Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Джек Керуак Весь текст 266.05 Kb

Подземные, рассказы

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 23
способами  насколько было возможно я бы не беспокоилась теперь если б не
видеть тех жутких дорог к которым идет это чистое предположение оно  до-
вело  меня до испугов,  если б я не была так дьявольски упорна..." и так
далее в глубину дня,  долгая путаная история лишь кусочки которой и  не-
точно я помню, лишь масса безысходности в связной форме...
   Съезды мрачными днями в комнате у Жюльена а Жюльен сидит и не обраща-
ет на нее никакого внимания а лишь смотрит неподвижно  в  пустоту  серую
как ночная мохнатая бабочка лишь изредка шевелясь чтобы закрыть окно или
поменять отсиженную ногу,  глаза круглые неподвижные в  медитации  такой
долгой  и  такой  таинственной  и  как я уже сказал такой Христообразной
по-настоящему наглядно ягнячье-кроткой что ее достаточно чтобы свести  с
ума  любого  я  бы сказал достаточно прожить там хотя бы день с Жюльеном
или с Валленстайном (тот же тип) или с Майком М°рфи (тот же  тип),  под-
земными с их мрачной длинномысленной выносливостью.  - И укрощенная дев-
чонка ожидающая в темном углу,  как я помнил очень хорошо то время когда
сам  был  в Большом Сюре и приехал Виктор на своем буквально самопальном
мотоцикле с малышкой Дори Киль, была вечеринка у Пэтси в коттедже, пиво,
свечи  горели,  радио,  разговоры,  однако в первый час вновьприбывшие в
своих смешных рваных одеяньях и он с этой своей бородой и  она  с  этими
своими хмурыми серьезными глазами сидели практически незаметно где-то за
тенями от пламени свечей так чтобы никто не мог их увидеть  и  поскольку
они  ничего  не говорили вообще а только (если не слушали) медитировали,
мрачнели,  перетерпевали,  я наконец даже забыл что они вообще тут  -  и
позднее той ночью они спали в крошечной палаточке в поле в туман-ной ро-
се Звездной Ночи Тихоокеанского Побережья и с  тем  же  самым  смиренным
молчанием  ни о чем не упоминали наутро - Виктор настолько у меня на уме
всегда центральный преувеличитель склонностей подземного хип-поколения к
молчанию,  к богемной таинственности, к наркотикам, к бороде, к полусвя-
тости и,  как я выяснил впоследствии, к непревзойденной недоброжелатель-
ности  (как  Джордж Сэндерс в Луне и Гроше) - поэтому Марду здоровая де-
вушка в своем праве и с продутого ветрами открытого готовая к любви  те-
перь таилась в затхлом углу дожидаясь пока Жюльен заговорит. - Временами
в общем "кровосмешении" она бывала лукаво молча по  какому-то  взаимному
согласию  или  тайной  государственной стратегии перемещена или возможно
просто "Эй Росс ты сегодня забираешь Марду домой я хочу  сделать  это  с
Ритой для разнообразия," - и оставалась у Росса на неделю, куря вулкани-
ческий пепел,  она ехала - (напряженная тревога неподобающего секса плюс
к  этому,  преждевременные  семяизвержения этих анемичных maquereaux (3)
оставлявшие ее подвешенной в напряжении и нерешенности).  - "Я была все-
го-навсего невинным цыпленком когда встретила их,  независимой и типа ну
не счастливой или что-то вроде а чувствовала что мне  надо  что-то  сде-
лать,  я хотела поступить в вечернюю школу,  у меня было несколько работ
по моей специальности, переплетать в Олстаде и других местечках по всему
Харрисону,  учительница рисования бабуся в школе еще говорила что я могу
стать великой скульпторшей а я жила с разными сожителями и  тратила  все
на  одежду  и  у меня получалось" - (всасывая свою губку,  и это гладкое
"цок" в горле от быстрого вдоха в печали и  словно  простуженно,  как  в
глотках великих пьянчуг,  но она не пьянчуга а опечаливатель себя) (выс-
шая, темная) - (вьющаяся теплая рука дальше вокруг меня) "а он лежит там
и  говорит  ч°такое а я не могу понять..." Она вдруг не может понять что
произошло поскольку потеряла разум,  свое обычное признание себя, и ощу-
щает  жуткий  зуд загадки,  она действительно не знает кто она и зачем и
где она,  она выглядывает в окно и этот город Сан-Франциско большая уны-
лая голая сцена для какой-то гигантской шутки сотворяемой над нею самой.
- "Повернувшись спиной я не знала о чем Росс думает - даже что  делает."
-  На  ней не было никакой одежды,  она поднялась из его удовлетворенных
простыней и встала в омывающем сером размышлении мрачновременья что  де-
лать,  куда идти. - И чем дольше она там стояла с пальчиком во рту и чем
больше мужчина говорил:  "В чем дело бэби" (в конце концов он  прекратил
спрашивать  и  оставил ее в покое стоять там) тем больше она чувствовала
давление изнутри нараставшее к прорыву и к наступающему взрыву,  наконец
она  сделала  гигантский  шаг вперед ахнув от страха - все было ясно:  в
воздухе пахнет опасностью - она читалась в тенях,  в унылой пыли за чер-
тежным  столом  в углу,  в мусорных мешках,  серые стоки дня сочились по
стене и в окно - в полых глазах людей - она выбежала из комнаты.  - "Что
он сказал?"
   "Ничего -  он  не  шевельнулся у него только голова сбилась с подушки
когда я взглянула назад прикрывая дверь - На мне не было одежды в  пере-
улке, меня это не волновало, так интенсивно сосредоточена я была на этом
осознании всего что знала я была невинное дитя." - "Голая крошка, ух." -
(И про себя:  "Боже мой,  эта девчонка,  Адам прав она сумасшедшая, типа
так и будет,  я съеду как съехал по бензедрину с Милой в 1945-м и  думал
что  она  хочет  воспользоваться  моим телом для машины банды и устроить
крушение и пламя но я определенно никогда не побегу на  улицы  Сан-Фран-
циско  голышом хоть и мог бы,  может если б я на самом деле почувствовал
необходимость какого-то действия,  ага") и я посмотрел на нее  изумляясь
действительно, действительно ли она говорит правду. - Она была в переул-
ке, вопрошая себя кто она, ночь, худосочная морось тумана, молчание спя-
щего Фриско,  суда на приколе в бухте,  огромные когтистые пасти туманов
покровом над бухтой,  ореолы смешного потустороннего света посылаемые  в
середине  вверх  Галереями  Намордников  Столпохрамового Алькатраза - ее
сердце грохало в тишине,  в прохладном темном мире. - Наверх на деревян-
ный забор,  ожидая - увидеть не будет ли ей послана снаружи какая-нибудь
мысль подсказавшая бы что делать дальше и полная смысла и предзнаменова-
ния ибо надо чтоб все было правильно и лишь раз - "Раз поскользнешься не
туда...." ее прикол с направлениями, спрыгнуть ли ей по одну сторону за-
бора или по другую,  бесконечное прощупывание пространства в четырех из-
мерениях,  унылошляпые люди приступающие к работе на поблескивающих ули-
цах  не ведая об обнаженной девушке прячущейся в туманной дымке или если
б они там были и увидели ее кругом бы стояли не прикасаясь к ней  просто
ожидая  пока прибудут полицейские власти и увезут ее и все их безразлич-
ные усталые глаза плоские от пустого стыда следили б за каждой частичкой
ее тела - голая крошка.  - Чем дольше она болтается на заборе тем меньше
силы у нее останется в конце чтоб на самом деле слезть и решить,  а  на-
верху  Росс  Валленстайн  даже  не ворочается на своей мусорно-торчковой
постели,  думая что она свернулась калачиком в прихожей,  или заснул все
равно в собственной коже и костях. - Дождливая ночь шипит повсюду, целуя
везде мужчин женщин и города в одном омовении грустной поэзии,  медовыми
строчками  Ангелов на верхних полках трубодующих в вышине поверх оконча-
тельных покрытых Востоком тихоокеански-огромных песен Рая,  конец страху
внизу.  - Она садится на корточки на заборе,  тощая морось бисером на ее
смуглых плечах,  звезды в волосах,  ее дикие уже индейские глаза  теперь
уставились  в  Черноту и маленькое облачко тумана исходит из ее смуглого
рта,  безысходность как кристаллики льда на попонах  пони  ее  индейских
предков,  моросит на деревню давным-давно и нищий дым выкарабкивается из
подземелья и когда скорбная мать размалывала желуди и  готовила  тюрю  в
безнадежных  тысячелетиях  -  песня азиатской охотничьей банды лязгающая
вниз по последнему аляскинскому ребру земли к Воям Нового  Света  (в  их
глазах  и в глазах Марду сейчас последнее возможное Царство инков майя и
обширных ацтеков сияющее золотым змеем и храмами столь  же  благородными
сколь греческие, египетские, длинные лощеные трещины челюстей и приплюс-
нутые носы монгольских гениев творивших искусство в  храмовых  покоях  и
скачок их челюстей перед тем как заговорить,  пока испанцы Кортеса,  из-
можденные старосветские обабившиеся голландские бичи Писарро в  пантало-
нах не пришли проломившись сквозь чащобы тростника в саваннах и не обна-
ружили сияющие города Индейских Глаз высоко,  с ландшафтами, с бульвара-
ми, с ритуалами, с герольдами, с флагами под тем же самым Солнцем Нового
Света которому протянуто бьющееся сердце) - ее сердце бьющееся под  дож-
дем Фриско,  на заборе, перед последними фактами, готовое сдвинуться бе-
жать сейчас же вниз по земле и возвращаться и  сворачиваться  снова  там
где была она и где было все - утешая себя видениями истины - спускаясь с
забора,  на цыпочках,  двигаясь вперед,  отыскивая прихожую, содрогаясь,
крадучись...
   "Я решилась,  я воздвигла некую структуру,  она была как, но я не мо-
гу..." Начиная заново, начиная от плоти под дождем: "Зачем кому-то захо-
чется причинить вред моему маленькому сердечку, моим ногам, моим ручкам,
моей коже в которую я завернута потому что Боженька желает чтобы мне бы-
ло  тепло  и Внутренне,  моим пальчикам на ногах - почему Бог создал все
это таким тленным и умираемым и вредимым и хочет заставить меня понять и
кричать - Я трепетала когда даритель сливки снимал,  когда мать моя гре-
зила,  отец мой кричал - Я начала сызмала потом воспарила наверх шариком
и  теперь я большая и нагое дитя снова и только чтобы плакать и бояться.
- Ах - Защищай себя, ангел безвредимости, ты кто никогда и не мог бы ни-
когда  повредить  и расколоть другому невинному его скорлупку и боль под
тонкой кисеей - оберни халат вокруг себя,  сладкий ягненок - защити себя
от дождя и подожди,  пока Папочка не кончит снова,  а Мамочка не впихнет
тебя тепленько внутрь долины луны,  маячь у ткацкого станка  терпеливого
времени,  будь счастлив по утрам." - Начиная сызнова,  дрожа,  из ночи в
переулке нагишом в коже и на одеревенелых ногах к заляпанной  двери  ка-
кой-то  соседки - постучав - женщина подошедшая к двери в ответ на испу-
ганные постукивания маслом тающих костяшек,  видит обнаженную смуглянку,
испугана - ("Вот женщина,  душа под моим дождем, она глядит на меня, она
боится.") - "Стучаться в двери к совершенно незнакомым,  еще бы." - "Ду-
мая я просто добегу до Бетти на той же улице и назад, пообещала ей дейс-
твительно имея в виду в самой глубине что принесу одежду обратно  и  она
взаправду впустила меня и достала одеяло и закутала меня,  затем одежду,
и к счастью она была одна - итальянка.  - А в переулке  я  вся  вышла  и
дальше,  это  теперь была первая одежда,  потом я пойду к Бетти и возьму
два доллара - потом куплю эту брошку что видела в тот  день  в  каком-то
месте со старым мореным деревом в окне,  на Норт-Биче,  произведение ис-
кусства ручная работа типа ковки,  просто прелесть, это был самый первый
символ который я собиралась себе позволить." - "Конечно." - Из-под обна-
женного дождя в халатик,  к окутывающей невинности, затем украшение Бога
и  религиозная  сладость.  - "Типа того как мы подрались с Джеком Стином
это мне в голову очень крепко засело." - "Драка с Джеком Стином?" - "Это
было еще раньше, все торчки в комнате у Росса, перетягивались и ширялись
с Толкачом, ты же знаешь Толкача, ну и я там тоже сняла одежду - это бы-
ло... все... частью того же... съезда..." - "Но эта одежда, эта одежда!"
(про себя). - "Я стояла посреди комнаты и ехала а Толкач пощипывал гита-
ру,  одну струну всего,  и я подошла к нему и сказала: "Чувак ты МНЕ тут
этих своих грязных нот не щипай," и он типа сразу же поднялся без едино-
го  слова и свалил." - А Джек Стин рассвирепел на нее и подумал что если
стукнет и вырубит ее кулаком то она очухается поэтому он  ей  двинул  но
она  оказалась такой же сильной как и он (анемичные бледные 110-фунтовые
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 23
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама