Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - А&Б Стругацкие Весь текст 426.72 Kb

Понедельник начинается в субботу

Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 37
стоя на  одной  ноге.  Во  дворе  кто-то  сказал  тихонько:  "Спать  пора,
засиделись мы сегодня с тобой". Голос был  молодой,  женский.  "Спать  так
спать, - отозвался другой голос. Послышался протяжный зевок. -  Плескаться
больше не будешь сегодня?" - "Холодно что-то. Давай баиньки". Стало  тихо.
Бабка зарычала и заворчала, и я осторожно вернулся на диван. Утром  встану
пораньше и все поправлю как следует...
     Я лег на правый бок, натянул одеяло на  ухо,  закрыл  глаза  и  вдруг
понял, что спать мне совершенно  не  хочется  -  хочется  есть.  Ай-яй-яй,
подумал я. Надо было срочно принимать меры, и я их принял.
     Вот, скажем,  система  двух  интегральных  уравнений  типа  уравнений
звездной статистики; обе неизвестные  функции  находятся  под  интегралом.
Решать, естественно, можно только численно, скажем, на БЭСМе... Я вспомнил
нашу БЭСМ. Панель управления цвета заварного крема.  Женя  кладет  на  эту
панель газетный сверток и неторопливо его разворачивает. "У тебя  что?"  -
"У меня с сыром и колбасой". С польской полукопченой, кружочками. "Эх  ты,
жениться надо! У меня котлеты, с чесночком, домашние. И соленый  огурчик".
Нет, два огурчика... Четыре котлеты и для  ровного  счета  четыре  крепких
соленых огурчика и четыре куска хлеба с маслом...
     Я откинул одеяло и сел. Может быть в машине что-нибудь осталось? Нет,
все, что там было, я съел. Осталась поваренная книга для  Валькиной  мамы,
которая живет в Лежневе. Как это там... Соус пикан. Полстакана уксусу, две
луковицы... и перчик. Подается к мясным  блюдам...  Как  сейчас  помню:  к
маленьким  бифштексам.  Вот  подлость,  подумал  я,  ведь  не   просто   к
бифштексам, а к ма-а-аленьким бифштексам. Я вскочил и подбежал к  окну.  В
ночном воздухе отчетливо пахло ма-а-аленькими  бифштексами.  Откуда-то  из
недр подсознания всплыло:  "Подавались  ему  обычные  в  трактирах  блюда,
как-то: кислые щи, мозги с горошком, огурец соленый (я глотнул)  и  вечный
слоеный сладкий пирожок..."  Отвлечься  бы,  подумал  я  и  взял  книгу  с
подоконника. Это был Алексей Толстой,  "Хмурое  утро".  Я  открыл  наугад.
"Махно, сломав сардиночный нож, вытащил из кармана перламутровый  ножик  с
полсотней лезвий и им продолжал орудовать, открывая жестянку  с  ананасами
(плохо дело, подумал я), французским паштетом, с омарами, от которых резко
запахло по комнате". Я осторожно положил книгу и сел за стол на табуретку.
В комнате вдруг обнаружился  вкусный  резкий  запах:  должно  быть,  пахло
омарами. Я стал размышлять, почему я до сих  пор  ни  разу  не  попробовал
омаров. Или, скажем, устриц. У Диккенса все едят устриц, орудуют складными
ножами, отрезают толстые ломти хлеба, намазывают маслом... Я  стал  нервно
разглаживать скатерть. На скатерти виднелись неотмытые пятна. На ней много
и вкусно ели. Ели омаров и мозги с горошком.  Ели  маленькие  бифштексы  с
соусом пикан. Большие и  средние  бифштексы  тоже  ели.  Сыто  отдувались,
удовлетворенно цыкали зубом... Отдуваться мне было не с чего, и я принялся
цыкать зубом.
     Наверное, я делал это громко и голодно, потому что старуха за  стеной
заскрипела кроватью, сердито забормотала, загремела чем-то и  вдруг  вошла
ко мне в комнату. На ней была длинная серая рубаха, а в  руках  она  несла
тарелку,  и  в  комнате  сейчас  же  распространился   настоящий,   а   не
фантастический аромат еды. Старуха улыбалась. Она поставила тарелку  прямо
передо мной и сладко пробасила:
     - Откушай-ко, батюшка, Александр Иванович. Откушай, чем  бог  послал,
со мной переслал...
     - Что вы, что вы, Наина Киевна, - забормотал я, - зачем же  было  так
беспокоить себя...
     Но в руке у меня уже откуда-то оказалась вилка с костяной ручкой, и я
стал есть, а бабка стояла рядом, кивала и приговаривала:
     - Кушай, батюшка, кушай на здоровьице...
     Я съел все. Это была горячая картошка с топленым маслом.
     - Наина Киевна, - сказал я истово,  -  вы  меня  спасли  от  голодной
смерти.
     - Поел? - сказала Наина Киевна как-то неприветливо.
     - Великолепно поел. Огромное вам  спасибо!  Вы  себе  представить  не
можете...
     -  Чего  уж  тут  не  представить,  -  перебила  она  уже  совершенно
раздраженно. - Поел, говорю? Ну и давай сюда тарелку...  Тарелку,  говорю,
давай!
     - По... пожалуйста, - проговорил я.
     - "Пожалуйста, пожалуйста"... Корми тут вас за пожалуйста...
     - Я могу заплатить, - сказал я, начиная сердиться.
     - "Заплатить, заплатить"... - Она пошла к двери. - А ежели за  это  и
не платят вовсе? И нечего врать было...
     - То есть как это - врать?
     - А так вот и врать! Сам говорил,  что  цыкать  не  будешь...  -  Она
замолчала и скрылась за дверью.
     Что это она? - подумал я. Странная какая-то бабка... Может быть,  она
вешалку заметила? Было слышно, как она  скрипит  пружинами,  ворочаясь  на
кровати  и  недовольно  ворча.  Потом  она  запела  негромко  на  какой-то
варварский мотив: "Покатаюся, поваляюся,  Ивашкиного  мяса  поевши..."  Из
окна потянуло ночным холодом. Я поежился,  поднялся,  чтобы  вернуться  на
диван, и тут меня осенило, что дверь я перед сном запирал. В растерянности
я подошел к двери и протянул руку, чтобы проверить щеколду, но едва пальцы
мои коснулись холодного железа, как все  поплыло  у  меня  перед  глазами.
Оказалось, что я лежу на диване, уткнувшись носом в  подушку,  и  пальцами
ощупываю холодное бревно стены.
     Некоторое время я лежал, обмирая, пока не осознал, что  где-то  рядом
храпит старуха, а в  комнате  разговаривают.  Кто-то  наставительно  вещал
вполголоса:
     - Слон есть самое большое животное из всех живущих на земле.  У  него
на рыле есть большой кусок мяса, который называется хоботом потому, что он
пуст и протянут, как труба. Он его вытягивает и сгибает всякими образами и
употребляет его вместо руки...
     Холодея от любопытства, я  осторожно  повернулся  на  правый  бок.  В
комнате было по-прежнему пусто. Голос продолжал еще более наставительно:
     - Вино, употребляемое умеренно, весьма хорошо для желудка;  но  когда
пить его слишком много, то производит пары, унижающие человека до  степени
несмысленных скотов. Вы иногда видели пьяниц и помните еще то справедливое
отвращение, которое вы к ним возымели...
     Я  рывком  поднялся  и  спустил  ноги  с  дивана.  Голос  умолк.  Мне
показалось, что  говорили  откуда-то  из-за  стены.  В  комнате  все  было
по-прежнему, даже вешалка, к моему удивлению, висела на месте. И  к  моему
удивлению, мне опять очень хотелось есть.
     - Тинктура  экс  витро  антимонии,  -  провозгласил  вдруг  голос.  Я
вздрогнул. -  Магифтериум  антимон  ангелий  салаэ.  Бафилии  олеум  витри
антимонии алекситериум антимониалэ! - Послышалось явственное хихиканье.  -
Вот ведь бред какой! - сказал голос и продолжал с завыванием: - Вскоре очи
сии, еще не отверзаемые, не узрят более солнца, но  не  попусти  закрыться
оным без благоутробного извещения о моем прощении и блаженстве... Сие есть
"Дух или Нравственные Мысли  Славнаго  Юнга,  извлеченныя  из  нощных  его
размышлений". Продается в Санкт-Петербурге  и  в  Риге  в  книжных  лавках
Свешникова по два рубля в папке. - Кто-то всхлипнул. - Тоже  бредятина,  -
сказал голос и произнес с выражением:

                     Чины, краса, богатства,
                     Сей жизни все приятства,
                     Летят, слабеют, исчезают,
                     О тлен, и щастье ложно!
                     Заразы сердце угрызают,
                     А славы удержать не можно...

     Теперь я понял, где говорили. Голос раздавался  в  углу,  где  висело
туманное зеркало.
     - А теперь, - сказал голос, - следующее. "Все - единое  Я,  это  Я  -
мировое Я. Единение  с  неведением,  происходящее  от  затмения  света,  Я
исчезает с развитием духовности".
     - А эта бредятина откуда? - спросил  я.  Я  не  ждал  ответа.  Я  был
уверен, что сплю.
     - Изречения из "Упанишад", - ответил с готовностью голос.
     - А что такое "Упанишады"? - Я уже не был уверен, что сплю.
     - Не знаю, - сказал голос.
     Я встал  и  на  цыпочках  подошел  к  зеркалу.  Я  не  увидел  своего
отражения. В мутном стекле отражалась занавеска, угол печи и вообще  много
вещей. Но меня в нем не было.
     - В чем дело? - спросил голос. - Есть вопросы?
     - Кто это говорит? - спросил я, заглядывая за  зеркало.  За  зеркалом
было много пыли и дохлых пауков. Тогда я  указательным  пальцем  нажал  на
левый глаз. Это было старинное правило распознавания галлюцинаций, которое
я вычитал в увлекательной книге В. В. Битнера  "Верить  или  не  верить?".
Достаточно надавить пальцем на глазное яблоко, и все реальные предметы - в
отличие от  галлюцинаций  -  раздвоятся.  Зеркало  раздвоилось,  и  в  нем
появилось мое отражение - заспанная, встревоженная  физиономия.  По  ногам
дуло. Поджимая пальцы, я подошел к окну и выглянул.
     За окном никого не было, не было даже дуба. Я протер  глаза  и  снова
посмотрел. Я отчетливо видел прямо перед собой замшелый колодезный сруб  с
воротом, ворота и свою машину у ворот. Все-таки сплю,  успокоенно  подумал
я. Взгляд мой упал на подоконник, на растрепанную книгу. В прошлом сне это
был третий том "Хождений по мукам", теперь на обложке я прочитал:  "П.  И.
Карпов.  Творчество  душевнобольных  и  его  влияние  на  развитие  науки,
искусства и техники". Постукивая зубами от озноба, я перелистал  книжку  и
просмотрел цветные вклейки. Потом прочитал "Стих N_2":

                     В кругу облаков высоко
                     Чернокрылый воробей
                     Трепеща и одиноко
                     Парит быстро над землей.
                     Он летит ночной порой,
                     Лунным светом освещенный,
                     И, ничем не удрученный,
                     Все он видит под собой.
                     Гордый, хищный, разъяренный
                     И летая, словно тень,
                     Глаза светятся как день.

     Пол вдруг качнулся под моими ногами. Раздался пронзительный протяжный
скрип, затем, подобно гулу далекого  землетрясения,  раздалось  рокочущее:
"Ко-о... Ко-о... Ко-о..." Изба заколебалась, как лодка на волнах. Двор  за
окном сдвинулся в сторону, а из-под окна вылезла  и  вонзилась  когтями  в
землю исполинская куриная нога, провела в траве глубокие борозды  и  снова
скрылась. Пол круто  накренился,  я  почувствовал,  что  падаю,  схватился
руками за что-то мягкое, стукнулся боком и головой и свалился с дивана.  Я
лежал на половиках, вцепившись  в  подушку,  упавшую  вместе  со  мной.  В
комнате было совсем светло. За окном кто-то обстоятельно откашливался.
     - Ну-с, так... -  сказал  хорошо  поставленный  мужской  голос.  -  В
некотором было царстве, в некотором государстве жил-был царь, по  имени...
мнэ-э... ну, в конце в концов неважно. Скажем, мнэ-э... Полуэкт... У  него
было три сына-царевича. Первый...  мнэ-э-э...  Третий  был  дурак,  а  вот
первый?..
     Пригибаясь, как солдат под обстрелом, я подобрался к окну и выглянул.
Дуб был на месте. Спиною к нему стоял в глубокой задумчивости кот Василий.
В зубах у него был зажат цветок кувшинки. Кот  смотрел  себе  под  ноги  и
тянул: "Мнэ-э-э..." Потом он тряхнул головой,  заложил  передние  лапы  за
спину и, слегка сутулясь, как доцент Дубино-Княжицкий на  лекции,  плавным
шагом пошел в сторону от дуба.
     - Хорошо... - говорил  кот  сквозь  зубы.  -  Бывали-живали  царь  да
царица. У царя, у царицы был один сын... мнэ-э... дурак, естественно...
     Кот с досадой выплюнул цветок и, весь сморщившись, потер лоб.
     - Отчаянное  положение,  -  проговорил  он.  -  Ведь  кое-что  помню!
"Ха-ха-ха! Будет чем полакомиться: конь - на обед, молодец -  на  ужин..."
Откуда бы это? А Иван, сами понимаете - дурак, отвечает: "Эх  ты,  поганое
чудище, не уловивши бела лебедя, да кушаешь!" Потом, естественно - каленая
стрела, все три головы долой, Иван вынимает три сердца и привозит, кретин,
Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 37
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (10)

Реклама