Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Триллер - Мастертон Грэм Весь текст 712.17 Kb

Пария

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13 14 15 16 ... 61
умершими?
     - Значит, это правда? Чарли на самом деле вам так сказал?
     - На самом деле.
     - Тогда почему же он мне ничего не сказал?
     - Не знаю. Наверно, у него были свои причины. Он даже со мной говорил
лишь потому, что был вновь выведен  из  равновесия  после  бегства  миссис
Манци. С того времени он редко об этом говорит. Только намеками.
     - Миссис Саймонс, - заявил я, -  должен  признаться,  что  я  начинаю
бояться. Я не понимаю того, что творится. Мне страшно.
     Миссис Саймонс  опять  взглянула  на  меня  и  чуть  не  врезалась  в
запаркованный неосвещенный грузовик.
     - Очень вас прошу, следите за дорогой, - опять взмолился я.
     - Что ж, послушайте, - бросила она. - По-моему,  у  вас  нет  никаких
причин для страха. Почему вы должны бояться? Джейн любила вас, когда  была
жива, так почему бы ей не любить вас и теперь, после смерти?
     - Но она меня преследует, так же, как Эдгар преследует вас,  так  же,
как Нийл преследует Чарли. Миссис Саймонс, ведь они же духи, не  более  не
менее.
     - Духи? Ха, как в дешевом фильме ужасов!
     - Я говорил о духах совсем не в этом смысле, а...
     - Это просто скорбные  воспоминания,  эхо  былых  чувств,  -  заявила
миссис Саймонс. - Они же не призраки или что-то подобное. По-моему, ничего
больше в этом нет. Всего лишь следы  прежних  переживаний,  оставшиеся  от
возлюбленных умерших.
     Мы как раз подъезжали  к  пересечению  шоссе  с  Аллеей  Квакеров.  Я
показал миссис Саймонс, где ей остановиться.
     - Вы можете здесь остановиться? Лучше вам,  пожалуй,  не  въезжать  в
аллею. Слишком темно, вы можете испортить рессоры.
     Миссис Саймонс улыбнулась почти радостно  и  съехала  на  обочину.  Я
открыл дверцу. Внутрь вторгся влажный порыв ветра.
     - Крайне обязан вам за любезность, - сказал я. - Весьма вероятно, что
мы еще поговорим с вами. Знаете, о чем? Об Эдгаре. И о Джейн.
     Лицо миссис Саймонс освещала  зеленоватая  фосфоресценция  приборного
щитка "бьюика". Она казалась очень старой и очень трогательной:  маленькая
дряхлая колдунья.
     - Умершие желают нам только счастья, знайте это,  мистер  Трентон,  -
ответила она и с улыбкой покачала головой. - Те, кто нас любил при  жизни,
так же доброжелательны к нам и после смерти. Я знаю это. И вы тоже в  этом
убедитесь.
     На мгновение я заколебался.
     - Спокойной ночи, миссис Саймонс, - наконец сказал я и закрыл дверцу.
Я вынул сумки из багажника, закрыл его и постучал по  крыше  автомобиля  в
знак того, что можно ехать. "Бьюик" тронулся почти беззвучно. Задние  огни
отражались в мокрой смолистой поверхности дороги как  шесть  больших  алых
звезд.
     Умершие желают нам только счастья, подумал я. О, Господи!
     Ветер завывал в электрических проводах. Я посмотрел на  темную  Аллею
Квакеров, окаймленную рядами вязов, шумящих на ветру, и  начал  длинное  и
трудное восхождение на холм.



                                    7

     Проходя по Аллее Квакеров, я почувствовал соблазн заскочить к Джорджу
Маркхему и поиграть в карты с ним и со старым Кейтом Ридом.  После  смерти
Джейн я забросил своих соседей, но если я собираюсь и дальше  здесь  жить,
то, ничего не поделаешь, нужно посещать их чаще.
     Но  уже  подходя  к  изгороди  перед  домом  Джорджа,  я  знал,   что
просто-напросто ищу предлог. Визит к Джорджу был лишь  предлогом  оттянуть
возвращение домой, к тем неизвестным ужасам,  которые  меня  там  ожидали.
Визит  к  Джорджу  был  бы  просто  трусостью.  Я  не  позволю  шепотам  и
удивительным звукам выгнать меня из собственного дома.
     И все же я колебался, заглядывая в окно  гостиной  Джорджа.  Я  видел
спину Кейта Рида, раздающего карты, и освещенный лампой стол, бутылки пива
и клубы голубоватого дыма от сигары  Джорджа.  Я  поднял  повыше  сумки  с
покупками, набрал побольше воздуха в легкие и двинулся дальше по аллее.
     Когда я добрался до места, дом был  погружен  в  абсолютную  темноту,
хотя я хорошо помнил, что  оставил  зажженный  свет  над  главным  входом.
Вьюнок, покрывающий стены, вился как волосы на  порывистом  ветру,  а  два
прикрытых ставнями окна на  втором  этаже  походили  на  глаза,  прикрытые
веками. Дом не хотел выдавать своих  тайн.  Издали  доносилась  неустанное
угрожающее ворчание североатлантического прилива.
     Я поставил сумки во дворе, вынул ключи и открыл главные двери. Внутри
было тепло и тихо. В гостиной на стенах танцевали отблески огня в  камине.
Я внес покупки и запер двери. Может, дом вообще не был  одержимым?  Может,
просто прошлой ночью  скрип  качелей  растревожил  меня  и  вызвал  легкий
приступ истерии?
     Но, тем не менее, распаковав покупки и поставив лазанью на  плиту,  я
обошел весь дом, первый и второй этаж,  проверил  каждую  комнату,  открыл
каждый шкаф, опустившись на колени, заглянул под каждую кровать.  Я  хотел
увериться, что в доме никто не прячется и никто неожиданно  не  набросится
на меня, когда я начну есть.
     Я вел себя просто по-идиотски, но что бы  вы  сами  сделали  на  моем
месте?
     Где-то с час я смотрел телевизор, хотя передачи шли с помехами  из-за
бури. Я посмотрел "Сэндфорд" и даже "Траппера Джона". Потом убрал за собой
после ужина, налил себе двойное виски и прошел в библиотеку. Я  хотел  еще
раз посмотреть на картину, из-за которой Эдвард  Уордвелл  выкручивал  мне
руки. Я решил попытаться определить, что за корабль нарисован на картине.
     В библиотеке было довольно холодно. В обычное время  это  была  самая
теплая комната в доме. Мне не хотелось заново разжигать огонь, и я включил
электронагреватель. Однако через минуту в нем возникло короткое замыкание,
выстрелили искры, нагреватель затрещал и  погас.  Разнесся  запах  жженого
пластика и озона. Ветви плюща, растущего во дворе, выстукивали на  оконных
стеклах сложный ритм, как будто заблудшие души, стучащие в окно.
     Я взял картину, все  еще  завернутую  в  бумагу,  прихватил  с  полок
несколько книжек, при помощи которых  надеялся  идентифицировать  корабль.
"Торговый флот Салема" Осборна,  "Торговые  корабли  Массачусетса  в  годы
1650-1850" Уолкотта. В порыве энтузиазма я захватил еще  и  "Великие  люди
Салема" Дугласа. Я помнил, что  в  старом  Салеме  самые  важные  купцы  и
политики  нередко  имели  собственные  корабли,  и  книжка  Дугласа  могла
содержать сведения, касающиеся корабля на картине.
     Пока я искал необходимые книги, в библиотеке стало так  холодно,  что
мое дыхание превращалось в пар. Видимо, барометр свихнулся, подумал я.  Но
в холле было так же тепло, как и раньше, а барометр предсказывал улучшение
погоды. Я оглянулся на двери библиотеки. Что-то здесь было не  в  порядке.
Может, влажность  воздуха?  Какой-то  сквозняк  из  камина.  И  мне  снова
показалось, что я что-то слышу - но что? Чье-то дыхание? Шепот? Я оцепенел
и не  мог  решить,  должен  ли  я  вернуться  в  библиотеку  и  попытаться
разобраться с этими непонятными явлениями или притвориться,  что  все  это
меня не волнует. Ведь духи, возможно,  являются  только  тем,  кто  в  них
верит. Может, если я не поверю  в  них,  то  они  потеряют  силы,  утратят
желание и наконец оставят меня в покое?
     Шепот. Тихий, упорный, настойчивый шепот,  будто  кто-то  рассказывал
какую-то длинную и исключительно неприятную историю.
     - Ну хорошо, - сказал я вслух. - Ну хорошо, с меня хватит!
     Я резко распахнул двери библиотеки, так, что они затряслись на петлях
и жалобно скрипнули. Библиотека, конечно  же,  была  пуста.  Только  ветви
плюща, барабанящие в окно. Только ветер и ливень, хлещущий в  стекла.  При
каждом  выдохе  из  моего  рта  вырывался  пар.   Я   невольно   припомнил
разнообразные фильмы ужасов, типа "Изгоняющего дьявола",  где  присутствие
демона зла отмечалось резким падением температуры.
     - Ладно, - буркнул я, стараясь принять  тон  крутого  парня,  который
великодушно решает сохранить жизнь  алкашу,  пристающему  к  его  жене.  Я
нащупал ручку и тщательно закрыл за собой двери библиотеки. -  Там  ничего
нет, - сказал я сам себе. - Никаких духов. Никаких демонов. Ничего!
     Я забрал книги и картину, отнес их в гостиную и разложил  на  коврике
перед камином. Затем развернул картину и стал держать ее  перед  собой.  В
мигающем свете огня нарисованное море, казалось, волновалось.
     Было удивительно думать, что этот листок  вручную  выделанной  бумаги
прикрепили к мольберту более двухсот  девяноста  лет  назад  менее  чем  в
четверти мили отсюда,  что  неизвестный  художник  воспроизвел  с  помощью
красок фрагмент  прошлого,  день,  когда  по  пристани  гуляли  мужчины  в
камзолах, а Салем был полон коней, повозок и людей в пуританских  одеждах.
Я коснулся поверхности  картины  кончиками  пальцев.  Многое  говорило  об
отсутствии у  художника  таланта.  Колорит  и  перспектива  были  переданы
решительно по-любительски. Однако что-то создавало  впечатление,  что  эта
картина изображает нечто жизненно важное, что ее  нарисовали  по  какой-то
серьезной причине. Так, будто художник спешил  увековечить  для  потомства
этот давно минувший день и потому старался так подробно  запечатлеть,  как
выглядел тогда Салемский залив.
     Теперь я понял,  почему  Музей  Пибоди  так  интересовался  картиной.
Каждая подробность  была  передана  с  большой  точностью,  каждое  дерево
находилось на своем месте, было видно даже крутое начало Аллеи Квакеров, у
которой стояли маленькие домики. Один из них мог  бы  быть  предком  моего
дома: невысокая развалюха с высокой каминной трубой и стенами,  поблекшими
от старости.
     Я  присмотрелся  к  кораблю  на  другой  стороне  залива.   Это   был
трехмачтовый парусник с обычным такелажем, однако у него была  характерная
черта, которой я не заметил раньше. На корме развевались целых два больших
флага, один над другим. Верхний изображал красный крест  на  черном  фоне,
нижний, видимо, был знаком владельца судна. Конечно, в 1691  году  еще  не
знали "звезд и полос". Некоторые утверждают, что именно  капитан  дальнего
плавания из Салема Вильям Драйвер впервые  поднял  на  мачту  американский
флаг "Олд Глори", но это было уже в 1824 году.
     Я долил себе виски и заглянул в книжку Уолкотта о торговых  кораблях.
Я узнал, что "сановники из Салема имели обычай поднимать на своих кораблях
два флага: один для обозначения владельца, другой  в  честь  начинающегося
плавания, особенно если это  плавание  должно  было  иметь  исключительное
значение или принести колоссальную прибыль"
     В  конце  книги  я  нашел  таблицу  с  рисунками   флагов   различных
судовладельцев.  Правда,  рисунки  эти  были  черно-белые  и  трудно  было
разобраться в различных комбинациях  крестов,  полос  и  даже  звезд.  Два
изображения отдаленно напоминали флаг с  корабля  на  картине,  поэтому  я
сунул нос в "Торговый флот  Салема"  Осборна,  чтобы  найти  что-нибудь  о
хозяевах  кораблей.  Один  случай  оказался  безнадежным:   флаг   Джозефа
Уинтертона, эсквайра, который якобы первым пустил паром из Салема в  залив
Грейнитхед. Однако другой флаг принадлежал Эйсе Хаскету,  богатому  купцу,
чьи радикальные религиозные убеждения в 1670 году вынудили его  к  бегству
из Англии. Вскоре он  построил  в  Салеме,  пожалуй,  самый  большой  флот
торговых кораблей и рыбацких судов на всем восточном побережье.
     "Нам немногое известно о флоте Хаскета, - говорилось в книге, -  хотя
вероятнее всего в его состав входили четыре стофутовых торговых корабля  и
бесчисленные меньшие суда. По современным  меркам  корабль  длиной  в  сто
футов не причисляется к большим, но это были самые крупные плавающие суда,
которые могли безопасно входить  в  залив  Салем.  Приливы  там  достигают
девяти футов, и большой корабль, свободно войдя в залив во время  прилива,
во время отлива несомненно сел бы на мель. До  нашего  времени  известными
остались названия лишь двух кораблей Хаскета:  "Осанна"  и  "Дэвид  Дарк".
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13 14 15 16 ... 61
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама