют,  и
бодрствуешь, когда все спят.
     МАРЛО. Нет, я не спал. Я все видел...
     Последние  слова  относятся  к посетившему МАРЛО  видению.  Трое  вновь
прибывших испытывают при этих словах непонятное чувство тревоги.
     ФРАЙЗЕР. Кит,  это Томас  Стоун. Тебе  ведь  нужен актер?  Ну вот.  Его
труппа распалась. Считай, что тебе повезло. Он нынче совершенно не у дел.
     МАРЛО. Мастер Стоун...
     СТОУН. Для меня большая честь быть представленным вам.
     МАРЛО. Вы знаете, что от вас потребуется?
     СТОУН. Я быстро заучиваю роль.
     МАРЛО. Речь  всего об одной  сцене. Из "Дидоны  и  Энея". Вам эта пьеса
незнакома - ее ни разу не играли на публике.
     СТОУН. И играть предстоит уже сегодня вечером?
     МАРЛО.  Я не собираюсь устраивать представление века. Затея лишь в том,
чтобы  немного  поразвлечь  местную  публику.  Вы будете играть  Энея,  сына
Венеры...
     МАРЛО с сомнением разглядывает Стоуна
     СТОУН. Он разочарован.
     КИД. Чепуха!
     СТОУН. Я так и знал!
     МАРЛО. Да нет... Правда, будь он помоложе...
     КИД. Он одного возраста с тобой.
     МАРЛО. Да? Ну что ж, я тоже не прочь бы сбавить пяток лет.
     СТОУН. У меня есть парик. Но я всегда снимаю его, когда езжу верхом.
     МАРЛО. Это разумно. Итак, ваша труппа распалась. Как поживает Гуиллам?
     МАРЛО проверяет Стоуна, и тот это чувствует
     Он по-прежнему возглавляет труппу?
     СТОУН.  Да.  Бедняга  страдает  ужасно.  Ему  пришлось  распродать  все
костюмы.
     МАРЛО. Кого вам доводилось играть?
     СТОУН. Царей, сенаторов, отшельников... Папу Римского.
     МАРЛО. В "Фаусте"? На гастролях?
     СТОУН. Нет, в Лондоне. В театре "Роуз". И всего только два раза.
     МАРЛО, похоже, не очень этому верит
     КИД. В театре "Роуз"? А в моих пьесах вам не доводилось играть?
     СТОУН. Э-э...
     КИД. Кид. Меня зовут Том Кид.
     СТОУН. А, "Испанская трагедия"... Нет, не доводилось.
     МАРЛО. Значит, только в "Фаусте"?
     СТОУН. Да.
     МАРЛО.  Отлично.  может,  мы сыграем  сцену  из "Фауста". Но  главное (
"Дидона и Эней".
     СТОУНА слегка пошатывает. МАРЛО встревожен.
     В чем дело?
     СТОУН. Простите. Сегодня утром я не успел поесть.
     МАРЛО отходит от него
     МАРЛО. Как давно он не был в Лондоне?
     ФРАЙЗЕР. Месяца два.
     МАРЛО. Ты уверен?
     ФРАЙЗЕР.  Кит!   Я   слишком   хорошо  тебя   знаю,   чтобы   поступать
неосмотрительно...
     КИД. Что ты предлагаешь? Осмотреть его под мышками и в паху?
     МАРЛО. А не плохая идея.
     КИД. Английский Мерлин боится? Где же твоя волшебная сила?
     СТОУН. Я не заражен, сэр.
     Неожиданно стаскивает с себя камзол и рубашку и поднимает вверх руки
     МАРЛО. Ах, добрый сэр! Я вас обидел. Так вот же!
     Также стаскивает с себя камзол
     Теперь  мы  в равном  положении. Можно  сказать, нас больше  ничего  не
разделяет.
     КИД обменивается взглядом с Фрайзером
     КИД. Может, нам лучше уйти?
     МАРЛО. Все остальное может подождать. Я понимаю, вы прямо из седла? Вот
- здесь хлеб, яйца, ягоды.
     Протягивает Стоуну еду. СТОУН одевается
     МАРЛО. Теперь все мои  сомнения  рассеялись.  Но, может, они возникли у
вас?  Добро пожаловать в  Скэдберри.  Скоро вас представят нашему добрейшему
хозяину Тому  Уолсинхэму и  его  супруге  госпоже  Одри.  Весьма влиятельное
семейство. Его  покойный кузен, сэр Фрэнсис, был секретарем Тайного  совета.
Они вхожи даже к СТАРОЙ ЛЕДИ...
     С п о х в а т ы в а е т с я
     Инграм... Если тебя не затруднит... Музыкантов.
     ФРАЙЗЕР. Сейчас приведу.
     ФРАЙЗЕР  уходит, слегка  улыбаясь, т.к. понимает,  что  от  него просто
хотят избавиться
     МАРЛО (Стоуну). Что вы скажете об Инграме?
     СТОУН. Он точно знает, чего хочет.
     МАРЛО. Встречались с ним прежде?
     СТОУН. Нет.
     КИД. Он шпион.  Не  какой-то там  домашний стукач,  а настоящий  шпион.
Здесь все шпионы. Даже Кит...
     МАРЛО неприятно упоминание об этом
     МАРЛО. Инграм  профессионал. А  я так - баловался.  "И  было  это все в
стране иной..."
     СТОУН узнает цитату из "Мальтийского еврея"
     СТОУН. "...К тому же девка приказала долго жить".
     МАРЛО. Вы знаете, кого вам предстоит развлекать?
     КИД. Он не знает.
     МАРЛО испытывает раздражение. СТОУН замечает это.
     СТОУН. Нет.
     МАРЛО. Но что он важная персона, вы несомненно догадываетесь.
     СТОУН. Он?
     МАРЛО и КИД удивлены.
     МАРЛО. Да уж, конечно, не ОНА.
     КИД. Будь здесь она, вас бы на пять миль не подпустили к дому.
     МАРЛО. Впрочем, я бы не сказал, что ЕГО и ЕЕ разделяет стена.
     П А У З А.
     СТОУН. Эссекс?
     МАРЛО. Нет, благородный граф слишком высокороден для этой роли.
     КИД. Речь о другом.
     СТОУН. Другом?
     КИД. Фаворит.
     СТОУН. Испанец?
     МАРЛО пристально смотрит на Стоуна.
     Сэр Уолтер Рэли?
     МАРЛО. "Испанец"! А вы неплохо осведомлены.
     СТОУН. Его так прозвали за смуглый цвет кожи.
     МАРЛО. Кто вам сказал?
     СТОУН. Я думал, это всем известно.
     МАРЛО. Известно, но только в пределах двора ее величества.
     П А У З А.
     МАРЛО.  Ну  что  ж,  вы  угадали. Сэр Уолтер. Щедрая душа, но при  этом
весьма опасная  личность. Теперь же,  когда есть основания предполагать, что
ее расположение к нему не столь сильно, как прежде...
     Замечает удивление на лице СТОУНА.
     Да, да... Теперь он сам толком не знает, кто друг ему, а кто враг, и от
того становится еще  опаснее. Мы были с ним дружны когда-то.  Поэт. Храбрец.
Мыслитель.  Но  мы живем  в стране,  где человек с  подобными  достоинствами
вынужден  унижаться,  разыгрывая  любовь к  одной  августейшей и престарелой
девственнице.  Итак,  Том... У  меня такое чувство, что в мире остались одни
Томы.  Вы гость,  и  поэтому мы будем называть вас  Том.  А Кид у нас  будет
Том-Содом.
     С м е е т с я
     КИД. Шуточки Марло. Как всегда, непостижимы.
     МАРЛО. А Тома Уолсинхэма мы назовем на шотландский манер Тэм, тем более
что и он, и его женушка имеют кое-какие интересы в стане шотландцев.
     КИД  и  МАРЛО  (фальцетом   и  с  сильным  шотландским  акцентом).   Да
здравствует королева Джеймс!1(
     МАРЛО. Итак, Том, последний вопрос. Вы протестант?
     СТОУН. Разумеется...
     МАРЛО. И сколь велик ваш протест?
     СТОУН.  Ни  больше,  и  не  меньше, чем этого требуют  ее величество  и
архиепископ.
     Дипломатичность ответа произвела впечатление на МАРЛО
     МАРЛО.  Когда-то мы с Уолтером  Рэли и еще  кое с кем  состояли в одном
обществе,  которое стремилось  к постижению  истины.  Вернее, многих  истин,
порой  весьма предосудительных, если так можно сказать  об истине... Сегодня
Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама