Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - А&Б Стругацкие Весь текст 426.72 Kb

Понедельник начинается в субботу

Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 37
закачались, раздался ужасающий скрип и треск, и  левая  воротина  медленно
отворилась. Появилось красное от натуги лицо горбоносого.
     - Благодетель! - позвал он. - Заезжайте!
     Я вернулся в машину и медленно въехал во двор. Двор был  обширный,  в
глубине стоял дом из толстых бревен, а перед домом красовался  приземистый
необъятный дуб, широкий, плотный, с густой кроной, заслоняющей  крышу.  От
ворот к дому, огибая  дуб,  шла  дорожка,  выложенная  каменными  плитами.
Справа от дорожки был огород,  а  слева,  посередине  лужайки,  возвышался
колодезный сруб с воротом, черный от древности и покрытый мохом.
     Я поставил машину в сторонке, выключил двигатель и  вылез.  Бородатый
Володя тоже вылез и, прислонив ружье к борту, стал прилаживать рюкзак.
     - Вот вы и дома, - сказал он.
     Горбоносый со скрипом и треском затворял ворота, я же, чувствуя  себя
довольно неловко, озирался, не зная, что делать.
     - А вот и хозяйка! - вскричал бородатый. -  По  здорову  ли,  бабушка
Наина свет Киевна!
     Хозяйке было, наверное, за сто. Она шла к нам медленно,  опираясь  на
суковатую палку, волоча ноги в  валенках  с  галошами.  Лицо  у  нее  было
темно-коричневое; из сплошной массы морщин выдавался вперед  и  вниз  нос,
кривой и острый, как ятаган, а глаза  были  бледные,  тусклые,  словно  бы
закрытые бельмами.
     - Здравствуй, здравствуй, внучек, - произнесла она неожиданно звучным
басом. - Это, значит, и  будет  новый  программист?  Здравствуй,  батюшка,
добро пожаловать!..
     Я поклонился, понимая, что нужно  помалкивать.  Голова  бабки  поверх
черного  пухового  платка,  завязанного  под  подбородком,  была   покрыта
веселенькой капроновой косынкой с разноцветными изображениями Атомиума и с
надписями на  разных  языках:  "Международная  выставка  в  Брюсселе".  На
подбородке и под носом торчала редкая седая щетина.  Одета  была  бабка  в
ватную безрукавку и черное суконное платье.
     - Таким вот образом, Наина Киевна! -  сказал  горбоносый,  подходя  и
обтирая с ладоней ржавчину. - Надо нашего нового  сотрудника  устроить  на
две ночи. Позвольте вам представить... м-м-м...
     - А не надо, - сказала старуха, пристально меня рассматривая. -  Сама
вижу. Привалов Александр Иванович, 1938,  мужской,  русский,  член  ВЛКСМ,
нет, нет, не участвовал, не был, не имеет, а будет тебе, алмазный, дальняя
дорога и интерес в казенном доме,  а  бояться  тебе,  бриллиантовый,  надо
человека рыжего, недоброго, а позолоти ручку, яхонтовый...
     - Гхм! - громко  сказал  горбоносый,  и  бабка  осеклась.  Воцарилось
неловкое молчание.
     -  Можно  звать  просто  Сашей...  -  выдавил  я  из   себя   заранее
приготовленную фразу.
     - И где же я его положу? - осведомилась бабка.
     - В запаснике, конечно, - несколько раздраженно сказал горбоносый.
     - А отвечать кто будет?
     -  Наина  Киевна!..  -  раскатами  провинциального  трагика   взревел
горбоносый, схватил старуху под руку и поволок к дому.  Было  слышно,  как
они спорят: "Ведь мы же  договорились!.."  -  "...А  ежели  он  что-нибудь
стибрит?.." - "Да тише вы!  Это  же  программист,  понимаете?  Комсомолец!
Ученый!.." - "А ежели он цыкать будет?.."
     Я стесненно повернулся к Володе. Володя хихикал.
     - Неловко как-то, - сказал я.
     - Не беспокойтесь, все будет отлично...
     Он хотел сказать еще что-то, но тут бабка дико заорала: "А  диван-то,
диван!.." Я вздрогнул и сказал:
     - Знаете, я, пожалуй, поеду, а?
     - Не может быть и речи! - решительно сказал Володя. -  Все  уладится.
Просто бабке нужна мзда, а у нас с Романом нет наличных.
     - Я заплачу, - сказал я. Теперь мне очень хотелось уехать: терпеть не
могу этих так называемых житейских коллизий.
     Володя замотал головой.
     - Ничего подобного. Вон он уже идет. Все в порядке.
     Горбоносый Роман подошел к нам, взял меня за руку и сказал:
     - Ну, все устроилось. Пошли.
     - Слушайте, неудобно как-то, - сказал я. -  Она  в  конце  концов  не
обязана...
     Но мы уже шли к дому.
     - Обязана, обязана, - приговаривал Роман.
     Обогнув дуб, мы подошли  к  заднему  крыльцу.  Роман  толкнул  обитую
дерматином дверь, и мы оказались в прихожей, просторной и чистой, но плохо
освещенной. Старуха ждала нас, сложив руки на животе и  поджав  губы.  При
виде нас она мстительно пробасила:
     - А расписочку чтобы сейчас же!.. Так, мол, и так: принял, мол, то-то
и то-то от такой-то, каковая сдала вышеуказанное нижеподписавшемуся...
     Роман тихонько взвыл и мы вошли в отведенную мне  комнату.  Это  было
прохладное помещение с  одним  окном,  завешенным  ситцевой  занавесочкой.
Роман сказал напряженным голосом:
     - Располагайтесь и будьте как дома.
     Старуха из прихожей сейчас же ревниво осведомилась:
     - А зубом они не цыкают?
     Роман, не оборачиваясь, рявкнул:
     - Не цыкают! Говорят вам - зубов нет.
     - Тогда пойдем расписочку напишем...
     Роман поднял брови, закатил глаза, оскалил зубы и потряс головой,  но
все-таки вышел. Я осмотрелся. Мебели в комнате было немного. У окна  стоял
массивный стол, накрытый ветхой серой скатертью с бахромой, перед столом -
колченогий табурет.  Возле  голой  бревенчатой  стены  помещался  обширный
диван, на другой стене, заклеенной разнокалиберными обоями, была вешалка с
какой-то рухлядью (ватники, вылезшие  шубы,  драные  кепки  и  ушанки).  В
комнату  вдавалась  большая  русская  печь,  сияющая  свежей  побелкой,  а
напротив в углу висело большое мутное зеркало в  облезлой  раме.  Пол  был
выскоблен и покрыт полосатыми половиками.
     За стеной бубнили в два голоса: старуха басила на одной  ноте,  голос
Романа повышался и понижался. "Скатерть, инвентарный  номер  двести  сорок
пять..." - "Вы еще каждую половицу запишите!.." -  "Стол  обеденный..."  -
"Печь вы тоже запишете?.." - "Порядок нужен... Диван..."
     Я подошел к окну и отдернул  занавеску.  За  окном  был  дуб,  больше
ничего не было видно. Я стал смотреть на  дуб.  Это  было,  видимо,  очень
древнее растение. Кора была на нем серая и какая-то мертвая. А  чудовищные
корни, вылезшие из земли, были покрыты красным и белым лишайником. "И  еще
дуб запишите!" - сказал за стеной  Роман.  На  подоконнике  лежала  пухлая
засаленная книга, я бездумно полистал ее, отошел от окна и сел на диван. И
мне сейчас  же  захотелось  спать.  Я  подумал,  что  вел  сегодня  машину
четырнадцать часов, что не стоило, пожалуй, так торопиться,  что  спина  у
меня болит, а в голове все путается, что плевать мне в конце концов на эту
нудную  старуху,  и  скорей  бы  все  кончилось  и  можно было бы  лечь  и
заснуть...
     - Ну вот,  -  сказал  Роман,  появляясь  на  пороге.  -  Формальности
окончены. -  Он  помотал  рукой  с  растопыренными  пальцами,  измазанными
чернилами. - Наши пальчики устали: мы писали, мы писали... Ложитесь спать.
Мы уходим, а вы спокойно ложитесь спать. Что вы завтра делаете?
     - Жду, - вяло ответил я.
     - Где?
     - Здесь. И около почтамта.
     - Завтра вы, наверное, не уедете?
     - Завтра вряд ли... Скорее всего - послезавтра.
     - Тогда мы еще увидимся. Наша любовь впереди, - он улыбнулся,  махнул
рукой и вышел. Я  лениво  подумал,  что  надо  было  бы  его  проводить  и
попрощаться с Володей, и лег. Сейчас же в комнату вошла старуха. Я  встал.
Старуха некоторое время пристально на меня глядела.
     - Боюсь я, батюшка, что ты зубом цыкать  станешь,  -  сказала  она  с
беспокойством.
     - Не стану я цыкать, - сказал я утомленно. - Я спать стану.
     - И ложись, и спи... Денежки только вот заплати и спи...
     Я полез в задний карман за бумажником.
     - Сколько с меня?
     Старуха подняла глаза к потолку.
     - Рубль положим за помещение... Полтинничек за постельное белье - мое
оно не казенное. За две ночи выходит три  рубли...  А  сколько  от  щедрот
накинешь - за беспокойство, значит, - я уж и не знаю...
     Я протянул ей пятерку.
     - От щедрот пока рубль, - сказал я. - А там видно будет.
     Старуха живо схватила деньги и удалилась, бормоча что-то  про  сдачу.
Не было ее довольно долго, и я уже хотел махнуть рукой и  на  сдачу  и  на
белье, но она вернулась и выложила на стол пригоршню грязных медяков.
     - Вот тебе и сдача, батюшка, - сказала она. - Ровно рублик, можешь не
пересчитывать.
     - Не буду пересчитывать, - сказал я. - Как насчет белья?
     - Сейчас постелю. Ты выйди во двор, прогуляйся, а я постелю.
     Я вышел, на  ходу  вытаскивая  сигареты.  Солнце,  наконец,  село,  и
наступила белая ночь. Где-то лаяли собаки.  Я  присел  под  дубом  и  стал
смотреть на бледное звездное небо. Откуда-то бесшумно появился кот, глянул
на меня флюоресцирующими глазами и исчез в темной листве. Я сразу забыл  о
нем и  вздрогнул,  когда  он  завозился  где-то  наверху.  На  голову  мне
посыпался мусор. "Чтоб тебя..." - сказал  я  вслух  и  стал  отряхиваться.
Спать хотелось необычайно. Из дому вышла старуха, не замечая меня, побрела
к колодцу. Я понял это так, что постель готова, и вернулся в комнату.
     Вредная бабка постелила мне на полу. Ну, уж  нет,  подумал  я,  запер
дверь на щеколду, перетащил постель на диван и стал раздеваться. Сумрачный
свет падал из  окна,  на  дубе  шумно  возился  кот.  Я  замотал  головой,
вытряхивая из волос мусор. Странный это был  мусор,  неожиданный:  крупная
сухая рыбья чешуя. Колко спать будет, подумал я, повалился  на  подушку  и
сразу заснул.



                                    2

                              ...Опустевший дом превратился в логово лисиц
                              и барсуков,  и потому здесь могут появляться
                              странные оборотни и призраки.
                                                                   А. Уэда

     Я  проснулся  посреди  ночи  оттого,  что  в  комнате  разговаривали.
Разговаривали двое едва слышным шепотом. Голоса были очень похожи, но один
был  немного  сдавленный  и  хрипловатый,   а   другой   выдавал   крайнее
раздражение.
     - Не хрипи, - шептал раздраженный. - Ты можешь не хрипеть?
     - Могу, - отозвался сдавленный и заперхал.
     - Да тише ты... - прошипел раздраженный.
     - Хрипунец, - объяснил сдавленный. - Утренний кашель курильщика...  -
Он снова заперхал.
     - Удались отсюда, - сказал раздраженный.
     - Да все равно он спит...
     - Кто он такой? Откуда свалился?
     - А я почему знаю?
     - Вот досада... Ну просто феноменально не везет.
     Опять соседям не спится, подумал я  спросонья.  Я  вообразил,  что  я
дома. Дома у меня в соседях два  брата-физика,  которые  обожают  работать
ночью. К двум часам пополуночи у  них  кончаются  сигареты,  и  тогда  они
забираются  ко  мне  в  комнату  и  начинают  шарить,  стуча   мебелью   и
переругиваясь.
     Я схватил подушку и швырнул в пустоту. Что-то с шумом  обрушилось,  и
стало тихо.
     - Подушку верните, - сказал я, - и убирайтесь вон. Сигареты на столе.
     Звук собственного голоса разбудил меня  окончательно.  Я  сел.  Уныло
лаяли собаки, за стеной грозно храпела старуха. Я, наконец, вспомнил,  где
нахожусь. В комнате никого не было. В сумеречном свете я  увидел  на  полу
свою подушку и барахло, рухнувшее с вешалки. Бабка голову оторвет, подумал
я и вскочил. Пол был холодный, и я переступил на половики. Бабка перестала
храпеть. Я замер. Потрескивали половицы, что-то  хрустело  и  шелестело  в
углах. Бабка оглушительно свистнула и захрапела снова. Я поднял подушку  и
бросил ее на диван. От рухляди пахло псиной. Вешалка сорвалась с гвоздя  и
висела боком. Я поправил ее и  стал  подбирать  рухлядь.  Едва  я  повесил
последний салоп, как вешалка оборвалась и, шаркнув по обоям, снова повисла
на одном гвозде. Бабка перестала храпеть,  и  я  облился  холодным  потом.
Где-то поблизости завопил петух. В  суп  тебя,  подумал  я  с  ненавистью.
Старуха за стеной принялась вертеться, скрипели и щелкали пружины. Я ждал,
Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 37
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (10)

Реклама