Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Триллер - Мастертон Грэм Весь текст 712.17 Kb

Пария

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 61
вернулась Джейн.
     - Ты уволился, - заявила она, нагруженная покупками, которых  мы  уже
не могли себе позволить.
     - Я дома и я пьян - значит, я сделал это, - ответил я.
     Через шесть недель мы уже переехали в Грейнитхед, в получасе езды  от
родителей Джейн. А когда пришло лето, мы купили дом у Аллеи  Квакеров,  на
северо-западном берегу полуострова Грейнитхед. Предыдущий  хозяин  был  по
горло  сыт  ветром,  как  сказал  нам  посредник  из  бюро   по   торговле
недвижимостью: с него было довольно морозных зим и обилия моллюсков, и  он
переехал на юг, снял жилье в Форт-Лодердейле.
     Еще две недели спустя, когда  в  доме  все  еще  царил  хаос,  а  мой
банковский счет стал еще более жалким,  мы  сняли  лавку  в  самом  центре
старой деревушки Грейнитхед. Большие окна фасада выходили на площадь,  где
в 1691 году повесили за ноги и сожгли единственную грейнитхедскую ведьму и
где  в  1775  году  британские  солдаты   застрелили   трех   рыбаков   из
Массачусетса. Мы назвали нашу лавку "Морские сувениры" (хотя мать Джейн  в
качестве альтернативного названия предложила "Лом и рухлядь") и открыли ее
с гордостью, истратив перед этим море темно-зеленой краски. Я  не  был  до
конца убежден, что мы заработаем на  жизнь,  продавая  якоря,  корабельные
орудия и мачты, но Джейн рассмеялась и сказала, что  все  обожают  морские
сувениры, особенно люди, которые  никогда  не  плавали,  и  что  мы  будем
богаты.
     Ну что ж, богачами мы не стали,  но  зарабатывали  достаточно,  чтобы
хватало на суп из моллюсков и красное вино, а также на поленья для камина.
Джейн ничего больше и не было нужно. Конечно,  она  хотела  детей,  но  не
прямо сейчас, вот так сразу, а тогда, когда они сами естественным  образом
появятся на свет.
     За короткие месяцы нашей с Джейн жизни и работы в Грейнитхед я сделал
несколько важных для себя открытий. Прежде всего,  я  открыл,  что  любовь
действительно существует, и твердо убедился в том, что до  сих  пор  я  не
понимал и не знал этого.
     Я открыл, что могут означать верность и взаимное уважение. Научился я
и терпимости. В то время отец Джейн  относился  ко  мне  как  к  какому-то
безымянному  мелкому  клерку,   которого   он   вынужден   развлекать   на
торжественном приеме, и время от времени, хоть и с явной неохотой,  угощал
меня рюмочкой домашнего бренди еще 1926 года изготовления,  а  мать  Джейн
буквально содрогалась, когда я входил в  комнату,  и  кривилась,  едва  я,
забывшись, переходил на выразительный сент-луисский говор.  Относилась  же
она ко мне с ледяной вежливостью, что было намного хуже,  чем  откровенная
враждебность. Она прилагала все возможные усилия, чтобы только со мной  не
разговаривать. Например, она спрашивала у Джейн: "Будет ли твой  муж  пить
чай?", хотя я сидел тут  же,  рядом.  Но  Джейн  с  загоревшимися  глазами
отвечала:
     - Не знаю. Сама спроси. Я же не ясновидящая.
     Причина была проста: я не учился в Гарварде, я жил не в  Хьюниспорте,
даже не в Бек-Бей, к тому же я даже не относился ни к  какому  загородному
клубу. Когда Джейн еще была жива,  они  имели  ко  мне  претензии,  что  я
испортил жизнь их ребенку, а когда она погибла, обвиняли меня,  что  я  ее
убил. Они не  винили  водителя  грузовика,  который  должен  был  уступить
дорогу, не винили механика, не проверившего  тормоза.  Они  винили  только
меня.
     Как будто, прости меня, Боже, я сам себя не винил.
     - Я уладил все  денежные  вопросы,  -  сказал  мистер  Бедфорд.  -  Я
заполнил форму номер 1040 и потребовал возмещения  расходов  на  врачебную
помощь в госпитале, хотя было  очевидно,  что  это  бессмысленно.  С  этих
пор... гм... я буду передавать твои счета мистеру Роснеру, если ты  ничего
не имеешь против.
     Я кивнул. Естественно, Бедфорды желали как можно скорее избавиться от
меня, но, конечно же, так, чтобы это не  выглядело  излишней  поспешностью
или отсутствием хороших манер.
     - И еще одна мелочь, - продолжал мистер  Бедфорд.  -  Миссис  Бедфорд
желала бы оставить себе на память ожерелье из алмазов и  жемчуга,  которое
принадлежало Джейн. Она считает, что с твоей стороны это был бы прекрасный
жест.
     Было очевидно, что эта просьба глубоко заботила мистера Бедфорда, ему
явно было неловко, но ясно было и то, что он  не  осмелился  бы  появиться
дома с пустыми руками. Он барабанил пальцами по краю  стола  и  неожиданно
повернул голову в сторону, как будто это не он  упомянул  об  ожерелье,  а
кто-то иной...
     - Учитывая при этом стоимость ожерелья... - небрежно бросил он.
     - Джейн дала мне понять, что это семейная реликвия, - сказал я  самым
мягким тоном, на который только был способен.
     - Ну... да... это правда. Оно принадлежало нашей семье сто  пятьдесят
лет. Его всегда передавали очередной миссис Бедфорд. Но поскольку у  Джейн
не было детей...
     - ...и к тому же она была всего-навсего миссис Трентон...  -  добавил
я, пытаясь за иронией скрыть горечь.
     - Ну вот, - озабоченно буркнул мистер  Бедфорд.  Он  шумно  кашлянул.
Вероятнее всего, он не знал, как себя вести.
     - Ну, хорошо, - сказал я. - Все для Бедфордов.
     - Очень тебе обязан, - выдавил из себя мистер Бедфорд.
     Я встал.
     - Должен ли я еще что-нибудь подписать?
     - Ничего. Ничего, благодарю, Джон. Все уже улажено. - Он тоже  встал.
- Помни, если мы будем в состоянии тебе чем-то помочь... достаточно  будет
позвонить нам.
     Я кивнул. Наверно, я все же  был  неправ,  питая  такую  антипатию  к
Бедфордам. Да, я потерял молодую жену и еще не родившегося ребенка, но они
потеряли единственную дочь. Кого они могли винить в своем несчастье,  если
не Бога и не самих себя?
     Мы  обменялись  с  мистером  Бедфордом  крепким  рукопожатием,  будто
генералы враждебных армий после подписания не слишком  почетного  мира.  Я
направился к двери, когда  неожиданно  услышал  женский  голос,  говорящий
совершенно естественным тоном:
     - Джон?
     Я резко обернулся. У меня волосы на голове от страха стали ежиком.  Я
вытаращил глаза  на  мистера  Бедфорда.  Мистер  Бедфорд  в  свою  очередь
уставился на меня.
     - Да? - бросил он. Потом наморщил лоб и спросил: - Что  случилось?  У
тебя такой вид, будто ты увидел привидение.
     Я поднял руку, напряженно прислушиваясь.
     - Вы слышали что-нибудь? Какой-то голос? Кто-то произнес мое имя?
     - Голос? - повторил мистер Бедфорд. - Чей голос?
     Я заколебался, ведь сейчас я слышал только уличный  шум  за  окном  и
стук пишущих машинок в соседних комнатах.
     - Нет, - наконец выдавил я. - Видимо, мне что-то почудилось.
     - Как ты себя чувствуешь? Может,  тебе  надо  еще  раз  поговорить  с
доктором Розеном?
     - Нет, зачем же. Это ничего не значит, все  в  порядке,  спасибо.  Со
мной ничего не случилось.
     - Это точно? Ты выглядишь не особенно хорошо. Едва ты вошел, я  сразу
подумал, что выглядишь ты неважно.
     - Просто бессонная ночь, - объяснил я, оправдываясь.
     Мистер Бедфорд положил мне руку  на  плечо  -  не  так,  будто  хотел
придать мне уверенности, а скорее так, будто  сам  должен  был  на  что-то
опереться.
     - Миссис Бедфорд будет очень благодарна за ожерелье, - заявил он.



                                    3

     Перед ленчем я выбрался на  одинокую  прогулку  по  салемскому  парку
"Любимые девушки". Было холодно. Я поднял воротник плаща, а из  моего  рта
вылетал пар. Голые деревья застыли в немом ужасе перед зимой,  как  ведьмы
Салема, а трава была серебряной от росы.  Я  дошел  до  эстрады,  покрытой
полукруглым куполом, и сел на  каменные  ступени.  Неподалеку  на  лужайке
играли двое детей; они бегали,  кувыркались,  оставляя  на  траве  зеленый
запутанный след. Двое детей, которые  могли  бы  быть  нашими:  Натаниэль,
мальчик, умерший в лоне матери, - как же еще иначе  назвать  неродившегося
сына? - и Джессика, девочка, которая так и не была зачата.
     Я все еще сидел на ступенях, когда подошла пожилая женщина в потертом
подпоясанном плаще и бесформенной вельветовой шляпке. Она  несла  раздутую
сумку  и  красный  зонтик,  который  по  непонятным  причинам  раскрыла  и
поставила у ступеней. Она села примерно в паре футов от меня,  хотя  места
было предостаточно.
     - Ну, наконец, -  проворковала  она,  раскрывая  коричневый  бумажный
пакет и вынимая из него сандвич с колбасой.
     Украдкой я присматривался к пожилой даме. Она, наверно, не  была  так
стара, как мне вначале казалось, ей было самое  большее  пятьдесят,  может
быть пятьдесят пять. Но она была так бедно одета,  а  ее  седые  волосы  -
настолько неухоженны, что я  принял  ее  за  семидесятилетнюю  бабку.  Она
начала есть сэндвич так изысканно и с таким вкусом, что я не мог  оторвать
от нее глаз.
     Мы так сидели почти двадцать минут на ступенях эстрады в Салеме в  то
холодное мартовское утро. Пожилая дама ела  сэндвич,  я  наблюдал  за  ней
краем глаза, а люди шли мимо нас, разбредаясь по расходящимся  от  эстрады
веером тропинкам.  Некоторые  прогуливались,  другие  спешили  куда-то  по
делам, но все мерзли, и всех сопровождали  облачка  пара,  выходящего  изо
рта.
     В 11:55 я решил, что пора идти. Но прежде чем уйти, я  сунул  руку  в
карман плаща, вытащил четыре монеты  в  четверть  доллара  и  протянул  их
женщине.
     - Пожалуйста, - сказал я. - Возьмите их, хорошо?
     Она посмотрела на деньги, а затем подняла взгляд на меня.
     - И вы не боитесь давать серебро ведьме? - улыбнулась она.
     - А разве вы - ведьма? - спросил я не совсем серьезно.
     - Разве я не похожа на ведьму?
     - Сам не знаю, - с улыбкой ответил я. - Я  еще  никогда  не  встречал
ведьм. По-моему, ведьмы должны летать на метле и носить на  плече  черного
кота.
     - О, обычные предрассудки, - ответила  пожилая  дама.  -  Ну  что  ж,
принимаю ваши деньги, если вы не опасаетесь последствий.
     - Каких последствий?
     - Для человека в вашем положении всегда возможны последствия.
     - В каком это положении?
     Пожилая дама порылась в сумке, вытащила яблоко и вытерла его  о  полу
плаща.
     - Вы же  одиноки,  правда?  -  спросила  она  и  откусила  от  яблока
единственным зубом, как белочка из мультфильма  Диснея.  -  Вы  одиноки  с
недавнего времени, но все же одиноки.
     - Возможно, - уклончиво ответил я. У меня появилось чувство, что этот
разговор полон подтекста, словно мы встретились с ней в "Любимых девушках"
с определенной целью, и  что  люди,  проходящие  мимо  нас  по  тропинкам,
напоминают шахматные  фигуры.  Анонимные,  но  передвигающиеся  по  строго
определенным маршрутам.
     - Что ж, вам лучше знать, - заявила женщина. Она  откусила  очередной
кусок яблока. - Но мне кажется, что это так, а я редко ошибаюсь. Некоторые
утверждают, что у меня есть мистический дар.  Однако  эти  утверждения  не
мешают мне, - особенно здесь, в Салеме. Салем - хорошее место  для  ведьм,
лучшее во всей стране. Хотя, может, и не лучшее для одиноких людей.
     - Что вы хотите сказать? - спросил я.
     Она посмотрела на меня.  Глаза  у  нее  были  голубые  и  удивительно
прозрачные, а на лбу - блестящий, слегка покрасневший шрам в  виде  стрелы
или перевернутого вверх тормашками креста.
     - Я хотела сказать, что каждый должен когда-то  умереть,  -  ответила
она. - Но важно не то, когда человек умирает; важно лишь где  он  умирает.
Существуют определенные сферы влияний, и иногда люди  умирают  вне  их,  а
иногда внутри.
     - Извините, но я все еще не совсем вас понимаю.
     - Предположим, вы умрете в Салеме, - она улыбнулась. -  Салем  -  это
сердце, голова, живот и внутренности. Салем - это ведьмин  котел.  Как  вы
думаете, почему именно здесь начались процессы над ведьмами? И почему  они
так неожиданно прекратились? Вы когда-нибудь видели, чтобы люди так быстро
приходили в себя? А вот я -  нет.  Никогда.  Появилось  влияние,  а  потом
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 61
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама