Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - А&Б Стругацкие Весь текст 360.43 Kb

Сказка о Тройке (2)

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 5 6 7 8 9 10 11  12 13 14 15 16 17 18 ... 31
вытекла, лужа на полу, и дальше вытекает. Ну  что  мне  было  делать?  Эх,
думаю, семь бед - один ответ. Перелил я, что осталось, в эту банку, совру,
думаю, что-нибудь, а может, и вовсе не заметят... Но  это  еще  что!  -  В
глазах его  мелькнул  пережитый  ужас.  -  Бурый  ведь  он  был,  ребятки,
переливал его, видел... А тут выхожу за  банкой  -  мать  моя,  мамочка  -
синий!.. Не-ет, вгонят они меня в гроб, сегодня бы уже и вогнали, если  бы
не вы, ребятки, благодетели мои...
     Мы с Эдиком переглянулись.
     - М-м? - спросил я.
     - Ну что ты, - неуверенно сказал Эдик, - Не может быть... Вряд  ли...
Сомнительно что-то... Хотя...
     Когда мы спускались по лестнице, он сказал:
     - Вся беда в том, что это - Витька. Никогда нельзя угадать, на что он
не способен.



                                    5

     Вечернее заседание не состоялось. Официально нам было объявлено,  что
Лавр Федотович, а также товарищи Хлебовводов  и  Выбегалло  отравились  за
обедом грибами и врач  рекомендовал  им  всем  до  утра  полежать.  Однако
дотошный комендант не поверил официальной версии. Он при  нас  позвонил  в
гостиничный ресторан и переговорил со своим кумом, метрдотелем. И что  же?
Выяснилось:  за  обедом   Лавр   Федотович,   выступая   против   товарища
Хлебовводова   в   практической   дискуссии   относительно   сравнительных
преимуществ прожаренного бифштекса перед  бифштексом  с  кровью,  стремясь
выяснить на деле,  какое  из  этих  состояний  бифштекса  наиболее  любимо
народом  и,  следовательно,  перспективно,  скушали  под  коньячок  и  под
пльзенское  бархатное  по  четыре  экспериментальные   порции   из   фонда
шеф-повара. Теперь им совсем плохо, лежат пластом и  до  утра,  во  всяком
случае, на людях появиться не смогут.
     Комендант ликовал, как школьник, у которого внезапно и тяжело заболел
любимый учитель. Я - тоже. Один только Эдик остался недоволен. Он как  раз
намеревался на  вечернем  заседании  учинить  очередной  сеанс  позитивной
реморализации всей компании.
     Мы купили по стаканчику мороженого, попрощались с комендантом и пошли
к себе в  гостиницу.  По  дороге  на  меня  напал  из-за  угла  старикашка
Эдельвейс. Я дал ему рубль, но это не произвело на него обычного действия.
Я отдал ему свое мороженое, но он  не  отставал.  Материальные  блага  его
больше не интересовали. Он жаждал благ  духовных.  Он  требовал,  чтобы  я
включился  в  качестве  руководителя  в  работу  по  усовершенствованию  и
модернизации  его  эвристического  агрегата  и  для  начала  составил   бы
развернутый план этой работы, рассчитанной на  три  года  (пока  он  будет
учиться в аспирантуре). Через пять минут беседы  свет  стал  мраком  перед
моими глазами, горькие слова готовы были вырваться, и  страшные  намерения
близились к осуществлению. Старикашку спас Эдик. "Такого  рода  работу,  -
вежливо, но твердо сказал он, - следовало бы начать с тщательного изучения
литературы. Приходилось ли вам читать "Азбуку радиотехники" Кина?" Старику
вообще не приходилось читать, и скрывать этого он не стал.  "Прекрасно,  -
сказал я, возвращаясь к  жизни.  -  Немедленно  запишитесь  в  библиотеку,
возьмите там "Азбуку", "Геометрию" Киселева и что-нибудь  по  алгебре  для
восьмого  класса.  Прочтите  и  законспектируйте.  До  конца  этой  работы
извольте меня не беспокоить". Старикашка спросил меня, что такое  алгебра,
и  удалился,  увлекаемый  агрегатом,  которому,  видимо,  надоело   стоять
спокойно.
     Поднявшись в свой номер, мы обнаружили там следующее. Витька Корнеев,
очень довольный, валялся в ботинках на моей койке  и  разглагольствовал  о
свободе воли. Роман, голый  по  пояс,  сидел  у  окна,  и  Федя  осторожно
обмазывал   ему   алую   распухшую   спину   какой-то    желтой    дрянью,
распространяющей аптекарский запах. Клоп Говорун  взобрался  на  стену  и,
зажав нос, с  неодобрением  на  них  поглядывал,  ожидая  случая  вставить
словечко-другое.
     - А, работяги! - вскричал при виде  нас  Витька,  дрыгнув  ногами.  -
Прозаседавшиеся!  Как  здоровье  многоуважаемого  товарища  Вунюкова?  Как
утилизировали дело номер шестьдесят четыре? Распили на четверых или вылили
на помойку?
     - Значит, это все-таки ты натворил? - сказал Эдик.
     - Хватать и тикать, - ответил Витька. - Сто раз я вам говорил.
     - Убирайся с моей койки, - потребовал я.
     - Я вам тысячу раз говорил, остолопам, - сказал Витька, перебираясь с
моей койки на свою. - Нельзя ждать милостей от природы  и  бюрократии.  Я,
например, никогда не жду. Я выбираю подходящий момент, хватаю и рву когти.
Но я знаю, что все вы чистоплюи и моралисты. Без меня вы бы здесь  сгнили.
Но я есть! И я сегодня все устрою. Эдельвейса я утоплю в канализации. Чего
тебе еще нужно, Сашка? Черный Ящик тебе? Будет тебе Черный Ящик,  я  знаю,
где он у них стоит... Теперь Амперян. Чего тебе нужно, Амперян?  А,  Клопа
тебе? Давай сюда тару какую-нибудь...
     С этими словами он схватил Говоруна за ногу и потащил  со  стены,  но
тот заорал таким ужасным голосом, что из соседнего номера к нам  постучали
и в грубых выражениях предложили прекратить  безобразие.  Витька  отпустил
Клопа,  и  Говорун,  оскорбленно   отодвинувшись,   принялся   массировать
потревоженную ногу.
     Витька понизил голос и начал рассказывать, как он нынче ночью  проник
по водопроводной трубе  в  павильон,  где  томился  в  своем  керамическом
снаряде Жидкий пришелец; как он долго не мог вскрыть  контейнер,  как  он,
наконец, несмотря на кромешную тьму, расколол его  взглядом  над  бидоном,
позаимствованным в кладовке у коменданта  ("...у  него  там  целое  сырное
производство, у кулака, даже сепаратор есть..."), как потом  долго  искал,
что бы этакое налить в опустевший контейнер, пока не обнаружил  в  подвале
ведро с какой-то бурдой... В Институт он  трансгрессировался  в  два  часа
ночи, работал  до  обеда,  как  зверь,  получил  огромное  удовольствие  и
кое-какие довольно пока скромные результаты, и вот он снова здесь, юный  и
свежий, как д'Артаньян, чья шпага всегда - к услугам друзей. Пришелец шлет
всем приветы, утверждает, что только в Витькиной лаборатории  почувствовал
себя на Земле как дома, а  бидон  он,  Витька,  честно  приволок  обратно,
потому что он, Витька, ученый,  а  не  какой-нибудь  паршивый  домушник  и
теперь намерен вскорости вернуть бидон владельцу, так что если кому-нибудь
нужно  что-нибудь  хапнуть  на  территории  Колонии,  то  ради  бога,   не
стесняйтесь, он, Витька, готов.
     Роман отнесся к этому рассказу, в общем,  сочувственно,  хотя  слушал
его уже второй раз и этот второй раз, по его словам, ничем не отличался от
первого: то же хвастовство и те же сомнительные притязания на честность. Я
не без восхищения обозвал  Витьку  шпаной  и  уголовником.  Эдик  же  явно
расстроился и сказал, что это нечестно, что это свинство,  что  коменданта
сегодня из-за Витьки чуть не довели до разрыва сердца, что это  не  метод,
что Витька доиграется, что порядочные люди так не поступают и так далее.
     Витька неприятно ухмыльнулся и спросил, а как же поступают порядочные
люди. Он, Витька, очень интересуется узнать, что в такой  ситуации  обычно
делают порядочные  люди.  Он,  Витька,  уже  полмесяца  ждет  каких-нибудь
порядочных  результатов  от  действий  порядочных   людей.   Может   быть,
порядочные люди все-таки снизойдут и  просветят  его,  темного  уголовного
Витьку, как надлежит им, порядочным людям, поступать. Может быть, они даже
поступят как-нибудь, наконец?
     Эдик ответил, что да, порядочным человеком быть гораздо труднее,  чем
темным  и  уголовным.  Действия  порядочных  людей  всегда  направлены  на
улучшение  окружающего  мира.  Порядочные   люди   не   могут   испытывать
удовлетворения, если им удалось достигнуть пусть  даже  самой  благородной
цели  неблагородными  средствами.  Тем  и  труднее  положение  порядочного
человека в сравнении с положением  темного  и  уголовного,  но  порядочный
человек вынужден тщательно и придирчиво отбирать средства  для  достижения
целей в каждом частном конкретном случае.
     Витька ответил, что, по его наблюдениям,  так  называемые  порядочные
люди были всегда чрезвычайно сильны  в  теории.  Но  его,  Витьку,  сейчас
меньше всего интересует теория, его интересует  практическая  деятельность
порядочных людей.  Уж  не  принуждают  ли  его,  Витьку,  рассматривать  в
качестве образца такой деятельности  жалкий  благотворительный  спектакль,
разыгранный товарищем Амперяном на вчерашнем вечернем заседании? ("...Если
уж взялся, так и довел бы до конца, чистоплюй; прикончили бы насильственно
облагороженные стервятники насильственно облагороженного дурака Эдельвейса
- было бы дело, а то один пшик и розовые сопли...")
     Эдик, сильно покраснев, заявил,  что  Корнеев  решительно  ничего  не
смыслит в методике позитивной реморализации, а потому его, Эдика, никак не
задевает этот плоский,  безграмотный  выпад.  Он,  Эдик,  и  в  дальнейшем
намерен продолжать попытки довести Тройку до верхнечеловеческого уровня, и
хотя он, Эдик, отнюдь не гарантирует стопроцентной  удачи,  он,  Эдик,  не
видит пока другого пути существенного улучшения данного участка мира.  Он,
Эдик, предвидит, однако, что дальнейшая  дискуссия  в  таком  тоне  должна
неизбежно выродиться в  вульгарное  препирательство,  на  которое  Корнеев
мастер, и поэтому он,  Эдик,  просит  высказаться  по  существу  дела  как
присутствующего здесь Александра Привалова, известного  своей  добротой  и
объективностью, так и присутствующего здесь Романа Ойру -Ойру, старшего из
магистров.
     Известный своей добротой и объективностью Александр Привалов  в  моем
лице честно и прямо  заявил,  что  вся  эта  проблема  представляется  ему
надуманной, если, конечно, не считать небезынтересной, хотя и  высказанной
мимоходом, идеи  относительно  Эдельвейса  и  канализации.  Он,  добрый  и
объективный  Привалов,   ждет   только   субботы,   когда   Тройка   будет
рассматривать дело номер девяносто семь,  надеется  это  дело  выиграть  и
после этого покинет Китежград навсегда, унося в клюве Черный Ящик. А  пока
он   намерен   всеми   разумными   средствами   выражать   свою    горячую
заинтересованность деятельностью  Тройки  и  присутствовать  на  всех  без
исключения заседаниях, дабы не упустить и тени шанса.
     Старший из магистров  к  моменту  своего  выступления  закончил  холю
ногтей, густо напудрил воспаленные от бритья щеки и, развеся  на  трельяже
все свои восемнадцать галстуков из тринадцати различных стран мира,  решал
задачу на оптимум. Он начал свое заявление с того, что  все  здесь  правы,
каждый по-своему, и, следовательно, все здесь не  правы.  Он,  старший  из
магистров,  всячески   приветствует   благородное   намерение   Э.Амперяна
разоблачить членов Тройки в их собственных глазах и  показать  им,  какими
они могли бы быть, если бы не были такими, каковы  они  есть.  Он,  Роман,
всегда  считал,  что  позитивная  реморализация  является  высшей   формой
воздействия человека на человека, но он  же,  Роман,  считает  необходимым
напомнить, что далеко не всегда высшая форма воздействия является в то  же
время  и  наиболее   эффективной.   Он,   Роман,   всячески   приветствует
положительный фатализм А.Привалова, его, А.Привалова, нерушимую надежду на
счастливый случай, ибо что бы там ни говорили, а  счастливый  случай  есть
необходимая компонента  всех  начинаний.  Но  он  же,  Роман  (старший  из
магистров), напоминает, что в нашем реальном мире вероятность  счастливого
случая всегда  была  и  остается  значительно  меньше  вероятности  любого
другого. Наконец, действия В.Корнеева  вызывают  в  нем,  Романе,  чувство
невольного восхищения, каковое чувство, впрочем,  в  значительной  степени
омрачается сознанием того, что указанные действия определенно лежат по  ту
сторону морали. Нет, он, старший из магистров,  не  знает  общего  решения
поднятой здесь проблемы. Ему кажется совершенно естественным,  что  каждый
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 5 6 7 8 9 10 11  12 13 14 15 16 17 18 ... 31
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама