Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Тарковский А. Весь текст 123.63 Kb

Сценарий фильма "Зеркало"

Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
     Сценарий фильма "Зеркало" Андрея Тарковского

     Журнал "Киносценарии No6/1994 года"

Сценарию и фильму "Зеркало" - 20 лет.
Выросли новые поколения, новые таланты.
Но мы возвращаемся к "Зеркалу"
и слышим голос Андрея Тарковского, будто сегодня, будто сейчас...
Шедевры, как известно, проверяются только временемИ

Александр Мишарин
Андрей Тарковскии

Что в имени тебе моем?
Но в день печали, в тишине,
Произнеси его, тоскуя;
Скажи: есть память обо мне,
Есть в мире сердце, где живу я...

А. С. Пушкин

А зима все-таки пришла. Прошел пер-
вый снег, который, наверное, завтра раста-
ет. В центре города его станут убирать ма-
шинами, пока еще темно, и дворники нач-
нут свою каждодневную борьбу со снегом,
которая будет длиться несколько месяцев,
почти до самого начала апреля.
Здесь, ближе к окраине, этот легкий, еще
молодой снег радует больше. Он напоми-
нает о Новом годе и кажется началом пра-
здника. Еще по-ноябрьски поздно светает,
а люди, выходя из дома, невольно думают:
"Ну вот и зима... Как незаметно прошел еще

один год!.." А когда сквозь низкие облака
угадывается солнце, длинная улица с высо-
ким белым домом среди деревянных
особнячков с палисадниками и сараями в
глубине дворов кажется некстати нарядной
и от этого растерявшейся. На улице стоит
новая, уже зимняя тишина, и каждый звук
кажется легким, открытым и звонким. И по-
чему-то хочется начать новую жизнь.

У входа на кладбище женщины торгуют
еловыми ветками и бумажными цветами, а
постовой, который их наверняка знает не
первый день, стараясь не обращать на них
внимания, стоит у заиндевелой витрины цве-
точного магазина и смотрит на поздние цве-
ты за стеклом.
В распахнутые ворота входят люди с за-
вернутыми в ветошь лопатами и граблями...

- Да... Это ты, мам?
- Да, да... Что-нибудь случилось?
- Ничего не случилось. Просто так...
- А у тебя все по-прежнему? Ты хоть что-
нибудь делаешь?

3

Андрей Таркоаский с матерью, Марией Ивановной.(иллюстрация)

- Что я тебе могу сказать? Ничего не
делаю... собираюсь с мыслями. Ты не по-
мнишь, как называлась эта речка, ну на ху-
торе, такое еще странное название...
- Какая речка? В Игнатьеве? Ворона?
- А, да, да, правильно. Ворона.
- А зачем тебе это?
- Да ни зачем, просто пришло в голову.
- Ты что, только для того и звонил, что-
бы узнать, как Ворона называлась?
- Знаешь, я, наверное, сегодня не смогу
зайти. Я позвоню. Ну ладно, пока.
- Ты откуда говоришь?
- Из города, из автомата...

По кладбищу, по его заснеженным зако-
улкам движется немногочисленная процес-
сия. Мужчины несут гроб. Впереди - чело-
век с лопатой, он идет быстрее и поэтому
время от времени останавливается и ждет.
Легкий порыв ветра, еле заметный в го-
роде, здесь, среди высоких деревьев, про-

сыпал снег на непокрытые голову и лицо
умершего...

Мне никто не верит, когда я говорю, что
помню себя в полтора года. А я действи-
тельно помню лестницу с террасы, сирене-
вый куст, я катаю по перилам алюминиевую
крышку от кастрюли, и такой солнечный,
солнечный день...

Закрыли крышку, и вдруг кто-то, всхлип-
нув, упал, требуя открыть гроб, и замер, и
только тогда стало тихо в этом печальном
лесу, и, еле-еле поскрипывая, качаются де-
ревья.

Иногда мне кажется, что лучше ничего
не знать и стараться не думать о смерти так
же, как мы не могли думать и ничего не зна-
ли о своем рождении.
Зачем, кому это нужно, чтобы жизнь ухо-
дила так жестоко, безвозвратно, почему нуж-

но мучиться отчаянием и опустошенностью,
откуда у людей столько сил? За что они рас-
плачиваются? Почему чем больше мы лю-
бим, тем страшнее, непоправимее потеря?
Почему, по какому праву мы так привыкли к
смерти? Зачем природа заставляет нас быть
настолько легкомысленными, что мы забы-
ваем о ней? Ведь и так, кажется, мы уже
все вынесли. Разве недостаточно людей
умерло? Зачем отнимать, может быть, по-
следнее, что у нас осталось? Ведь смерт-
ность в войнах уже исчисляется не сотнями
и тысячами, а миллионами и десятками мил-
лионов! А может быть, после следующей
войны никого не останется и некому будет
нас оплакивать?!
Но люди умирают, и их везут на пушеч-
ных лафетах, зарывают в песок, завернув в
мокрую простыню, по ним плачут пережив-
шие детей отцы, им вырубают могилы во
льду и стреляют три раза в воздух...
Может быть, лучше никого не любить,
ослепнуть, оглохнуть, убить в себе память?
Как остановить все это?!
И вдруг мне в голову приходит заклина-
ние:

И он к устам моим приник,
И вырвал грешный мой язык,
И празднословный, и лукавый,
И жало мудрыя змеи
В уста замершие мои
Вложил десницею кровавой.
И он мне грудь рассек мечом,
И сердце трепетное вынул,
И угль, пылающий огнем,
Во грудь отверстую водвинул...

...Умирают совсем одинокие люди, кото-
рых некому похоронить, умирают в глубо-
кой старости и, не начав жить, умирают, ис-
пепеленные напалмом, и на борту корабля,
когда море становится их могилой, когда их
провожают молчанием, почтительным и хо-
лодным, когда рыдают их любимые, когда
они гибнут от пули, тонут в болотах, в сотнях
километров от родного дома, и их хоронят с
цветами и официальным салютом, умирают
незаметно, посреди спектакля, уходят в зем-
лю, в песок, в огонь, в безвестность, в горе
любящих, в их отчаянную опустошенность.
Когда они уходят, уходят и уходят в темноту
прервавшейся жизни.

... Как труп, в пустыне я лежал.
И бога глас ко мне воззвал:
"Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
Исполнись волею моей
И, обходя моря и земли,
Глаголом жги сердца людей.

Земля поднимется и упадет в сторону, и
гроб выйдет из могилы, и откроется крыш-
ка, и люди отойдут в оцепенении, и слезы
вернутся обратно.

Прошло совсем немного времени, и люди
вернулись в город, будничный, шумный,
живой...

Вопросы, на которые должна ответить
моя мать*:
Вы уезжали в эвакуацию, когда
началась война. Вы не помните, ка-
кого числа это было? Кто Вас прово-
жал? Как Вы доехали? Вспомните,
пожалуйста.
А где Вы жили во время эвакуа-
ции ? Что это были за места? Вы раньше
там бывали когда-нибудь?
Кого Вы больше любите - сына или
дочь? Кто Вам ближе? А раньше, ког-
да они были детьми?
Как Вы относитесь к открытию ядер-
ной энергии?
Вы любите устраивать у себя дома
праздники и приглашать гостей?
Вы умеете играть на каком-нибудь
музыкальном инструменте? И никогда
не учились? А петь? А в молодости?
Вы любите животных? Каких имен-
но? Собак, кошек или лошадей?
А что Вы думаете о "летающих та-
релках"?
Верите ли Вы в приметы?
Вы долгое время работали в одном
и том же учреждении. Пачему? Навер-
ное, можно было бы найти более ин-
тересную работу?
Как Вы относитесь к такому-
понятию, как "самопожертвование"?
Почему Вы после разрыва с мужем
не пытались выйти замуж? Или не
хотели?

--------------------------------------
*Текст должен быть набран шрифтом,
имитирующим пишущую машинку (А.
Тарковский).

5

Филипп Янковский в роли Игната.(иллюстрация)

Тихая и неглубокая Ворона, заросшая
непроходимым ольшаником, перевитым хме-
лем, поплескивая на поворотах, пересекала
широкий луг. Мы с сестрой бродили по теп-
лой воде и в нависших над водой кустах
разыскивали дикую смородину. Губы наши
были синими, ладони розовыми, а зубы го-
лубыми.
Неподалеку от мостка из двух повален-
ных ольшин мать полоскала белье и скла-
дывала его в белый эмалированный таз.

- Маня-а-а! - раздался удвоенный эхом
голос с бугра, поросшего лесом.
- Дуня?! - крикнула в ответ мать.
- Маня-я! - неслось сверху. - Свово-то
пойдешь встреть? Он ведь на двенадцати-
часовом приехать долж-о-он!
- Дуняша! Спустись, а?! Белье возьмешь!
А я побегу-у-у! Ладно?! И ребят!
- Ла-а-а-дно! ..
Мать торопливо вышла из воды и, на ходу
опуская рукава платья, побежала в гору по
тропинке, терявшейся в лесу.
- Эй! Не уходите никуда! Сейчас тетя

6

Дуня придет! - крикнула она нам и скры-
лась среди деревьев.

Дорога от станции шла через Игнатьево,
поворачивала в сторону, следуя изгибу Во-
роны, в километре от хутора, где мы жили
каждое лето, и через глухой дубовый лес
уходила дальше, на Томшино. Между хуто-
ром и дорогой лежало клеверное поле. От
нашей изгороди дороги не было видно, но
она угадывалась по людям, которые шли со
станции в сторону Томшина. Сейчас дорога
была пуста.
Мать сидела на гибкой жердине забора,
протянувшегося по краю поля. Отсюда даже
по походке нельзя было определить, кто
именно появился на дороге. Обычно мы уз-
навали приезжающих к нам только тогда,
когда они появлялись из-за густого, широ-
кого куста, возвышающегося посреди поля.
Мать сидела и ждала. Человек, медлен-
но идущий по дороге, скрылся за кустом.
Если сейчас он появится слева от куста - то
это ОН. Если справа, то не ОН, и это зна-
чит, что ОН не приедет никогда.
Прохожий вышел из-за куста справа.
Прохожий (подходя). Простите, девуш-

Маргарита Терехова и роли матери героя, Марии Николаевны (иллюстрация)

Арсений Александрович Таковский (иллюстрация)

ка. Я на Томшино правильно иду?
Мать. Вам не надо было от куста свора-
чивать.
Прохожий (оглядываясь). А... А это что?
Мать. Что?
Прохожий. Ну... Что вы здесь сидите? ..
Мать. Я здесь живу.
Прохожий. Где? На заборе живете?
Мать. Я не понимаю. Что вас интересу-
ет? Дорога на Томшино или где я живу?
Прохожий (заметив за деревьями хутор).
А-а... здесь дом. (Громыхнув кожаным сак-
вояжем.) Представляете, взял с собой все
инструменты, а ключ позабыл. У вас случай-
но не найдется гвоздика или отвертки?
Мать. Нет. Нет. Нет у меня гвоздика.
Прохожий. А что вы так нервничаете?
Дайте руку. Да дайте, я же врач. (Берет ее
руку в свою.)
Мать. Ну?
Прохожий. Вы мне мешаете. Я так не
могу сосчитать.
Мать. Ну что, мне мужа позвать что ли?
Прохожий. Да нет у вас никакого мужа.
Кольца-то нет! Где кольцо обручальное? Хотя
сейчас редко кто носит. Старики разве...
Неловкая пауза.

8

Прохожий. А папиросу у вас можно по-
просить? (Закурив, присаживается на забор
рядом с матерью.) А почему вы такая груст-
ная? А?
Забор с треском обрушивается. Оба па-
дают на землю. Мать вскакивает. Прохожий,
лежа в траве, хохочет.
Мать. О господи! Я не понимаю, чему
вы так радуетесь.
Прохожий. Вы знаете, приятно упасть с
интересной женщиной. (Пауза, во время
которой прохожий рассматривает траву и
кусты растущие вокруг.) А знаете, вот я упал,
и такие тут какие-то вещи... корни, кусты...
А вы никогда не думали... вам никогда не
казалось, что растения чувствуют, сознают,
может, даже постигают? Деревья, орешник
вот этот.
Мать (недоуменно). Это ольха...
Прохожий (раздражаясь). Да это неваж-
но! Никуда не бегают. Это мы все бегаем,
суетимся, все пошлости говорим. Это все
оттого, что мы природе, что в нас, не ве-
рим. Все какая-то недоверчивость, тороп-
ливость что ли... Отсутствие времени, что-
бы подумать.
Мать. Послушайте, вы что-то...

Кадр из фильма "Зеркало'*. Оператор Г.Рерберг. (иллюстрация)

Прохожий (не давая ей договорить). А!
Ну-ну-ну. Я это уже слышал. Мне это не гро-
зит. Я же врач.
Мать. А как же "Палата Э 6"?
Прохожий. Так это же он все выдумал!
Сочинил! (Поднимает с земли свой саквояж
и уходит по тропинке, ведущей в поле. Ос-
танавливается.) А знаете что, приходите к
нам в Томшино! У нас там даже весело бы-
вает!
Мать (кричит ему вслед). У вас кровь!
Прохожий. Где?
Мать. За ухом. Да нет, с другой сторо-
ны!
Прохожий махнул рукой и зашагал по
тропинке к повороту на Томшино.
Мать долго смотрела ему вслед, потом
повернулась и медленно пошла назад к ху-
тору.

Лампу еще не зажигали. Мы с сестрой
сидели за столом в полутемной горнице и
ели гречневую кашу с молоком. Мать, стоя
у окна, вынула из чемодана какую-то тет-
радь и, присев на подоконник, стала ее пе-
релистывать.

Последних листьев жар сплошным самосожжением
Восходит на небо, и на пути твоем
Весь этот лес живет таким же раздражением,
Каким последний год и мы с тобой живем.
В заплаканных глазах отражена дорога,
Как в пойме на пути, кусты отражены.
Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама