Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Триллер - Мастертон Грэм Весь текст 712.17 Kb

Пария

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 61
     Эдвард Уордвелл пожал плечами, вздохнул и покачал головой.
     - Без причины. Просто я не хотел бы, чтобы картина пропала  или  была
уничтожена. Вы знаете, откуда она взялась? Кто ее продал?
     - Не имею понятия.
     - Ну так вот, я предполагаю, хотя и не вполне уверен, что эта картина
- из коллекции Эвелита. Вы слышали об Эвелитах? Очень старая семья, сейчас
часть ее живет неподалеку от Тьюсбери, округ Дрейкат. Но,  начиная  с  XVI
века, какие-то Эвелиты всегда жили в  Салеме.  Очень  таинственная  семья,
отрезанная  от  мира,  совсем  как  в  книжках  Лавкрафта.  Вы  слышали  о
Лавкрафте? Я слышал, что у старого Эвелита есть библиотека старинных  книг
о Салеме, по сравнению с которой все приобретения Музея ничтожны.  У  него
есть также различные гравюры и картины. Эта картина наверняка принадлежала
ему. Время от времени он выставляет их на  продажу,  не  знаю  почему,  но
всегда анонимно и всегда трудно подтвердить их подлинность,  но  он  и  не
пытается это делать и даже не хочет признавать, что они происходят из  его
коллекции.
     Я снова посмотрел на картину.
     - Интересно, - признался я.  -  Приятно  знать,  что  в  Америке  еще
осталось несколько настоящих оригиналов.
     Эдвард Уордвелл на минуту задумался, прижав руки ко рту. Потом  опять
спросил:
     - Вы на самом деле не передумаете?
     - Нет, - ответил я. - Я не продам эту картину, пока не  узнаю  о  ней
побольше.
     Например, почему Музей Пибоди так срочно  и  настойчиво  нуждается  в
ней.
     - Но я ведь вам уже сказал. Уникальная топографическая ценность.  Это
единственная причина.
     - Я почти верю вам. Но вы позволите мне самому это проверить?  Может,
мне стоит поговорить с вашим директором?
     Эдвард Уордвелл долго смотрел на меня, стиснув зубы, а потом сказал с
отчаянием в голосе:
     - Хорошо. Я не могу вам этого запретить. Буду только  надеяться,  что
не потеряю работу из-за того, что опоздал на аукцион.
     Он открыл дверцу и вышел из машины.
     - Рад был познакомиться, - заявил он и застыл, как  будто  в  глубине
души ожидал, что я сдамся и  уступлю  ему  картину.  Потом  он  неожиданно
добавил:
     - Я достаточно хорошо знал вашу жену, прежде чем... ну, знаете, перед
этим случаем.
     - Вы знали Джейн?
     - Конечно, - подтвердил он и, прежде  чем  я  успел  расспросить  его
поподробнее, ушел в сторону Маргин, ежась от холода.
     Я довольно долго сидел в машине и думал, что мне, к дьяволу,  делать.
Я еще раз развернул картину и еще раз присмотрелся к  ней.  Может,  Эдвард
Уордвелл говорил правду  и  это  был  единственный  сохранившийся  с  того
времени вид на Салемский залив с северо-востока. Однако я был уверен,  что
уже где-то видел похожий ландшафт - на гравюре или  на  ксилографии.  Ведь
трудно поверить, что  один  из  наиболее  часто  рисуемых  и  изображаемых
заливов  на  побережье  Массачусетса  был  только  один-единственный   раз
изображен в такой перспективе.
     Это  был  удивительный  день.  У  меня  не  было   никакого   желания
возвращаться домой. Какой-то человек,  лицо  которого  скрывалось  в  тени
широкой тульи, наблюдал за мной с другой стороны улицы. Я завел  двигатель
и включил в автомобиле радио.



                                    5

     Когда я съехал с Лафайет-роуд и повернул на север,  в  сторону  Аллеи
Квакеров, на северо-востоке над горизонтом уже собирались  грозовые  тучи,
похожие на стадо темных мохнатых зверюг. Прежде чем я доехал  домой,  тучи
уже закрыли небо. Первые капли дождя застучали по капоту автомобиля.
     Я пробежал по садовой дорожке, натянув плащ на голову,  и  выгреб  из
кармана ключи. Дождь  шептал  и  шелестел  в  сухих  стволах,  ограждавших
дворик. Первые, еще не слишком сильные порывы ветра начинали трепать кусты
лавра у дороги.
     Я как раз вставил ключ в замок, когда услышал женский шепот:
     - Джон?
     Парализованный ледяным страхом, я с трудом заставил себя повернуться.
Сад был пуст. Я увидел только кусты, заросшую лужайку и нарушаемую каплями
дождя поверхность садового пруда.
     - Джейн? - громко спросил я.
     Однако никто не ответил, и здравый смысл подсказал мне,  что  это  не
могла быть Джейн.
     Однако дом выглядел как-то иначе. Мне казалось, что я чувствую чье-то
присутствие. Я повернулся к саду  и,  моргая  под  лупящими  меня  каплями
дождя, пытался понять, в чем заключается разница.
     Я влюбился в этот дом с первого взгляда. Меня восхитил его готический
силуэт постройки 1860 года, слегка неухоженный вид,  окна  с  ромбическими
стеклами, оправленными в свинец,  каменные  парапеты,  вьюнок,  оплетающий
двор. Дом построили на фундаменте более старого дома, и на старом каменном
камине, который теперь располагался в библиотеке, стояла дата  "1666".  Но
сегодня, слушая, как дождь лупит по позеленевшей черепице и  оконная  рама
беспокойно поскрипывает на ветру, я начал жалеть, что не выбрал себе более
уютного  жилища,  лишенного  мрачной  атмосферы  воспоминаний  и  кающихся
призраков.
     - Джон? - раздался шепот; но,  может  быть,  это  был  только  ветер.
Черные тяжелые тучи висели теперь прямо над домом. Дождь усилился,  желоба
и водостоки издавали звуки, похожие на смех стада демонов.  Меня  охватило
леденящее кровь предчувствие, что мой дом посещает некий дух,  который  не
имеет права появляться на земле.
     Стоя на садовой тропе, я развернулся, а  потом  обошел  вокруг  дома.
Дождь вымочил мне волосы и хлестал по лицу, но прежде чем войти, я  должен
был увериться, что мой дом пуст, что в  него  не  забрались  хулиганы  или
взломщики. Я так себе это объяснял. Я продрался  через  поросший  бурьяном
сад к окну гостиной и заглянул  внутрь,  прикрывая  глаза  ладонью,  чтобы
лучше видеть.
     Комната  казалась  пустой.  Холодный  серый  пепел  устилал  кострище
камина. Моя чашка стояла на полу, там, где я  ее  оставил.  Я  вернулся  к
парадному входу и прислушался. Капли дождя падали за  ворот  моего  плаща.
Сквозь тучи пробился луч света, и поверхность садового пруда на  мгновение
заблестела, будто усыпанная серебряными монетами.
     Я все еще стоял под  дождем,  когда,  разбрызгивая  грязь,  по  аллее
проехал на "шевроле" один из моих соседей. Это был Джордж Маркхем,  живший
на Аллеи Квакеров в  доме  номер  семь  со  своей  женой-калекой  Джоан  и
множеством истерически лающих карликовых  собачек.  Он  опустил  стекло  и
выглянул из машины. На его шляпе был пластиковый  чехол  от  дождя,  а  на
очках поблескивали капельки воды.
     - Что случилось, сосед? - закричал он. - Принимаешь душ в одежде?
     - Ничего страшного, - уверил я его. - Мне показалось, что какой-то из
желобов протекает.
     - Осторожнее, а не то простудишься до смерти.
     Он уже начал  поднимать  стекло,  но  я  подошел  к  нему,  с  трудом
пробираясь по грязи.
     - Джордж, - спросил я. - Не слышал ли ты, чтобы кто-то  шлялся  здесь
ночью? Около двух или трех часов утра?
     Джордж задумчиво выпятил губы, а потом покачал головой.
     - Я слышал ветер ночью, это точно. Но ничего больше. Никто  не  ходил
по дороге. А почему тебя это так интересует?
     - Сам толком не знаю.
     Джордж задумчиво посмотрел на меня, а потом сказал:
     - Лучше возвращайся домой и переоденься в  сухое.  Не  обращайся  так
мерзко со своим здоровьем только потому, что Джейн уже нет. Может, попозже
заскочишь к нам поиграть в карты? Старый Кейт Рид наверняка появится, если
приведет в порядок свой ржавый тарантас.
     - Может быть, приду, Джордж, большое спасибо.
     Джорджи уехал, и я снова остался один под дождем. Я прошел по аллее и
вернулся под дверь. Ну, подумал я, не буду же я стоять тут целую  ночь.  Я
повернул ключ в замке и толкнул  дверь,  которая  как  всегда  протестующе
протяжно заскрипела. Меня приветствовала темнота и знакомый запах  дыма  и
старого дерева.
     - Есть ли здесь кто-то? - закричал я. Глупейший вопрос на этом свете.
Здесь никого не было, кроме меня. Джейн погибла уже больше месяца назад, и
хотя я не хотел об этом думать, но вынужден был постоянно помнить про это,
все время вспоминать ее  последние  секунды  жизни,  как  в  автомобильных
катастрофах,  которые  часто  показывают  по  телевизору,  где  безвольные
манекены вылетают через переднее стекло. Только здесь были не манекены,  а
Джейн и наш еще не родившийся ребенок.
     Я вошел в дом.  Не  подлежало  сомнению,  что  атмосфера  изменилась;
казалось, за время моего  отсутствия  кто-то  немного  переставил  мебель.
Сначала я подумал; черт, я  был  прав,  сюда  кто-то  вломился.  Но  часы,
стоявшие в  холле,  по-прежнему  тикали  с  тошнотворным  однообразием,  а
картина XVIII века, изображающая охоту на лис,  висела  на  своем  обычном
месте. Джейн  подарила  мне  эту  картину  на  Рождество;  сентиментальная
шуточка, напоминание  об  обстоятельствах,  при  которых  мы  встретились.
Помню, в тот день я хотел поиграть ей на охотничьем роге, исключительно из
петушиного хвастовства, но смог  лишь  затрубить  громко,  бессмысленно  и
страшно неэлегантно, как если бы пернул гиппопотам. До сих пор я еще слышу
ее веселый смех.
     Я запер за собой дверь и пошел наверх, в спальню, чтобы переодеться в
сухую одежду. Меня постоянно преследовало неприятное ощущение, что  кто-то
был здесь, касался моих вещей, брал их в руки и снова клал на место. Я был
уверен, что положил расческу на  стол,  а  не  на  ночной  столик.  А  мой
будильник остановился.
     Я натянул синий  свитер  с  высоким  воротником  и  джинсы,  а  потом
спустился вниз и налил себе остатки "Шивас Регал". У меня  было  намерение
купить в Салеме бутылку чего-нибудь покрепче, но из-за Эдварда Уордвелла и
этой истории с картиной совсем забыл зайти в магазин. Я  залпом  проглотил
виски и пожалел, что больше нет.  Может,  позже,  когда  будут  исправлены
прохудившиеся небеса, я пройдусь до Грейнитхед и куплю пару бутылок вина и
несколько порций готового обеда, например, лазаньи. Я уже смотреть не  мог
на эскалопы Солсбери, даже под угрозой  пыток.  Эскалопы  Солсбери  -  без
сомнения самая отвратительная и невкусная еда во всей Америке.
     И именно в этот момент я снова услышал шепот, как будто где-то в доме
двое шушукались  обо  мне  вполголоса.  С  минуту  я  сидел  неподвижно  и
вслушивался, но чем больше я напрягал слух, тем отчетливее слышал лишь шум
ветра или звон воды в желобах водостока. Наконец я встал, вышел в  холл  с
пустым стаканом в руке и закричал:
     - Эй!
     Никакого ответа. Лишь непрестанный стук ставней за окнами. Только вой
ветра и отдаленный шум моря. "Извечный шепот все звенит на мрачных берегах
морей". Снова Китс. Я чуть не выругал Джейн за этого ее Китса.
     Я вошел в библиотеку. В ней было холодно и сыро. Под большой латунной
лампой, которая когда-то висела в каюте капитана Генри Принса  на  корабле
"Астроя II", находился столик, заваленный письмами, счетами  и  каталогами
аукциона прошлого месяца. На подоконнике стояло пять или шесть  фотографий
в рамках. Джейн в день получения диплома. Джейн и я в  саду  перед  домом.
Джейн с родителями. Джейн и я  перед  гостиницей  в  Нью-Хемпшире.  Джейн,
щурящая глаза на зимнем солнце. По очереди я брал их в руки  и  с  грустью
рассматривал.
     Однако было в  них  что-то  удивительное.  Каждая  выглядела  немного
иначе, чем я помнил. Я был уверен, что в тот день, когда я сфотографировал
Джейн в саду, она стояла на тропинке, а не на лужайке - она недавно купила
себе новые замшевые туфельки цвета вина и не хотела  их  испортить.  Кроме
того, я заметил кое-что еще. В темном, оправленном в свинец  стекле  окна,
примерно в пяти или шести футах за спиной Джейн,  я  заметил  удивительное
светлое пятно. Это могла быть лампа или обычное  отражение  света,  однако
это пятно тревожно напоминало бледное женское лицо с ввалившимися глазами,
которое мелькнуло в окне так быстро, что аппарат не  успел  его  отчетливо
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 61
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама