Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
StarCraft II: Wings of Liberty |#20| Outbreak
StarCraft II: Wings of Liberty |#20| Outbreak
Объявление о переносе стрима по Starcraft 2!
Объявление о стриме!

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Роджер Желязны Весь текст 330.77 Kb

Девять принцев Амбера (в.2)

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 20 21 22 23 24 25 26  27 28 29
назад я отправился в путешествие на корабле далеко на север, и я 
составил для него новую карту, основанную на том, что я лично 
помнил. Это, казалось, доставило ему огромное удовольствие, 
равно как и мое описание тех вод.

-- Кори (так я ему представился), мне бы хотелось отплыть с
тобой куда-нибудь,-- сказал Джоупин.-- Я не понял сразу, что ты 
был шкипером.

-- Кто знает,-- ответил я.-- Ведь ты тоже когда-то был 
капитаном, верно?

-- Откуда ты знаешь?

Я, действительно, знал, но в ответ обвел рукой вокруг.

-- Все эти вещи, которые ты собираешь, и твоя любовь к 
составлению карт, да и ведешь ты себя так, как человек, 
привыкший командовать,-- ответил я.

Он улыбнулся.

-- Да,-- сказал он мне,-- это так. Когда-то я командовал...
Лет сто. Но это было так давно... Давай, лучше выпьем.

Я сделал маленький глоток и отставил рюмку в сторону. За те 
месяцы, что провел у него, я прибавил в весе фунтов сорок. 
Каждый день я ждал, что он признает во мне члена семьи. Может, 
когда узнает, он выдаст меня Эрику, а может, и -- нет. Теперь, 
когда между нами возникли товарищеские отношения, я чувствовал, 
что он не сможет так поступить. Но я не хотел проверять.

Иногда, сидя у огня маяка, я размышлял:

"Долго ли я останусь здесь?"

Недолго,-- решил я, добавляя в лампу каплю жира -- нет, совсем 
недолго. Приближается время, когда я отправлюсь в путь и вновь 
пойду сквозь Тень.


И однажды я почувствовал давление, мягкое, запрашивающее
поначалу. Я не мог сказать уверенно, кто это был.

В ту же секунду я остановился как вкопанный, закрыл глаза и
заставил разум очиститься, замерзнуть. Прошло по меньшей мере
пять минут, пока давление не прошло. Тогда я принялся ходить и
размышлять, и тут же улыбнулся, глядя КАК я хожу. Я 
подсознательно ходил по тому небольшому пространству, которое 
мне позволяла камера там, в Янтаре.

Кто-то только что попытался связаться со мной через мой Козырь.
Был ли это Эрик? Стало ли ему, наконец, известно, что я бежал, и
не он ли пытается так обнаружить меня? Я не был уверен. Я 
чувствовал, что он боится ментального контакта со мной. Тогда 
Джулиэн? Или Джерард? Кэйн? Кто бы это ни был, я закрылся от 
него полностью, это я знал. И я откажусь от связи с любым членом 
моей семьи. Может, я и пропущу важные новости или чью-нибудь 
дружескую помощь, но я не мог рисковать. Попытка контакта и моя 
блокировка бросили меня в дрожь, словно от холода. Меня 
трясло. Я думал весь день и решил, что пришла пора пускаться в 
путь. Мало было хорошего в том, что я оставался так близко от 
Янтаря -- ведь я был еще очень уязвим. Я поправился вполне 
достаточно для того, чтобы идти сквозь Тени, чтобы найти тот 
мир, куда мне следовало прийти, если я хотел, чтобы Янтарь 
когда-нибудь стал моим. С помощью старого Джоупина я был убаюкан
покоем. Мне будет тяжело расстаться с ним -- я успел полюбить
старика. Поэтому вечером, после нашей традиционной партии в
шахматы, я сказал ему о намерении уйти.

Он налил нам выпить и поднял свой стакан, сказав:

-- Счастливого тебе пути, Кэвин. Надеюсь, что мы еще когда-нибудь
увидимся.

Я не отреагировал внимания на имя, и он улыбнулся, поскольку 
понял, что это от меня не ускользнуло.

-- Мне было хорошо здесь с тобой, Джоупин. Если мне удастся то,
что я задумал, я не забуду, что ты сделал для меня.

-- Мне ничего не нужно,-- он покачал головой.-- Я счастлив тем, 
что имею, делая то, что делаю. Я радуюсь, обслуживая этот 
проклятый маяк. Это -- вся моя жизнь. И если тебе удастся то,
что ты задумал, нет, не говори мне об этом, пожалуйста! Я ничего
не хочу знать! Я просто буду надеяться, что ты иногда заглянешь
ко мне на огонек сыграть со мной партию-другую в шахматы.

-- Непременно,-- пообещал я.

-- Если хочешь, утром можешь взять "Бабочку".

"Бабочка" -- это его парусное судно.

-- Но прежде чем ты уйдешь, я хочу, чтобы ты взял подзорную 
трубу, взобрался на башню и посмотрел назад, на Гарнатскую 
Долину.

-- И что я увижу?

-- Об этом лучше судить тебе самому, без помощников,-- пожал он
плечами.

-- Хорошо, я сделаю это,-- кивнул я.

Затем мы долго пили, пока не почувствовали себя совсем хорошо, а
потом принялись устраиваться на ночь. Мне будет не хватать
старика Джоупина. Вместе с Рейном, они оказались теми 
немногочисленными друзьями, которых я нашел по возвращении.  
Засыпая, я подумал о долине, которая стала огненным котлом в
тот последний день нашего похода. Что необычного может
произойти там сейчас, четыре года спустя?

Я спал, встревоженный снами об оборотнях и шабашах, а над миром
поднималась полная луна.



Когда я встал, только-только начало светать. Джоупин еще спал,
и я был рад этому: не люблю прощаний, и к тому же было у меня 
странное предчувствие того, что вижу его в последний раз.

Захватив с собой подзорную трубу, я взобрался на башню, в
комнату, где зажигался огонь маяка. Я подошел к окну,
выходящему на берег, и посмотрел в долину.

Над лесом висел туман. Это был холодный, мокрый туман, который,
казалось, прилипал к вершинам низкорослых кривых деревьев.
Деревья были черными, и ветви их сплетались, как скрюченные 
пальцы паралитика. Среди них мелькали какие-то неясные черные 
твари, и по их полету я понял, что это -- не птицы. Может, 
летучие мыши? Чье-то злобное присутствие чувствовалось в этом 
лесу, и вдруг я понял, что это. Это был я.

Все это сделал я своим проклятием. Я превратил мирную Гарнатскую
Долину в то, что я увидел; это был символ моей ненависти к Эрику 
и всем тем, кто сражаясь, позволил ему захватить власть, 
ослепить меня.  Мне не нравилось, как выглядит этот лес, и, 
когда я смотрел на него, я понял, во что воплотилась моя 
ненависть. Я знал это, это было частью меня.

Я создал новый путь в реальный мир. Гарнат -- стал дорогой
сквозь Тени, Тени мрачные и темные. Только зловещее
могло идти по этой тропинке. Это и было источником тех тварей,
о которых говорил Рейн, тварей, которые беспокоили Эрика.
Хорошо -- в каком-то смысле -- если эта борьба отвлечет его от 
всего остального. Но когда я опустил подзорную трубу, я никак не 
мог избавиться от чувства, что я освободил что-то мерзкое. В миг 
проклятия я не знал, увижу ли когда-нибудь ясное дневное небо. 
Но сейчас, когда я видел, я понял, что спустил с привязи 
тварь, которого нелегко будет уничтожить. Даже сейчас я видел, 
какие странные тела двигались в выжженном лесу.  Я сделал то, 
чего никто и никогда не делал со времен Оберона:  открыл новый 
путь в Янтарь. И открыл его только для зла. Придет день, когда 
правитель Янтаря -- кем бы он ни был -- столкнется со страшной 
задачей, как закрыть путь. Я знал это, вглядываясь туда, все 
понимая, потому что это было моим творением, детищем моей боли, 
гнева и ненависти. Если когда-нибудь я выиграю битву за Янтарь, 
мне придется сразиться с делом рук своих, что всегда дьявольски 
трудно. Я вздохнул.

Да будет так,-- решил я. А тем временем Эрику будет чем 
заняться, чтобы не страдать бессонницей.

Я быстро перекусил, снарядил, как мог, "Бабочку", поднял паруса,
оттолкнулся от берега и сел за руль. Джоупин обычно вставал к
этому времени, но, может, он тоже не любил долгих прощаний.

Я направил лодку в море, зная, куда иду, но не ведая, как туда
добраться. Я поплыву сквозь Тень и странные воды, но так будет
лучше, чем сухим путем, который моими стараниями рассек
королевство.

Я направил лодку к ближайшей земле, такой же
сияющей, как Янтарь,-- месту почти бессмертному, месту, которого
больше нет. Его пожрал Хаос много веков назад, но где-то все же
должна была остаться Тень от него. Мне требовалось только найти
ее, узнать и снова сделать своей, как это было в давние
времена. Затем, когда со мной будет войско, я сделаю еще
одну вещь, которой не знал Янтарь. Я не знал, как это
сделать, но обещал себе, что в день моего возвращения в
бессмертном городе будет греметь канонада.

Когда я отплыл в Тень, белая птица моей удачи прилетела и
опустилась мне на правое плечо, и я написал записку, привязал к 
птичьей лапе и послал птицу в путь. Записка гласила:  "Я иду", и 
дальше -- моя подпись.

Я не успокоюсь, пока месть и трон не окажутся у меня в руках, и
доброй ночи, милый принц, всему, что стоит между мной
и моей целью.

Солнце висело низко, над моим левым плечом, а ветры надували
паруса и несли меня вперед. Я выругался, а потом засмеялся.

Я был свободен, и я бежал, и пока что мне удавалось все. И у меня
появился тот шанс, о котором я мечтал.

Черная птица моей удачи прилетела и опустилась мне на левое
плечо, и я написал записку, привязал к птичьей лапе и послал
птицу на запад.

Записка гласила:

"Эрик, я вернусь".

И дальше -- моя подпись:

"Кэвин -- повелитель Янтаря".

Демон-ветер нес меня к востоку от солнца.



            К О Н Е Ц








ОТ ПЕРЕВОДЧИКА

Любой перевод книги требует решения довольно неприятной, страшно
неоднозначной задачи. Хорошо бы, если слова, события, имена,
сюжеты и цитаты в переведенном тексте несли столько же
информации и вызывали столь же обширные ассоциации для русского
читателя, как,например, и для английского. Но при этом
оставались исключительно словами, событиями, именами, сюжетами и
цитатами англоязычных культур. Фактически в рамках русскоязычной
культуры можно выделить субкультуры других языков, как некоторое
отображение существующих языковых структур. Отображение
естественно неполное, неправильное, вернее, искаженное
примитивными традициями и сглаживающими принципами "серого
перевода". Одной из самых диких традиций, вероятно, является
латинизированная транскрипция непереводимых имен. Здесь царит
полная неразбериха. Если Невтон все-таки стал Ньютоном (хотя
почему-то остался Исааком), то имя астронома Галли по-прежнему
скрывается под псевдонимом "Галлей", а Айнштайн до сих пор --
Эйнштейн. Удивительно, как Бернс не стал Бурнсом, и
непонятно, как возникают дикие метисные сочетания типа "Дип
Перпл".  Конечно, хочется произнести словечко или
по-гармоничней, или по-привычней. Действительно, есть смысл в
том, чтобы подкрашивать имена в благозвучные тона русского
языка, но и в этом должно быть чувство меры. Принцип
фонетической транскрипции <естественен и неоскорбителен> для
человека или героя, чье имя перевели на чужой язык.

Непростой проблемой является сленг. Что сочно и очаровательно
по-английски не всегда работает в русском. Верно и обратное. Еще
более неприятны случаи легкого искажения слова в рамках
словесной игры и -- что еще хуже -- выпендрежного
словотворчества. При попытках построения адекватной русской
фразы возникают конструкции, которые валят с ног редакторов и
ввергают в неистовство корректоров. Ужасно, но чтобы пробить
косность нашего восприятия иногда приходилось уровень "легкости
искажения" менять и не в сторону еще большего изящества. Поэтому
некоторые элементы творчества переводчика и изменения
оригинального текста в книге все-таки есть.

История, которую рассказывает принц Кэвин своему сыну Мерлину на
пороге Хаоса, излагается лаконичным рубленым языком без длиннот
и украшений. Юмор принца линейный, граничащий с хамством, хотя и
ограненный придворным воспитанием. Впрочем, то же самое можно
сказать и об остальных манерах и речах героя. Кроме того
повелители теней безудержно смолят "Салем" и общаются на
американском сленге середины шестидесятых. На такую языковую
среду накладывается некоторые мелкие несшитости и несвязности
первой книги цикла, написанной -- как кажется --
бурно, на едином стайерском дыхании, но в три приема (по
структуре, темпу, языку первая книга романа разваливается на три
фрагмента). А значит и русский вариант книги обладает всеми
прелестями и недочетами оригинала. Ну, а что натворил с текстом
переводчик -- судить господину читателю.

Хочеться предупредить напоследок, что, равно как и в книге
Роджера Желязны, все цитаты из Шекспира и Библии приведены без
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 20 21 22 23 24 25 26  27 28 29
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама