Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Торнтон Уайлдер Весь текст 295.17 Kb

Каббала

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4  5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 26
гравюр  Фортуни.  С  шеи  свисала  на  грудь  отлитая  в  эпоху
Возрождения редкостная медаль, превосходящая размерами все, чем
осмелилась бы украситься любая другая дама.

---------------------------------------------------------------------------

     1) пора пить шампанское (фр.)
     2) дворецкий (фр.)
---------------------------------------------------------------------------

     Поскольку   мисс   Грие   желала   слышать  каждое  слово,
произносимое за  ее  столом,  обитатели  Рима  давно  и  вполне
основательно  жаловались на царившую за ним тесноту: мы сидели,
прижимаясь  друг  к  другу,  будто  туристы,  решившие   наспех
перекусить  в  Модане.  Но  то была не единственная условность,
которую нарушала мисс Грие: она обсуждала  качество  блюд;  она
при  первой же возможности обрывала беседу с теми, кто сидел от
нее по правую руку, и  обращалась  к  сидевшим  по  левую;  она
непринужденно   переговаривалась  со  слугами;  она  причудливо
смешивала в разговоре  французскую,  английскую  и  итальянскую
речь;   наконец,   она   позволяла  себе  упоминать  о  гостях,
приглашенных, но не сумевших  прийти.  Мне  вдруг  бросилось  в
глаза,  что  она не притрагивается к подаваемым нам блюдам. Она
начала свою  трапезу  с  небольшой  чаши  сухариков  и  грецких
орехов,  к  которым  позже,  --  когда  мы  принялись за фазана
по-суворовски, приправленного трюфелями и  гусиной  печенкой  и
источающего  густой  темный сок, приобретаемый дичью лишь после
того, как ее отмочат в мадере, -- позже  добавилась  кашица  из
американских  злаков,  обваренных кипятком и сдобренных маслом.
Не могла она удержаться  и  от  того,  чтобы  не  поддразнивать
гостей  на  довольно  опасный  манер:  ударившегося  в политику
Герцога по поводу его скучных  речей;  миссис  Осборн-Кейди  по
поводу    карьеры    концертирующей   пианистки,   которой   та
пожертвовала ради более нежели заурядных разочарований семейной
жизни. В начале обеда ее беспокойный взгляд на миг  остановился
на  мне, она уже было забормотала нечто зловещее, но передумала
и велела слуге подложить мне еще oeufs cardinal1,  с  некоторой
надменностью  прибавив,  что  это  единственные oeufs cardinal,
которые  можно  есть  в  Европе,  что  Мими  (пожилая   княгиня
Галицина) имеет глупость бахвалиться своим поваром, научившимся
ремеслу в вокзальных ресторанах, и так далее, и так далее.

---------------------------------------------------------------------------

     1) яйца по-кардинальски, т.е. под красным соусом (фр.)
---------------------------------------------------------------------------

     По  левую  руку  от  меня  сидела  девица  восходившего  к
Меровингам  высокого  рода,   мадемуазель   Мари-Астри-Люс   де
Морфонтен,   дочь   Клода-Эльзиара   де  Морфонтен  и  Кристины
Мезьер-Берг; ее дед, граф Луи Мезьер-Берг был женат  на  Ракель
Кранц,  дочери  великого финансиста Макси Кранца, и в 1870 году
состоял при Ватикане французским послом.  Она  была  необычайно
богата, говорили, что у нее больше акций Суэцкого канала, чем у
Ротшильдов.  Высокая, с длинными руками и ногами, костистая, но
почему-то не казавшаяся особенно худощавой. Продолговатое белое
лицо ее, обрамленное  двумя  длинными  сердоликовыми  серьгами,
приводило  на  ум некую символическую фигуру с фриза Джотто, не
уместившуюся в композицию  целиком,  но  словно  светящуюся  от
всеобъемлющей  духовной  страсти.  Голос  ее  был  хрипловат, в
манерах сквозила восторженность, первые десять минут  разговора
она  высказывалась невпопад, поскольку мысли ее блуждали где-то
далеко;  чувствовалось,  впрочем,  что  они  рано  или   поздно
вернутся.  Так  и  случилось,  причем результат оказался весьма
впечатляющим. Она сжато  обрисовала  мне  движение  французских
роялистов.  По  всей  видимости,  она  страстно веровала в цели
этого движения, но ни во что не ставила практикуемые им приемы.
     -- Никакой король во Франции  невозможен,  --  воскликнула
она,   --  пока  в  ней  не  осуществится  великое  возрождение
католицизма. Без Рима Франции не вернуть былого величия. Мы  не
готты,  мы  латиняне.  Это  готты  насильственно насадили у нас
чуждый нам строй. Со временем  мы  вновь  обретем  себя,  наших
королей,  нашу  веру,  нашу латинскую суть. Я еще увижу, прежде
чем умру, как Франция обращается  к  Риму,  --  прибавила  она,
стискивая перед подбородком ладони.
     Я   робко  ответил  в  том  духе,  что  и  французский,  и
итальянский  темпераменты  представляются   мне   на   редкость
неприспособленными  для  республиканского строя, после чего она
положила на мой рукав длинную бледную руку и пригласила в конце
недели посетить ее виллу.
     -- Там вы познакомитесь с  нашими  взглядами,  --  сказала
она, -- Кардинал тоже приедет.
     Я  спросил,  какой  именно.  Огорчение, выразившееся на ее
лице, показало мне, что -- по крайности в том кругу, в  котором
она  вращается, -- число кардиналов равняется не семи десяткам,
а единице.
     -- Кардинал Ваини, конечно. Безликих священнослужителей  в
Конклаве  сейчас  на  удивление  мало,  и  все  же единственный
кардинал, которому присущи оригинальность, ученость и  обаяние,
это кардинал Ваини.
     Мне  так часто приходилось сталкиваться с оригинальностью,
ученостью и обаянием (не говоря уже о  благочестии)  на  низших
ступенях церковной иерархии, что утверждение, будто наверху эти
качества столь редки, меня потрясло.
     -- А  кроме  того,  --  прибавила  она,  --  кто  иной так
дружески расположен к Франции, этой мятежной дочери Церкви?  Вы
еще  не  знакомы с Кардиналом? Какими он обладает познаниями! И
вообразите, совсем не  желает  писать!  Я  не  хочу  показаться
непочтительной,  но  по-моему Его Высокопреосвященство одолела,
как бы это выразить? -- вялость. Весь  мир  ожидает  объяснения
некоторых    противоречий   в   писаниях   Святых   Отцов,   он
единственный, кто способен дать  такие  объяснения,  и  тем  не
менее  он  молчит.  Мы  молимся  об  этом. Ему по силам вернуть
Церкви почетное место в современной литературе. Быть может,  он
в  состоянии  даже  единолично  добиться  победы дела, которому
каждый из нас предан всей душой.
     Я осторожно поинтересовался, что это за дело.
     Она взглянула на меня с удивлением.
     -- Ну как же, провозглашение божественного  права  королей
догматом  Церкви.  Мы  надеемся  в  ближайшие двадцать пять лет
добиться с этой целью созыва Экуменического Совета.  Я  думала,
вам  это  известно, собственно говоря, я решила, что вы один из
наших соратников.
     Я ответил, что  я,  во-первых,  американец,  а  во-вторых,
протестант,   полагая,   что   такой   ответ  избавит  меня  от
обременительного существования в качестве католика-роялиста.
     -- О, -- сказала она, -- среди нас много людей, которых на
поверхностный взгляд  наше  движения  ничем  заинтересовать  не
может.  У  нас есть евреи, агностики, художники и, представьте,
даже анархисты.
     На этот раз я окончательно  уверовал,  что  сижу  рядом  с
человеком,  страдающим помрачением разума. "Миллионеров в таких
случаях под замок не сажают",  --  сказал  я  себе.  Сама  идея
попытаться  созвать  в  двадцатом  веке совет, способный облечь
коронованных особ сверхъестественной святостью да еще и  внести
веру  в эту святость в свод убеждений, обязательных для всякого
верующего, представлялась мне не  благочестивым  мечтанием,  но
свидетельством  умственного  расстройства.  В  тот  вечер мы не
имели возможности вернуться к этой теме,  но  я  несколько  раз
замечал,  что  ее  полубезумный взгляд подолгу задерживается на
мне с выражением, подразумевающим знакомство куда более тесное,
чем я согласился бы признать.
     -- В одиннадцать часов я пришлю за вами машину, -- сказала
она, вставая из-за стола. -- Приезжайте непременно. Я собираюсь
просить вас об огромной услуге.
     По возвращении в гостиную я оказался рядом с Адой  Бенони,
дочерью  известного  сенатора.  Выглядевшая слишком юной, чтобы
появляться на  вечерах,  она  тем  не  менее  обладала  кроткой
осмотрительной  умудренностью  хорошо  воспитанной  итальянской
девушки. Я почти сразу попросил ее рассказать мне о Каббале.
     -- О, Каббала это не более чем шутка, -- ответила она.  --
Никакой  Каббалы  на  самом деле не существует. Хотя я понимаю,
что вы имеете в виду. --  И  глаза  девушки  тщательно  оценили
расстояние между нами и ближайшими к нам группами собеседников.
-- Под  Каббалой подразумеваются люди, у которых много общего и
которые всегда держатся один за другого.
     -- И все они богаты? -- спросил я.
     -- Нет... -- подумав, ответила девушка. -- Нам не  следует
говорить  так  громко.  Кардинал  Ваини  совсем  не  богат да и
герцогиня д'Аквиланера тоже.
     -- В таком случае, все они интеллектуалы?
     -- Княгиня д'Эсполи далеко не интеллектуалка.
     -- Что же тогда у них общего?
     -- Собственно говоря, ничего, кроме... кроме того, что они
презирают большую часть людей -- вас, меня, моего  отца  и  так
далее. У них имеется нечто такое, некий великий дар, он-то их и
объединяет.
     -- А  вы  верите  в то, что они действуют заодно, планируя
происходящие то там, то здесь беспорядки?
     Лоб девушки собрался морщинами, она слегка порозовела.
     -- Нет, я не думаю,  что  их  намерения  таковы,  --  тихо
сказала она.
     -- Но таковы результаты их деятельности? -- настаивал я.
     -- Как  вам  сказать,  они  просто  сидят у себя в Тиволи,
разговаривая о нас, и иногда, сами того не ведая, что-то  такое
непонятным образом делают.
     -- Вы многих из них знаете?
     -- О, всех понемногу, -- быстро ответила девушка. -- Любой
из нас  знает их всех. Кроме Кардинала, конечно, с ним мало кто
знаком. И они мне  нравятся,  каждый  из  них.  Они  становятся
дурными людьми лишь когда собираются вместе, -- пояснила она.
     -- Мадемуазель де Морфонтен пригласила меня провести конец
недели на ее вилле в Тиволи. Я их там увижу?
     -- О да. Это их, как говорится, рассадник.
     -- А  соваться туда не опасно? Вы можете дать мне какой-то
совет, перед тем как я к ним отправлюсь?
     -- Нет.
     -- Определенно можете.
     -- Ну хорошо, -- сдвигая  брови,  согласилась  она.  --  Я
советую  вам  быть...  быть  глуповатым. Это непросто. Имейте в
виду, поначалу они будут вести себя очень сердечно. Они  сильно
увлекаются людьми, но потом устают от них и отступаются. Бывают
и  исключения,  время от времени они находят кого-то, подобного
им, и окончательно принимают  этого  человека,  так  появляется
новый  член  Каббалы.  В  Риме полно людей, прошедших испытание
Каббалой, но не  ставших  для  нее  своими.  Мисс  Грие  это  в
особенности  свойственно.  Она ведь познакомилась с вами совсем
недавно, правда?
     -- Ну, в общем, да -- сегодня вечером.
     -- Так вот, некоторое время она не будет отпускать вас  от
себя  ни на минуту. Вскоре она подойдет к вам и попросит, чтобы
вы остались на ночной ужин. Ее ночные ужины знамениты.
     -- Но я попросту не могу на него остаться. Я пришел к  чаю
и меня тут же пригласили на обед. Смешно будет, если я останусь
еще и на ночной...
     -- В  Риме ничто не смешно. Вы просто проходите испытание,
вот и все. Люди сближаются здесь с  великой  поспешностью.  Это
очень  увлекательно.  Не  пытайтесь противиться. Попытаетесь --
ничего хорошего не получится. Хотите узнать, как я поняла,  что
вас  выбрали  для  испытаний?  Я  вам  скажу.  Сегодня сюда был
приглашен мой жених, а всего за час до обеда  ему  принесли  на
дом  записку  с  просьбой прийти в следующую пятницу, а сегодня
отправиться в Оперу.  Она  такие  фокусы  часто  проделывает  и
означает  это  только  одно: она нашла новых друзей, которых ей
хочется  в  этот  вечер  иметь  под  рукой.  Конечно,   второе,
утешительное  приглашение,  выглядит всегда гораздо сердечнее и
почетнее первого, тем не менее мы на нее рассердились.
     -- Да  уж  представляю  себе.  Простите,  что  я  оказался
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4  5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 26
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама