Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#1| To freedom!
Aliens Vs Predator |#10| Human company final
Aliens Vs Predator |#9| Unidentified xenomorph
Aliens Vs Predator |#8| Tequila Rescue

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Научная фантастика - Брайан Олдисс Весь текст 366.95 Kb

Галактики как песчинки

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 18 19 20 21 22 23 24  25 26 27 28 29 30 31 32
услышать, что представляет собой этот город, от  кого-нибудь  такого,  кто
воспринимает его атмосферу более обостренно.  С  помощью  этого  парня  мы
сможем проникнуть в самое его сердце. Но удовольствия это не доставит.
     Тьма...  Казалось,  она  сочится  из  темных   костюмов,   они   были
специальностью древнего портного, теперь же  висели,  грузные  и  жесткие,
вдоль  стен   -   похороны   во   мраке.   Костюмер   Уиллиггс,   оказался
человеком-тритоном, черты его характера только что ничем не отличались  от
ночных зевак с Площади, теперь изменились в соответствии с его логовом.
     Глазки Уиллиггса таращились и поблескивали как и  тонущей  крысы.  Он
отрицал даже свое присутствие на Нокспортской  площади.  Когда  Арс  начал
настаивать  на  своем,  он  погрузился  в  молчание,   поглаживая   своими
крохотными пальчиками по прилавку.
     - Я - не офицер службы порядка, - втолковывал ему  Арс  Стайкр.  -  Я
просто любопытный, просто хочу знать, чего ради вы торчите целыми ночами в
дверях.
     - Но в этом нет ничего неприличного, - пробормотал Уиллиггс в  ответ,
закатив глаза. - Я ничего не сделал.
     - Вот именно. Вы ничего не делали. Тогда зачем вы  -  и  все  прочие,
вроде вас - стоите там, если ничего не делаете? О чем  вы  тогда  думаете?
Что вы видите тогда? Что чувствуете?
     У меня торговля, я должен ей заниматься, - запротестовал Уиллиггс.  -
Я занят, разве вы не видите, что я занят?
     - Я  хочу  только  знать,  что  вы  чувствуете,  когда  торчите  там,
Уиллиггс.
     - Да оставьте же меня в покое, ясно вам?
     - Ответьте только на мой вопрос - и мы уйдем.
     - Мы можем сделать это так, что все будет стоить нам уйму времени,  -
добавил юный Рапсодия, бросив знающий взгляд.
     Маленький человечек украдкой покосился на  него.  Облизнув  губы,  он
стал выглядеть таким  ужасным,  его  крупное  тельце,  казалось,  потеряло
остатки крови.
     - Оставьте меня в покое, - взмолился он. - Все, о чем я вас  прошу  -
оставьте меня в покое. Я же не  оскорблял  вас,  верно?  Покупатель  может
войти, я не могу не ответить на ваш вопрос. Пожалуйста, уйдите.
     Неожиданно Стайкр  прыгнул  вперед,  придавив  крохотного  человечка,
стоявшего спиной к прилавку. Если  сравнить  досье  на  обоих,  то  второй
просто не может быть, лицо у Стайкра было более отчаянным.
     - Уиллиггс, - прошипел он. - Я хочу знать. Я должен знать. Я приходил
сюда, на городскую помойку неделя за неделей, и на самом ее дне я  откопал
такую тварь как ты. Ты расскажешь, что вы испытываете здесь, на дне,  или,
будь я проклят, я сверну тебе шею.
     -  Ну  что  я  могу  вам  сказать?  -  вдруг  потребовал  Уиллиггс  с
неожиданной, какой-то мышиной яростью. - Нечего мне вам говорить. Не могу,
у меня и слов-то таких нет. Вам сперва надо стать мной или  таким  как  я,
только тогда вам удастся понять.
     В конце концов они выбрались наружу, оставив задыхающегося  Уиллиггса
валяться в пыли по ту сторону прилавка.
     - Я даже не предполагал, что способен потерять контроль, - сказал Арс
Стайкр, хмуря  брови,  облизнув  костяшки  пальцев,  когда  они  вышли  из
магазина.
     Он должен был знать, что камера давно  парит  над  ними,  но  слишком
глубоко погрузился в собственные заботы.
     - Порой во  мне  образовывается  словно  пустота.  Полагая,  в  своей
ненависти мы даже более чем готовы. Но я непременно должен  разузнать  все
это точно...
     Его неподвижное лицо становилось на экране  все  крупнее  и  крупнее,
затмевая все остальное. Один зрачок его невольно моргнул,  затем  сам  Арс
исчез из поля зрения.
     Теперь все присутствующие, за исключением шефа, разом заговорили, все
они испытывали удовольствие от схватки.
     - Серьезно, - заметил Ормолу 3, - в этой последней сцене что-то есть.
Ее бы  переснять,  конечно,  с  приличными  актерами,  добавить  несколько
выбитых зубов. Может быть под конец стоит швырнуть этого малыша в канал.
     Определять время своего выхода было для Рапсодии  специальностью.  Он
разбудил их так, что что-либо еще показывать  необходимости  не  было.  Он
медленно спустился по тем нескольким ступенькам, что отделяли его от залы.
     - Такова история человека по имени Арс Стайкр, -  произнес  Рапсодия,
когда его правая нога коснулась последней ступеньки. - Он не смог  довести
ее до конца. После того, как  он  ударил  этого  малыша-портного,  он  все
побросал и исчез в публичных домах Нсоюза. Он не  остался  даже  закончить
эту ленту, так что группе два пришлось  свернуть  все  это.  Арс  оказался
ненадежным человеком.
     - И чего  ради  нам  пришлось  ждать  двадцать  лет,  чтобы  все  это
услышать? - послышалось восклицание Рапсодии Дубль Семь.
     Сохраняя осторожность, Рапсодия 182 широко развел руками и улыбнулся.
     - Потому что "Арс Стайкр" стало ругательным словом,  со  времени  его
исчезновения,  -  ответил  он,  нацеливаясь  своими  словами  на   большую
Виолончель, - а потом был забыт. Но  случилось  так,  что  несколько  дней
назад я натолкнулся на Стайкра, и это навело меня на мысль  поработать  со
старой лентой группы два.
     Он постарался  поместиться  так,  чтобы  оказаться  напротив  Большой
Виолончели и тем самым облегчить шефу возможность выразить  удовлетворение
его проницательностью, если только он окажется к этому расположен.
     - Вы говорите, что Арс до сих пор  жив?  -  продолжал  настаивать  на
своем Дубль Семь. - Тогда теперь он должен быть совсем стариком. И чем  же
он занимается, ради Святого То?
     - Болтается туда-сюда, бездельничает, -  ответил  Рапсодия.  -  Я  не
испытывал желания, чтобы меня увидели, разговаривающего с ним,  и  поэтому
ушел при первой же возможности.
     Теперь он оказался перед шефом.
     - Ну, Б.В., - произнес он так вкрадчиво как только мог. -  Только  не
говорите мне, что вы не уловили аромата ленты, того самого, что заставляет
народ вскакивать на ноги и толпиться в проходах.
     Словно умышленно преодолевая неуверенность,  Большая  Виолончель  еще
раз затянулся афротонизатором, потом осторожно отстранил его от губ.
     Большая Виолончель промолвил:
     - Из всей вашей пленки мы сможем использовать эту юную пару.
     - Вот именно, - воскликнул Рапсодия, пытаясь  хмуростью  скрыть  свое
приподнятое настроение. - Юные любовнички! В них вся идея! Великая идея!
     - Мне лично это все представляется как сага об  обычном  человеке,  -
высказал свое мнение Ураган 304. - Мы могли бы назвать ее "Наш  прекрасный
город" - если такой заголовок легально не конфискован.
     - Это уже забота Эдра Экскиски, - заметил кто-то.
     Они начали обыгрывать тему, сегодня Харш был в  победителях.  Он  уже
собирался вырваться из просмотрового зала, когда рука прикоснулась  к  его
плечу, и Рапсодия Дубль Семь приостановил его.
     - Как же так получилось, что вы снова повстречались с Арсом Стайкром?
- спросил он.
     - Ненароком, - ответил счастливый Рапсодия. - Несколько ночей назад у
меня было назначено свидание.  Потом  я  ловил  свободный  гелиопузырь,  и
оказалось, что я иду по Босфорской площади. Эта старая развалина, торчащая
в дверях, узнала меня и окликнула.
     - Это был Арс?
     - Это был Арс? Я, конечно, шел дальше по своим дверям. Но эта встреча
натолкнула меня на концепцию теперешней ленты.
     - А вы не спрашивали Арса, не нашел ли он то,  что  таится  в  сердце
города? Ведь именно на поиски этого он и отправился?
     - А какая разница? У этого нет ничего такого, что мы могли бы купить.
А брюки у него, должен заметить, в заплатах, к тому же  этот  свихнувшийся
болван дрожал от лихорадки! Я был счастлив, что  как  раз  в  этот  момент
подвернулся пузырь!


     Они  выпустили  ленту  -  одно  из  наиболее  дорогостоящих  творений
Сверхновой за этот год. Она была расхватана  в  кредит  всеми  населенными
планетами  Федерации,  после   чего   Рапсодия   182   стал   влиятельным,
респектабельным человеком. Программу  назвали:  "Песня  могущественнейшего
города", в ней принимали  участие  три  электронных  оркестра,  семнадцать
ударников и полк девочек, пневмо-танцовщиц. Досъемка и монтаж  проводились
в  студии,   погруженной   в   постельные   тени,   считающиеся   наиболее
благоприятными,  а  под  конец  они  подобрали  для  фона   город,   более
подходящий, чем Нсоюз. Арс Стайкр в программе, разумеется,  не  упоминался
вовсе.



                            8. ЭРА ЗАВЕРШАЮЩАЯ

     Мы снова вынуждены  прибегнуть  к  символу:  "Время  улетает".  Время
растягивается до своего предела, почти выходит за границы,  которые  можно
охватить разумом, время и теперь продолжает двигаться, неторопливо катятся
бесчисленные века, приближая закат Ииннисфара и самой Галактики.
     То было время контрастов. Те  планеты  и  системы,  которые  -  в  те
времена, когда Самоподдерживающаяся война была в  полном  разгаре  -  были
некогда связаны узами враждебности, теперь не могли найти достаточно много
общего, чтобы сделаться конкурентами  на  худой  конец,  не  говоря  уж  о
большем. То было время открытий и консолидации, экспериментов и отречений,
надежды  и  смирения,  историков  и  пророков.  То  было  время   изучения
внутренних ресурсов человека, и когда  последние  преграды  пали,  человек
вступил на путь самопознания. Теперь он стоял на ногах сам  по  себе,  без
этой дряхлой клячи Науки, на  которую  он  так  долго  полагался,  один  в
лабиринте созданных им самим приспособлений.
     Человечество множилось. Каждый из миров заполнялся  плотными  массами
населения,  но  эти  толпы  больше  не  толкались  и  не  кричали.  Каждая
индивидуальность оставалась сама собой по выбору. То был серебряный период
эпохи Благородства и Звезд. Вскоре останутся лишь звезды.
     Чем  ближе  конец  величественного  зрелища  -  тем   больше   народа
оказывается на подмостках, море лиц... яркие огни приветствуют нас... даже
когда занавес неумолимо движется вниз. Симфония близится к концу, но  весь
оркестр продолжает играть  с  полной  отдачей,  хотя  через  минуту  падет
молчание и музыка останется лишь в памяти.
     И на всем  протяжении  некоей  обширной  сцены  тоже  пало  молчание,
молчание последнее и всеобъемлющее.




                              ЯВЛЕНИЕ АМЕБЫ

                                    1

     Ты никогда не узнаешь, где начало той цепи событий, что привели  тебя
на Ииннисфар и в мир теней.
     Ты никогда не узнаешь, как на самом деле звали Крикуна. Он  обделывал
свои  делишки  вдалеке  от  того,  что   большая   часть   людей   считала
цивилизацией, скитаясь по внешнему  краю  галактики,  так  что  частенько,
когда он мчался с одной планеты на другую, ему приходилось  видеть  звезды
лишь с одной  стороны  кабины.  Так  уж  получалось,  что  вся  галактика,
обжигающая силой и светом, находилась с одной стороны, а с другой -  обрыв
в пустоту, протянувшуюся из бесконечности  в  бесконечность  и  отдаленные
островки вселенных только подчеркивали эту бездну.
     Обычно Крикун поглядывал на звезды. Но не в этом рейсе.. По профессии
Крикун был торговцем книгофильмами, весь его  крохотный  кораблик  был  до
предела был заполнен стеллажами с микрокассетами. Он имел в наличии  товар
на любой вкус, новый и антикварный, по философии, социологии и математике,
если бы вы взялись просматривать систематически, то  смогли  познакомиться
со сведенной воедино чуть ли  не  всей  галактикой  с  древнейших  времен.
Однако нельзя сказать, что эти обучающие ленты приносили  Крикуну  большие
деньги: дохода от них едва хватало на горючее, и уж конечно неоткуда  было
у Крикуна взяться средствам на  выпивку.  Ленты,  которые  на  самом  деле
приносили выгоду, касались вопросов  более  древних,  чем  история,  а  их
иллюстрации отличались той неотвратимостью, какой не сыщешь ни в одной  из
математических энциклопедий, темой этих  лент  были  страсти.  Эротические
кинофильмы, жизнеописующие  достижения  похоти,  были  основным  предметом
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 18 19 20 21 22 23 24  25 26 27 28 29 30 31 32
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама