Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!
Aliens Vs Predator |#5| Final fight

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Детектив - Эллис Питерс Весь текст 420.55 Kb

Эйтонский отшельник

Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 36
сплошь пахотная, хорошие пастбища, заливные луга, леса. И  все,
видимо,  ухоженное,  поскольку  нынче  его  владения стоят куда
больше, чем лет десять назад. Мне бы надо побольше разузнать об
управляющем и удостовериться, что тот не станет  ущемлять  прав
наследника.

-- Это Джон Лонгвуд, -- немедленно выложил Кадфаэль. --
Хороший человек и добрый семьянин. Мы отлично знаем его,
часто имеем с ним дело и неизменно находим рассудительным и
безусловно честным. Его земли лежат между монастырскими
владениями, что в Эйтоне, у Северна, -- с одной стороны, и
теми, что в Астоне под Рекином, -- с другой. Так вот Джон
никогда не возражал против того, чтобы наши лесорубы
проезжали по его землям от одного леса к другому, это
сберегло им немало сил и времени. Так мы и возим бревна,
что нарубили в нашей части Рекинского леса. Обеим сторонам
очень удобно. Ведь принадлежащая Люделам часть Эйтонского
леса вклинивается в нашу. Так не возить же им в обход? Вот
уже два года как Людел переложил все заботы на плечи Джона,
так что тебе не о чем беспокоиться.
     Хью  молча  покивал  в  знак  безусловного одобрения таких
добрососедских отношений.
     -- Аббат сказал мне, что четыре года назад  Людел  передал
своего  мальчика ему на попечение. Видно, не надеялся дожить до
совершеннолетия сына.  Похоже,  он  предвидел  будущее,  словно
чувствовал  дыхание  смерти  у  себя за спиной, -- сказал Хью и
мрачно добавил. -- Мало кто из нас обладает таким предвидением,
иначе многие из  тех,  что  сейчас  в  Оксфорде,  поспешили  бы
заказать себе заупокойный молебен. Пора бы уже королю покончить
с этим. Сам-то город, наверное, сдался, едва королевские войска
перешли реку, но вот замок, я думаю, продержится до конца года,
а  то  и  дольше.  Нахрапом  тут  не возьмешь, их сломит только
голод. Но если Роберт Глостерский, который сейчас в  Нормандии,
до  сих  пор ничего не предпринял, мне придется считать его еще
большим дураком, чем я считал прежде. Зная, как туго приходится
его сестре, он наверняка поспешит домой. Мне  известны  случаи,
когда  осаждающие  становились  осажденными.  Так  уже бывало и
может случиться вновь.
     --  Ну,  когда  он  еще  вернется,  --  спокойно   заметил
Кадфаэль.  --  Да  и судя по всему, снаряжен он будет ничуть не
лучше, чем при отъезде.
     Родной брат императрицы, и  ее  лучший  военачальник,  был
послан  во  Францию,  причем  против  своей воли, чтобы просить
помощи для своей сестры у ее  не  очень  расположенного  к  ней
мужа,  однако  граф Джеффри Анжуйский, по сведениям из надежных
источников, был куда более  заинтересован  в  реализации  своих
собственных  планов  в  Нормандии,  нежели  делами своей жены в
Англии. Он был достаточно хитер, чтобы  уломать  графа  Роберта
примкнуть  к  нему в Нормандии и вместе с ним прибирать к рукам
один  замок  за  другим,  вместо  того,  чтобы  очертя   голову
бросаться  на  подмогу  своей  жене  в  ее борьбе за английскую
корону. Еще в июне граф Роберт отплыл из Варегема. Сам он ехать
не хотел, но сестра послала его со срочным  посольством,  да  и
Джеффри  настаивал,  утверждая,  что  ему  нужен  при себе хоть
кто-нибудь из ее доверенных лиц. Уже  и  сентябрь  кончился,  и
Варегем вновь перешел в руки короля Стефана, а Роберт, несолоно
хлебавши,  все еще пребывал в Нормандии на службе у Джеффри. Не
так-то просто будет ему собраться  и  прийти  на  помощь  своей
сестре. Тем временем железное кольцо осады все теснее сжималось
вокруг  Оксфордского  замка,  да  и  король  Стефан, похоже, не
собирался отказываться от своих планов. Никогда еще он не стоял
так близко к тому,  чтобы  захватить  в  плен  свою  двоюродную
сестру  и  соперницу  и  тем  самым  заставить  ее признать его
власть.
     -- Интересно, понимает ли король, сколь близок он к  своей
цели?  --  спросил  Кадфаэль,  закупоривая  глиняный  кувшин  с
отобранными семенами. -- Будь ты на его месте, Хью, как  бы  ты
поступил, если бы императрица была у тебя в руках?
     --  Боже  упаси!  --  горячо произнес Хью и поморщился при
одной мысли об этом. -- Ума не приложу, что с ней  делать!  Вся
беда  в  том,  что и королю Стефану, похоже, придется не легче,
если дело, конечно, дойдет до того.  Ведь  захоти  он,  ему  бы
ничего  не  стоило  запереть ее в замке Арунделл, когда она еще
только высадилась в Англии. А что он сделал? Выделил ей  эскорт
и  отослал  прямиком в Бристоль к брату! А вот попади он в руки
королевы, была бы совсем  другая  песня.  Если  король  великий
воин, то королева настоящий стратег. Она не упустит своего.
     Хью   встал  и  выпрямился.  Тянувший  из  открытой  двери
сквозняк растрепал его черные прямые волосы,  зашуршал  пучками
сухих трав, свисавших с потолочных балок.
     --  Короче  говоря, осада будет долгой. Поживем увидим, --
заключил Хью. --  Я  слыхал,  тебе  наконец-то  дали  какого-то
паренька  в  помощники,  это правда? Вроде как и изгородь опять
подстригли. Его работа?
     -- Его, -- кивнул Кадфаэль, ступая вместе с Хью на  гравий
дорожки,  идущей  между  грядок, на которых выращивались травы,
правда, уже несколько перестоявшие под конец  сезона.  С  одной
стороны  буксовая изгородь и впрямь была тщательно подстрижена,
были удалены торчавшие побеги,  которые  отросли  за  последний
летний  месяц.  --  Это  все брат Винфрид, он сейчас возится на
участке у реки, где мы с ним очищали бобовые плети.  Долговязый
такой   детина,   плечистый,   только-только   из  послушников.
Старательный, но копуша! А в общем, парень  что  надо.  Похоже,
его  приставили  ко мне, потому что малюет он, поди, как курица
лапой. А вот лопата как раз по нем! Для меня такой в самый раз!
     За пределами травного сада тянулись участки под овощами, а
дальше, за небольшой горкой, по правую руку спускались к  Меолу
уже  убранные гороховые поля, расположенные на задах аббатства.
Там-то  и  трудился  в  поте  лица  своего  брат  Винфрид,   --
долговязый,  угловатый  парень  с  копной всклокоченных жестких
волос, торчавших вокруг его выбритой макушки.  Одет  он  был  в
короткую  рясу,  на  ногах  --  большие  башмаки  с  деревянной
подошвой. Брат Винфрид орудовал лопатой со стальным лезвием,  с
такой  легкостью  рассекая ею густые сплетения бобовых корней и
стеблей, словно то  была  простая  трава.  Искоса  поглядев  на
шедших  мимо Хью и Кадфаэля, он не прекратил работу и с прежним
упорством вонзал свою лопату. Хью бросил взгляд на его  смуглое
простодушное лицо и невинные голубые глаза.
     --  Да уж, такой будет работать без устали, что с лопатой,
что с боевым топором, -- одобрительно заметил он, улыбаясь.  --
Мне бы дюжину таких молодцов на службу в замок.
     --  Нет,  такой  тебе  не  подойдет,  -- уверенно возразил
Кадфаэль. -- Как все крупные мужчины, он слишком простодушен  и
мягок.  Чего  доброго,  бросит на землю меч и кинется оказывать
помощь поверженному противнику. Тебе  нужны  маленькие  злобные
терьеры, что скалят зубы.
     Миновав огороды, они прошли в цветник, где розы на клумбах
уже переросли  и  начали ронять лепестки. Обогнув угол буксовой
изгороди, они вышли на широкий двор, пустынный в этот  утренний
час, когда почти все находились на работах. Разве что несколько
приезжих  прохаживались  подле странноприимного дома и конюшен.
Едва Хью  с  Кадфаэлем  обогнули  высокую  изгородь  и  сделали
несколько  шагов  по двору, как чья-то маленькая тень метнулась
от ворот хозяйственного двора, где тесно, в  три  ряда,  стояли
сараи  и  амбары  с  монастырскими запасами, и тут же пропала в
узком проходе, что вел со двора в монастырь. Минуту спустя  она
вновь  мелькнула уже на другом конце аллеи. Глаза мальчика были
скромно потуплены, руки смиренно  сцеплены  на  животе,  --  ну
сущий  ангел!  Кадфаэль предусмотрительно тронул Хью за плечо и
приостановился, не желая, очевидно, слишком смущать мальчика.
     Тот прошел мимо лазарета, свернул за  угол  и  был  таков.
Можно  было  не  сомневаться  в  том,  что,  едва  убедившись в
счастливом избавлении от посторонних глаз, он вновь  дал  деру,
--  только  пятки  засверкали!  Хью мрачно усмехнулся. Кадфаэль
посмотрел ему в глаза и промолчал.
     -- Ну и ну! -- сказал Хью. -- Ты снял яблоки только вчера,
их даже не  успели  разложить  по  корзинам.  Хорошо  еще,  что
мальчишка встретился нам, а не приору Роберту. Это с животом-то
оттопыренным, как у беременной женщины!
     --  Кое-кто  из  нас  смотрит на такие вещи сквозь пальцы.
Наверное,  он  выбирал  самые  большие  яблоки,  но  не  больше
четырех.  Ворует он в меру. Может, проспорил, а может, и просто
из  озорства,  ради  удовольствия  вновь   и   вновь   искушать
провидение.
     Поднятая  бровь  Хью  свидетельствовала  о  том,  что он в
недоумении.
     -- Почему именно четыре?
     -- Потому что при школе у нас только четверо мальчиков,  а
если  уж  воровать,  то,  разумеется,  на  всех. У нас есть еще
несколько послушников, чуть постарше, но перед ними он вряд  ли
несет  какие-либо обязательства. Пусть воруют сами или остаются
с носом. А известно ли тебе, как зовут  этого  постреленка?  --
спросил Кадфаэль улыбаясь.
     -- Да нет, но ты почему-то остановил меня.
     --  Правда?  Как  бы  то  ни  было,  это сам Ричард Людел,
новоявленный лорд Итона, -- сказал Кадфаэль и задумчиво, как бы
в оправдание пошатнувшейся репутации мальчика, добавил. --  Но,
честно говоря, он еще не знает об этом.

     Когда  за Ричардом прислали послушника, он, скрестив ноги,
сидел на берегу мельничного  пруда  и  сосредоточенно  догрызал
остатки большого сочного яблока.
     --   Тебя  зовет  брат  Павел,  --  объявил  посыльный,  и
выражение лица  у  него  было,  как  у  человека,  вынужденного
сообщить  дурные  новости.  --  Он  ждет  тебя  в  монастырской
приемной. И лучше поторопиться.
     -- Меня? -- удивленно спросил  Ричард,  еще  не  до  конца
переживший  радость от удачно совершенной кражи. У него не было
особенных причин бояться брата Павла, наставника послушников  и
учеников,    который    был    человеком    весьма   мягким   и
снисходительным,  но  можно  было  попытаться  избежать  и  его
упреков. -- А зачем я ему понадобился?
     -- Тебе лучше знать, -- сказал послушник с ехидцей. -- Мне
он этого  не  сообщил.  Ступай  и узнаешь, если и впрямь сам не
догадываешься.
     Ричард бросил огрызок яблока в пруд и нехотя  поднялся  на
ноги.
     -- В приемной, говоришь? -- переспросил он.
     Просьба  зайти в такое уединенное и официальное место, как
приемная, свидетельствовала о  чем-то  весьма  серьезном,  хотя
Ричард  не  мог  припомнить  за  собой  никаких  сколько-нибудь
значительных проступков в последний месяц.  Тем  не  менее,  он
решил  держаться настороже. В задумчивости он неторопливо пошел
прочь от пруда, ступая босыми ногами по прохладной траве; затем
его задубелые ступни почувствовали булыжник мощеного  двора,  и
наконец   он  оказался  в  небольшой  сумрачной  приемной,  где
наезжавшие время от  времени  миряне  могли  с  глазу  на  глаз
поговорить со своими оставленными в монастыре родственниками.
     Брат    Павел   стоял,   повернувшись   спиной   к   окну,
единственному в приемной, отчего и без  того  темное  помещение
казалось  совсем  мрачным.  Брат  Павел  был высок, его коротко
стриженые волосы, лежавшие вокруг бритой макушки, были все  еще
густы  и  черны,  хотя монаху было уже под пятьдесят. Обычно он
стоял, да и сидел тоже, слегка наклонившись  вперед,  поскольку
уже  много лет ему приходилось общаться главным образом с теми,
кто вдвое уступал ему в размерах; сам же он имел намерение лишь
наставлять их на путь истинный, а не подавлять своей  статью  и
мощью.  Он  был добр, учен и снисходителен и отлично делал свое
дело, умея держать своих  подопечных  в  узде,  не  прибегая  к
запугиванию. Самый старший из его нынешних подопечных, отданный
в  монастырь  пяти  лет  от роду, а теперь уже достигший своего
пятнадцатилетия и готовившийся стать  послушником,  рассказывал
Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 36
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама