Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#1| To freedom!
Aliens Vs Predator |#10| Human company final
Aliens Vs Predator |#9| Unidentified xenomorph
Aliens Vs Predator |#8| Tequila Rescue

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Научная фантастика - Брайан Олдисс Весь текст 366.95 Kb

Галактики как песчинки

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 21 22 23 24 25 26 27  28 29 30 31 32
меня с госпиталем: я буду говорить с генерал-медиком!
     Адьютант поспешил исполнить приказ.
     - Что следует далее? - поинтересовался Сросшийся.
     Он явно начинал получать удовольствие от собственной деятельности.
     -  Оружие,  -  коротко  ответил  Одноглазый.  -  В  первую   очередь,
расщепляющиеся материалы. Здесь мои запасы не  особенно-то  и  помогут,  у
меня их, к сожалению, меньше, чем следовало бы.
     - Вот у меня отчет о наших расходах  за  прошлую  неделю,  -  ответил
Сросшийся, передавая ему листок бланка. - Боюсь, что  и  у  меня  осталось
тоже маловато.
     Через плечо Одноглазого ты спокойно заглядываешь в протянутую бумагу.
     - Этого хватит, - после небольшой паузы оценивающе произносишь ты.



                                    4

     Поначалу все должно было выглядеть так,  будто  план  мог  увенчаться
успехом. Но, когда  ты  входил  на  флагманский  корабль  вместе  с  двумя
начальниками, тебя  опять  принялось  мучить  чувство,  что  ты  живешь  в
скверном сне, декорации  которого  ты  можешь  проткнуть  пальцем.  Ты  не
нервничаешь, не беспокоишься. Сросшийся и Одноглазый, каждый на свой  лад,
демонстрируют теперь свою озабоченность принятым решением об  этой  затее.
Капитан корабля, Командор Флота Прим, выносит их всевозможные придирки  аж
с завидным спокойствием.
     Первые  дни  проходят  без  особых  происшествий.   По   ту   сторону
иллюминатора  висит  невозмутимое  пространство,  светлячки-звезды   из-за
расстояния похожи на крапинки,  это  древнее  великолепие  ни  на  что  не
пригодно, кроме как для службы ориентирами в навигации. Другие корабли  не
видны  невооруженным  глазом,  флагман   способен   путешествовать   и   в
одиночестве. Когда они стартовали  с  Овленджа,  флот  их  насчитывал  сто
семнадцать кораблей, но уже к концу первой недели пять  из  них  вышли  из
строя и захромали домой: их, построенные с  такой  поспешностью,  световые
двигатели взорвались. При нормальной тяге им потребуется не менее полутора
лет,  чтобы  добраться  до  родной  гавани,  мало  того:  или  их  экипажи
задохнутся по дороге, или между членами экипажей начнется резня за воздух,
чтобы оставшиеся в  живых  могли  дышать  кислородом,  отнятым  у  убитых.
Остальные же корабли продолжали свой путь, их  трюмы  были  полны  солдат,
находившихся в состоянии приостановленной жизнедеятельности, все они  были
аккуратно уложены, точно бутылки.
     Уже шестнадцать дней они  находились  в  вакууме  и  оставили  позади
звезды, обычно расцениваемые как  передовые  позиции  империи  Ииннисфара,
когда их окликнули первый раз.
     - Станция, именуемая себя "Камоэно 11  РСТ-225",  -  доложил  старший
связист, - запрашивает, почему мы прошли мимо "Корамандела Тангенс 10", не
идентифицировав себя?
     - Оставим без ответа, - заявляешь ты.
     Затем стали поступать новые запросы, которые были  так  же  оставлены
без внимания. Флот продолжал сохранять молчание,  словно  боялся  проявить
признаки жизни перед мирами, окружавшими его.
     Затем  системы  связи  начали   перехватывать   сигналы   тревоги   и
предупреждения, которыми обменивались между собой планетные станции:

     "Галкондар  Сабельный  вызывает  "Рольф-158".  Неопознанный   корабль
прошел мимо вас курсом 99-ГУ-4281 приблизительно в 07.14.30 Гал..."

     "Акростик 1. Базе Скиапарелли. Ведите наблюдение и сообщайте о флоте,
только что вошедшем в домашний сектор Рай-014..."

     "Пеик-ри-Кониг. Астрономической Опоре Дрокси.  Неопознанные  корабли,
числом около 130-ти, пересекли Зону Развертки. Код  -  "Алмаз".  Индекс  -
"Алмаз дробь девять..."

     "Всем  станциям  по  Кольцу  Израиля  Два.  Немедленно  приступить  к
процедуре "ВАВ ДЕВЯТЬ - ОДИН..."

     Одноглазый презрительно фыркнул.
     - Мы в самом деле нагнали страху на эти  провинциальные  планетки,  -
самодовольно заявил он.
     Время шло, и он становился все менее терпеливым. Пространство,  почти
что безмолвное всего  вахту  назад,  теперь  начало  бормотать  на  разные
голоса, вскоре бормотание выросло до  вавилонского  столпотворения.  Нотки
любопытства, поначалу воспринимаемые как  более-менее  умеренный  интерес,
сменились сообщениями, чья тональность росла от раздражения к тревоге.
     - Может быть нам все же следует им ответить? - предложил  одноглазый.
- Разве мы не сможем ввернуть им какую-нибудь сказочку, чтобы заставить их
сидеть тихо? Например, скажем, что  мы  прибыли  засвидетельствовать  свое
почтение, или еще что-нибудь в этом роде?
     - Мы можем не тревожиться насчет тех сообщений, которые  не  способны
понять, - отозвался Прим. - Но теперь мы перехватили несколько, переданных
кодом, не исключено, что они причинят нам больше беспокойства.
     - Найдется ли у нас какой-нибудь анекдотик, чтобы все-таки  заставить
их заткнуться? - снова переспрашивает Одноглазый, обращаясь к тебе.
     Ты продолжаешь спокойно смотреть наружу,  во  тьму,  так,  словно  ты
способен видеть сквозь ее завесу, так,  будто  ты  в  состоянии  созерцать
сообщения, проблескивающие как кометы по ту сторону иллюминатора.
     - Правда очень  быстро  выясниться,  -  спокойно  возражаешь  ты,  не
удосуживаясь даже повернуться.


     Проходит еще пара дней, и  паралокатор  вылавливает  первый  корабль,
который им удается обнаружить с тех пор, как они покинули Овлендж.
     - Это не может быть кораблем!  -  заявляет  старший  связист,  комкая
ленту с сообщением.
     - Да может же, может! - чуть ли не умоляет его помощник. - Взгляни на
его курс; ты же сам его вычерчивал! Вот тут он определенно повернул. А что
еще кроме корабля способно маневрировать?
     - Это не может быть кораблем! - упрямо повторяет старший связист.
     - Почему это не может быть кораблем? - спрашивает Прим.
     - Простите, сэр, но у этой штуковины длина, по  меньшей  мере,  около
тридцати миль.
     После некоторого молчания Одноглазый спрашивает:
     - Каким курсом она движется?
     Отвечает помощник. Кажется, только он один получает  удовольствие  от
рыбки, которую выловили их экраны.
     Он повернул почти сразу, как мы взяли его под наблюдение, с  тридцати
на тридцать два градуса к северу,  сдвинувшись  с  курса  почти  точно  на
северо-северо-запад, если отсчитывать по галактическим координатам.
     Одноглазый хватает помощника за шиворот с таким видом, точно  хватает
его за горло.
     - Все, что я хочу  знать,  -  ревет  он,  -  это,  убирается  ли  эта
штуковина прочь, или движется на нас?
     - Ни то, ни другое, - отвечает помощник еще раз посмотрев на экран. -
Похоже, он завершил поворот и теперь движется  дальше  курсом,  который...
пересекался с нашим под прямым углом.
     - Подает ли объект наблюдения какие-нибудь сигналы? - поинтересовался
Прим.
     - Может пальнуть разок ему по носу? - предлагает Одноглазый.
     - Ты забыл, что сейчас уже не ползаешь по улицам Овленджа, ведя огонь
задницей и тому подобным. Так что можешь успокоиться!
     Одноглазый в ярости поворачивается к Сросшемуся. Последний уже  успел
предусмотрительно подняться на мостик. Он  стоит  и  наблюдает,  как  тает
капелька  в  глубине  экрана  паралокатора,  и   только   потом   решается
заговорить. Тогда, отведя Одноглазого в сторону и оглядевшись по сторонам,
чтобы убедиться, что тебя нет в рубке, он тихим голосом произносит:
     - Друг мой, я должен вам сейчас кое в чем признаться.
     Далее следует минутная пауза, в течение которой он смотрит с тревогой
и неприязнью на растерянное выражение лица Одноглазого и только потом
     - Мои прежние слезы вернулись ко мне, ты  знаешь,  что  я  -  храбрый
человек, но даже герою бывает порой мудрее испугаться. С каждым  часом  мы
все глубже забираемся в это пчелиное гнездо, ты  понимаешь  это?  Еще  бы,
ведь сейчас мы находимся всего в двух с половиной неделях полета до самого
Ииннисфара! Я не могу спать, я постоянно вопрошаю  себя:  а  что  если  мы
движемся навстречу чему-то такому, от чего просто не может быть спасения?
     И довольный, что он вынужден  согласиться  со  своим  старым  врагом,
Одноглазый все же не мог упустить этой возможности поделиться собственными
опасениями.
     - Корабль тридцать миль длинны! - воскликнул он.
     Таинственно кивнув, Сросшийся убедил  собеседника  спуститься  в  его
кабину,  если  он  хочет  услышать  что-то  большее.  И  там  он  ошеломил
тупоголового.
     - Всего в вахте полета отсюда, - заявил он,  пристукнув  кулаком  для
выразительности,  -  найдется  множество  богатых  планет.  Они  столь  же
пригодны для грабежа, что и планеты в центре Региона -  но  гораздо  менее
хорошо охраняются. Ты можешь вообразить их себе хотя бы на минуту:  полным
полно пухленьких блондинок с  перстнями  на  каждом  пальце  и  жирненьких
коротышек, отягощенных крупными банковскими счетами! Они лежат перед  нами
открытые и никем не защищаемые!  Так  чего  ради  нам  нужно  тащиться  на
Ииннисфар,  где  мы  несомненно  встретим  сопротивление?  Почему  бы   не
остановиться здесь, прихватить, что удастся и вернуться на родной Овлендж,
пока все идет хорошо?
     Одноглазый задумался, выпятив губы. Предложение ему нравилось во всех
подробностях, каких предполагал его экс-противник.  Но  существовало  одно
серьезное препятствие.
     - ОН готов и душу заложить, чтобы только добраться до Ииннисфара.
     - Согласен! Я думаю, что мы и так слишком долго с  НИМ  считаемся!  -
отозвался Сросшийся.
     Им не было необходимости называть тебя по имени. Там, вдали  от  Ауры
твоего  путешествия,  их  опасения  насчет  тебя  становились   взаимными.
Сросшийся подошел к буфету, достал маленькую, с тугой пробкой бутылочку.
     - Вот что решит э т у проблему! - подытожил он.
     Яд в сосуде был смертоносен, человек, почувствовавший  на  расстоянии
ярда запах от одной его капли, неделю страдал бы головными болями.
     - Кое-что сдобрит ему вино на ночь, - пообещал Сросшийся.



                                    5

     Когда после обеда вино  совершило  круг  вокруг  капитанского  стола,
Одноглазый взял бокал, но пить воздержался. Он чувствовал себя больным  от
неизвестности,  и  вместе  с  болезненными   ощущениями   почувствовал   и
отвращение к Сросшемуся;  дело  не  столько  в  том,  что  он  не  одобрял
отравление, как нечестный способ убийства, но он также прекрасно  понимал,
что в маленькой бутылочке найдется более чем  достаточно  снадобья,  чтобы
избавиться и от него самого тоже, как только  Сросшийся  почувствует,  что
склонен разом разделаться с его оппозицией.
     У тебя таких приступов малодушия не было. Ты поднял свой бокал, когда
его наполнили, произнес, как ты уже делал не один  вечер,  тост  за  успех
экспедиции, и залпом выпил все вино до капли.
     - У этого вина вкус дома, - заметил  ты.  -  Мы  еще  сравним  его  с
лучшими сортами виноградников Ииннисфара!
     Все сидящие за столом  засмеялись  вместе  с  тобой,  за  исключением
Одноглазого, лицо которого перекосилось. Он не смог  заставить  себя  даже
мельком взглянуть на Сросшегося.
     - Что вы думаете  о  том  тридцатимильном  объекте,  который  сегодня
обнаружили? - спросил у тебя Прим, неторопливо потягивая из своего бокала.
     - Звездолет с Ииннисфара, - просто отвечаешь ты. - Но из-за этого  не
стоит тревожиться. Эволюция позаботится  об  этом,  так  же  как  она  уже
позаботилась  о  доисторических  монстрах,  которые  некогда  бродили   по
Овленджу и прочим
     Капитан развел руками.
     - Для практичного человека подобное замечание выглядит до  странности
непрактичным, -  произнес  он.  -  Эволюция  -  это  одно;  суперзвезды  -
совершенно другое.
     - Только в том случае, если вы забыли, что  эволюция  -  это  научный
метод природы, а звездолеты, хотя и не являются органическими  созданиями,
все же представляют собой часть эволюции человека. А сам-то человек  -  ни
что иное, как часть научного метода природы.
     - Я уверен, что вы не станете утверждать,  будто  в  эти  дни  заката
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 21 22 23 24 25 26 27  28 29 30 31 32
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама