Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео
Aliens Vs Predator |#6|
Aliens Vs Predator |#5| I'm returning the supercomputer

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Детектив - Эллис Питерс Весь текст 420.55 Kb

Эйтонский отшельник

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 16 17 18 19 20 21 22  23 24 25 26 27 28 29 ... 36
несчастьях своего бывшего соседа. -- Его раздирают два  желания
--  повесить  Бранда  и заставить его работать на себя до конца
дней своих. Причем ему все равно, убил ли он его отца или  нет.
Не больно-то они с отцом ладили. Этого в их семейке не водится,
все ненавидят друг друга.
     --  А  велика  ли семья? -- заинтересовался Кадфаэль. -- У
Дрого осталась вдова?
     -- Несчастная женщина, он высосал из нее все  соки,  даром
что   она  родом  из  куда  более  благородной  семьи  и  имеет
могущественных родственников. Они, пожалуй, могли бы  найти  ей
партию  и  получше. А у Эймера есть еще младший брат. Не такой,
слава Богу, буян и насильник. Этот и  соображает,  и  с  людьми
помягче.
     -- Оба брата не женаты?
     --  У  Эймера  была жена, но такая чахлая. Бедняжка умерла
совсем молодой.  А  неподалеку  от  Босье  живет  одна  богатая
невеста,  и  оба брата имеют на нее виды. Не на нее, конечно, а
на ее земли. С одной стороны, Эймер наследник,  однако  Роджера
там  могли  бы и предпочесть старшему брату. Но теперь уже вряд
ли.
     Невеселый был выбор у той невесты --  выбирать,  какой  из
двух  братьев  Босье  лучше,  но  было  ясно, что у Эймера есть
веская причина н  задерживаться  долго  в  Шрусбери,  рискуя  в
противном случае потерять богатую невесту. Кадфаэля эти новости
обрадовали.  Новоявленному  владетельному  лорду  было и впрямь
опасно оставлять у себя за спиной смышленого соперника  в  лице
младшего  брата,  который наверняка не преминет воспользоваться
отсутствием старшего. Все это Эймер должен был держать  в  уме,
занимаясь в порыве мщения поисками Гиацинта. Кадфаэль как-то не
мог  называть  его  Брандом,  поскольку  выбранное  юношей  имя
Гиацинт подходило ему как нельзя лучше.
     -- Интересно, куда  подевался  Бранд?  --  спросил  Варин,
вновь  возвращаясь мыслями к беглому юноше. -- Его счастье, что
они дали ему время уйти подальше, хотя,  конечно,  никто  этого
делать  не  собирался!  Сперва  они  думали, что такой искусный
ремесленник  наверняка  подастся  в  Лондон,  и  больше  недели
потратили  впустую  на поиски по южным дорогам. Мы добрались аж
за Темзу, когда один  из  наших  людей,  выехавший  позже  нас,
сообщил, что Бранда видели в Нортгемптоне. Дрого решил, что раз
уж  Бранд  подался на север, то двинет потом к западу, в Уэльс.
Интересно, добрался ли он туда? За границу-то Эймер не сунется.
     -- И больше никаких известий о Бранде не было? --  спросил
Кадфаэль.
     --  Нет,  больше  ни  слуху,  ни  духу. Ведь мы рыскали по
местам, где никто его не знает в лицо. Да и люди очень неохотно
помогают в таких делах. Наверняка Бранд назвался другим именем.
-- Без особой охоты Варин встал, собираясь уходить. -- Надеюсь,
ему повезет. Даром что Босье клянут его, парень-то он славный.

     Брат Винфрид сгребал в саду опавшие  листья.  Этой  мокрой
осенью  они  раньше  срока  облетели  зеленым  дождем, не успев
приобрести свою соответствующую сезону цветную окраску, и гнили
теперь в траве. Когда Варин  ушел,  Кадфаэль  остался  один,  и
заняться  ему  было  нечем.  Тем  больше  было у него оснований
просто посидеть и подумать, да и  молитва-другая  оказалась  бы
совсем не лишней, -- и о мальчике, который умчался невесть куда
на   своем   черном   пони,  дабы  исполнить  свою  безумную  и
благородную миссию, и о  безрассудном  юноше,  которого  ричард
собирался  спасти,  несмотря  на  все старания ненавидящего его
хозяина. У Кадфаэля не было времени на  раскаяние  и  отпущение
грехов, ибо этот юноша остро нуждался в милосердии.
     Из   раздумья  монаха  вывел  удар  колокола,  звавшего  к
вечерне, и Кадфаэль с радостью последовал его зову,  --  прошел
через  травный  сад, пересек большой двор и направился к южному
входу в церковь, намереваясь  пораньше  занять  свое  привычное
место.  За  последние несколько дней он пропустил слишком много
служб, и ему было необходимо вновь почувствовать свое  единство
с братьями.
     К   вечерне   всегда  приходили  миряне  из  Форгейта,  --
богомольные старушки, жившие  в  монастырском  доме  призрения,
пожилые  супруги, радовавшиеся лишнему поводу занять свой досуг
и  повидать  в  церкви  своих  знакомых,  а  также   постояльцы
странноприимного  дома,  воротившиеся в аббатство после дневных
забот. Кадфаэль слышал, как ходят люди  по  другую  сторону  от
алтаря.  Он  заметил,  что со стороны монастыря в церковь вошел
Рейф  из  Ковентри  и  занял  место,  откуда  мог  видеть  всех
пришедших,  --  за  алтарем,  ближе к хорам. Преклонив колени в
молитве,  он  внимательно  смотрел  по  сторонам.  Держался  он
совершенно  спокойно,  лицо  его  было непроницаемо, однако это
лицо было для него скорее щитом, нежели маской. Стало быть,  он
пока еще не уехал в Уэльс. Из гостей аббатства он единственный,
кто  пришел  к  вечерне.  Эймер  Босье, наверное, был еще занят
хлопотами в городе, либо мотался где-нибудь по окрестным  полям
и лесам в поисках своего беглого виллана.
     Наконец  вошли  монахи  и  заняли  свои места, за братьями
проследовали послушники и ученики. Кадфаэль с горечью  подумал,
что  одного  из  мальчиков  здесь  не  хватает. Но о Ричарде не
забыли. Покуда  его  здесь  нет,  у  этих  мальчиков  не  будет
душевного покоя.
     После   окончания  службы  Кадфаэль  решил  задержаться  и
следил, как вереница братьев-монахов и послушников потянулась к
выходу. Разумеется, сама церковная служба  была  великолепна  и
несла утешение, однако были свои прелести и в наступившей после
нее  тишине,  когда  смолкли  последние отголоски звучавшей под
сводами музыки, --  одиночество  в  такой  час  наполняло  душу
благостью,  обязанной  то  ли никнущему голубиному свету, то ли
некоему  душевному  просветлению,  побуждая  душу  подняться  и
навеки  разлиться в одном из углублений под церковными сводами,
подобно тому, как капля становится морем, попадая в  надлежащий
сосуд.  Было самое подходящее время для проникновенной молитвы,
в которой так нуждалась душа Кадфаэля. И особенно ему  хотелось
помолиться о Ричарде, -- где он теперь, одинокий, напуганный?..
--  Свои мольбы Кадфаэль обратил к Святой Уинифред, -- валлиец,
он обратился к валлийской святой, которую  он  глубоко  чтил  и
считал  ее  почти  своей  близкой  родственницей.  Сама  Святая
Уинифред приняла свои муки, едва выйдя из детского возраста,  и
она не допустит, чтобы случилась беда с каким-либо ребенком.
     Когда Кадфаэль подошел к алтарю, брат Рун, которого Святая
Уинифред  не  так  давно  излечила от тяжкого недуга, занимался
тем, что снимал нагар с благовонных свечей, стоявших у  алтаря.
Молодой  монах  был  целиком  поглощен  своей  работой,  однако
обернулся  к  подошедшему  Кадфаэлю,  глянул  на  него   своими
аквамариновыми   глазами,  которые,  казалось,  излучали  некий
внутренний свет, после чего улыбнулся и удалился. Нет, юноша не
задержался, дабы закончить  работу  после  того,  как  Кадфаэль
совершит  свою  молитву,  не  спрятался  в  темном уголке, дабы
подслушивать, -- он ушел совсем, молча, быстрым шагом,  хотя  и
прихрамывая,    ушел,    дабы   освободить   гулкое   поднефное
пространство, внимающее молитве Кадфаэля и  препровождающее  ее
выше.
     Кадфаэль  встал  с  колен  умиротворенным, не отдавая себе
отчета и не задаваясь вопросом -- почему. За стенами храма  уже
смеркалось,  однако  здесь,  у  алтаря  Святой  Уинифред,  свет
лампады и благовонных свечей еще хранил островок чистого сияния
посреди обволакивающих мир сумерек,  и  это  сияние  согревало,
подобно  теплому  плащу,  накинутому на плечи, когда во внешнем
мире царят холода. Теперь Кадфаэль был уверен,  что  ему  будет
оказана милость и что Ричард найдется, где бы он ни был, что он
получит  свободу, если находится в заточении, и излечится, если
болен. С чувством исполненного долга  Кадфаэль  покинул  алтарь
Святой  Уинифред  и, обогнув общий алтарь, направился к выходу,
готовый терпеливо и страстно ожидать проявлений  обещанной  ему
милости.
     Проходя  через  главный  неф,  Кадфаэль  заметил  Рейфа из
Ковентри, который только что встал с колен, и, казалось, тоже в
одиночестве  вершил  свою  торжественную   и   какую-то   очень
сокровенную  молитву.  Тот  узнал  в Кадфаэле монаха, с которым
беседовал в конюшне, и слабо, но  вполне  дружелюбно  улыбнулся
ему,  --  эта  улыбка быстро сошла с его губ, однако во взгляде
его осталась приязнь.
     -- Добрый вечер, брат! -- поприветствовал он Кадфаэля. Оба
они были примерно одного роста и теперь шаг в  шаг  направились
вместе  к южному выходу из храма. -- Надеюсь, ты извинишь меня,
-- сказал Рейф, -- за то, что я заявился в храм в сапогах и при
шпорах, не отчистив их дорожной грязи. Но я приехал поздно, и у
меня не было времени привести себя в надлежащий порядок.
     -- Это не так уж и важно, -- заметил  Кадфаэль.  --  Здесь
вас  всегда  ждут.  Ведь  далеко не каждый из наших постояльцев
захаживает в храм. В последние два дня меня не было в монастыре
и я не видел вас. Как идут ваши дела в наших краях?
     -- Во всяком случае,  лучше,  нежели  у  одного  из  ваших
гостей,  --  ответил  Рейф,  бросив  короткий  взгляд в сторону
часовни, где лежал мертвый Дрого Босье. -- Правда,  я  не  могу
сказать, что отыскал то, что мне нужно. Пока не отыскал!
     --  Его  сын  уже  здесь,  --  заметил Кадфаэль, проследив
взгляд Рейфа. -- Он прибыл нынче утром.
     -- Я видел его, -- откликнулся  Рейф.  --  Как  раз  перед
вечерней он вернулся из города. Судя по всему, он вернулся ни с
чем. Кажется, он ищет кого-то, не так ли?
     --  Именно так. Он ищет молодого человека, о котором я вам
уже говорил, -- сухо ответил Кадфаэль, приглядываясь  к  своему
собеседнику,   когда  они  проходили  мимо  освещенного  общего
алтаря.
     -- Да-да, помню. Как бы то ни было, он приехал  с  пустыми
руками, и никакой бедолага не был привязан к его стремени.
     Похоже,  Рейфа  совершенно  не  интересовали молодые люди,
равно как и все семейство Босье. Его мысли  были  устремлены  в
какую-то  другую  сторону.  Рейф  неожиданно  остановился подле
стоявшей у алтаря кружки для пожертвований, сунул руку  в  свой
поясной  кошель и вынул горсть монет. Одна из них упала на пол,
однако Рейф не  сразу  наклонился  за  ней,  а  сперва  опустил
несколько  штук  в  кружку.  Вышло так, что Кадфаэль наклонился
первым, поднял монету с каменного пола и принялся  разглядывать
ее на ладони.
     Если  бы  они  не стояли подле освещенного свечами алтаря,
Кадфаэль наверняка не заметил бы в  монете  ничего  необычного.
Обыкновенный  серебряный  пенни,  самая  ходовая монета. Однако
этот пенни  был  не  совсем  такой,  как  его  собратья,  какие
попадали в монастырскую кружку для пожертвований. Он был совсем
новый,  н  затертый,  не  вполне четкой чеканки, а также на вес
казался легковатым. Вокруг небольшого креста  на  реверсе  было
отчеканено  имя  чеканщика,  -- нечто вроде "Сигеберт". О таком
чеканщике Кадфаэль и слыхом  не  слыхивал.  Перевернув  монету,
Кадфаэль  не  увидел  знакомых  профилей  ни короля Стефана, ни
покойного короля Генри, -- профиль был  несомненно  женский,  в
чепце  и  в  короне.  Едва ли имелась необходимость в идущей по
кругу надписи -- "Матильда Влад. Англ.",  то  есть  официальное
имя  императрицы и ее титул. Похоже, ее монета содержала меньше
серебра, чем было положено.
     Кадфаэль поднял глаза и увидел, что Рейф смотрит прямо  на
него,  на губах его играла легкая улыбка, в которой было больше
иронии, нежели удивления. Некоторое  время  они  смотрели  друг
другу в глаза.
     --  Ты  все  понял,  --  вымолвил  наконец Рейф. -- Но это
должно было открыться лишь после моего отъезда. И все  же,  эти
деньги  кое-чего  стоят,  даже здесь. Приходящие к вам нищие не
откажутся от них лишь по той  причине,  что  они  отчеканены  в
Оксфорде.
     -- И совсем недавно, -- добавил Кадфаэль.
     -- Да, совсем недавно.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 16 17 18 19 20 21 22  23 24 25 26 27 28 29 ... 36
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама