Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-127: Живое оружие
StarCraft II: Wings of Liberty |#17| Media Blitz
StarCraft II: Wings of Liberty |#16| Supernova
DARK SOULS™: REMASTERED |#14| Gravelord Nito

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Роджер Желязны Весь текст 334.86 Kb

Витки

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 29
     Уловка 22 не пропала даром. Секретарь Даггетта, которая, должно быть,
привыкла ко всякому проявлению эмоций у пациентов, и глазом  не  моргнула,
видя несоответствие между выражением моего лица и непрерывным  хихиканьем.
Она назначила мне время и кивнула на прощанье.
     Выход - в сопровождении наряженных клоунами фурий, толпой рванувшихся
мне вслед.


     Реакция наступила через несколько кварталов.
     - Мне страшно, Дон, - сказала Кора.
     Она вела машину. Я сидел, понуро свесив голову,  и  вызывал  демонов,
чтобы с ними бороться. Тщетно - те не обращали на меня внимания.
     - Мне тоже.
     И это была правда, хотя и не вся. Кора, судя по  ее  поведению,  была
напугана сильнее меня. Я же глубоко внутри  стал  испытывать  чувство,  от
которого совсем отвык.  Отвык  настолько,  что  первые  его  прикосновения
казались почти незнакомыми. Это была злость.
     Ангелы? Может быть, я мертв и нахожусь в раю? Нет. Мелодические звуки
не  напоминали  струнное  пение  арф,  да  и  не  должна  бесплотная  душа
чувствовать кислый привкус во рту.  Я  простонал  и  вернулся  на  бренную
землю, к тренькающему телефону -  забыл  поставить  его  в  режим  записи,
когда, ложась спать, еще надеялся  на  возвращение  демонов.  Если  они  и
являлись, то конечный счет был примерно таким: демоны - 6, Белпатри  -  0.
Часы показали 8.32 и повели отсчет дальше. Я ответил на звонок.
     Знакомый  голос.  А,  секретарь  Даггетта...  Но  что-то  определенно
стряслось.
     - ...вынуждены отменить  вашу  встречу,  -  говорила  она.  -  Доктор
Даггетт ночью скончался.
     - Что?!
     - Доктор Даггетт скончался. Мы... я обнаружила его в кабинете  утром,
когда пришла. Сердечный приступ.
     - Неожиданно?..
     - Совершенно неожиданно. Он никогда не жаловался на сердце.
     - Допоздна работал?
     - Изучал истории болезни некоторых пациентов. Прослушивал записи...
     Больше она по сути, ничего не знала. Разумеется, я не мог  отрешиться
от мысли, что именно мои записи прослушивал он перед смертью.
     Я встал, умылся, оделся и  приготовил  кофе.  Кора  с  благодарностью
приняла его и бросила на меня вопросительный взгляд. Я рассказал все,  что
только что узнал.
     - Это дело дурно пахнет, - проговорила Кора  после  паузы.  -  Что...
как... Черт побери! Начинать сначала с другим  врачом?  Или,  быть  может,
попытаться заглянуть в твою историю болезни? Я покачал головой.
     - Сегодня это точно не получится... А другой врач лишь  повторит  то,
что  сделал  вчера  Даггетт  -  зачем?  Даггетт  ведь   предупредил,   что
воспоминания  скоро  вернутся.  Мне  кажется,  он  прав,   поэтому   лучше
подождать. Я уже чувствую себя иначе, будто в моей голове что-то  приходит
в порядок, проясняется.
     - Но, черт побери, мы были так близко - к чему-то! Просто невероятное
совпадение! Может, стоит обратиться в полицию? Рассказать им все, и  пусть
проверят...
     -  Слухи  и  догадки,  -  перебил  я.  -  К  тому  же  исходящие   от
предполагаемого душевнобольного. Даже если они отнесутся серьезно, за  что
ухватится? Сердечный приступ - это не удар тупым орудием.  Для  полиции  у
нас ничего нет. Как и у них для нас.
     Кора сделала глоток кофе, опустила чашку на прикроватную тумбочку.
     - Ну и что ты собираешься делать?
     - Вернуться в Ки-Уэст. Послезавтра в банк должен поступить  следующий
платеж. Мы можем позволить себе успокоиться и ждать результатов лечения.
     - Успокоиться? - переспросила она, сбросила ноги с постели и  встала.
- Как это возможно, зная то, что мы узнали?
     - А что же еще делать?
     - Когда уляжется шум, постараться заглянуть в твою медицинскую карту.
Даггетт мог записать туда больше, чем сказал нам.
     - Навести справки можно по телефону  через  несколько  дней,  уже  из
дома.  Приводи  себя  в  порядок  и  пойдем  завтракать  -  если   ты   не
предпочитаешь поесть здесь. Потом складываем вещи и уезжаем.
     - Нет, - сказала Кора, решительно откинув назад волосы. - То есть  да
- завтраку, и нет - "уезжаем".
     - Что ж, одевайся. Остальное обсудим за завтраком.


     Сошлись на компромиссе: мы задерживаемся здесь, ночуем, днем пытаемся
добраться до моей истории болезни  и,  если  ничего  не  получится,  утром
уезжаем.
     Ничего не получилось.
     Я хочу сказать, что приемная Даггетта  была  закрыта.  Справочная  не
могла или не хотела  связать  нас  с  его  родственниками.  Разыскать  его
секретаря я не сумел. В конце концов нашел медсестру, и она сообщила,  что
то, что мне нужно, получить немедленно я не  смогу.  Архивы  носят  весьма
деликатный характер;  они  опечатываются  в  случае  кончины  психиатра  и
выдаются лишь по решению суда или запросу нового лечащего врача. Ей  очень
жаль, но...
     Ничего не получилось.
     - Давай обратимся в суд, - предложила Кора.
     - Нет, - ответил я. - Не надо вмешивать посторонних. Я  сдержал  свое
обещание - мы ждали, мы пытались. Завтра уезжаем.
     - Так и не узнав?
     - Все придет. Я чувствую.
     - Ты и Багдад "чувствовал".
     - Иначе.
     - Вот как?
     Тяжелый  был  вечер.  Вдобавок  ко  всему  снова  вернулись   демоны,
прихватив с собою запас кошмаров. К счастью, большинство из них с  первыми
лучами солнца бесследно исчезли. За исключением  сценки  последнего  танца
войны вокруг бензоколонки "Ангро энерджи" с участием всевозможных  ужасов;
и земля разверзлась под ногами, когда какой-то  толстяк  пылающим  топором
разрубил  гигантскую  голограмму  моего  мозга...  Словом,  были  все   те
маленькие прелести, которые превращают сон в захватывающее приключение.
     Кора  не  очень  радовалась  нашему  отъезду,  но  я  выполнил   свои
обязательства, и она сдержала обещание. Почти всю дорогу  нас  преследовал
моросящий дождь. Патетично - природа будто прониклась нашими чувствами. Мы
оба были далеко не в блестящем настроении, когда приехали домой.
     И едва пришли в себя, как Кора вновь завела  разговор  об  адвокатах.
Нет ли у меня надежного юриста, способного заняться этим делом?
     - Нет, - солгал я, потому что был уверен, что Ралф Даттон, с  которым
я иногда встречался, не отказал бы мне в просьбе.
     Просто не хотелось идти этим путем, и поперек горла  стояли  подобные
разговоры. А она не унималась. Я вновь почувствовал  злость,  на  сей  раз
направленную на Кору, но я боялся дать ей выход. Я сказал Коре, что устал,
что у меня опять разболелась голова и  что  мне  нужно  побыть  одному.  Я
извинился и вышел на улицу.
     Прогулка привела меня в бар, куда я изредка заглядывал, возле старого
дома Эрнста Хемингуэя.  Неужели  Хемингуэй  в  самом  деле  утащил  отсюда
писсуар и сделал из него поилку для своих котов?
     Я  потягивал  пиво,  когда  ко  мне  подошел   Джек   Мэйс.   Рослый,
веснушчатый, вечно улыбающийся; песочные волосы, выгоревшие до  белизны...
Он имел вид неунывающего школьника и с первой  же  встречи  производил  на
многих неотразимое впечатление. Пожалуй, более несерьезного человека я  не
встречал. Он часто влипал во всякие неприятности, хотя, в сущности, ничего
порочного в нем не было. По натуре  Джек  был  искателем  удовольствий  и,
подобно мне, каждый месяц получал вклад на текущий счет.  Только  он  знал
откуда приходят деньги. Ему их переводили родители - за то,  чтобы  он  не
возвращался в Филадельфию. Мы с ним  всегда  прекрасно  ладили,  возможно,
потому, что Джек находил между нами много общего -  если  вообще  об  этом
задумывался.  В  тех  редких  случаях,  когда  я  выбирался  в   свет,   я
приветствовал его общество. Джек  не  теряя  головы,  мог  выпить  гораздо
больше меня и присматривал за мной, вытаскивая из щекотливых ситуаций.
     - Дон! - Он хлопнул меня по плечу и сел на соседний стул.  -  Сколько
лет, сколько зим! Куда ты пропал?
     - Немного попутешествовал. А как у тебя?
     - Слишком хорошо, чтобы хотелось уезжать. - Джек ударил по стойке.  -
Эй, Джордж, принеси-ка кружку!..  Ко  мне  тут  прибились  две  крошки,  -
продолжил он. - Заходи попозже. Тебе это пойдет на пользу.
     Мы пили пиво и болтали. Я ничего не рассказывал - он не из тех, с кем
делятся неприятностями.  Зато  в  пустопорожних  разговорах  ему  не  было
равных, и меня это вполне устраивало. Мы обсудили общих знакомых, прелести
рыбалки - порой выбирались вместе, - политику, кино, спорт, секс, питание,
а потом пошли по второму кругу. Господи, какое  же  это  облегчение  -  не
думать о том, что тревожит больше всего!
     Не успел я опомниться, как уже стемнело. К  тому  времени  мы  успели
поесть - даже не скажу где - и посидели в другом  заведении.  В  голове  у
меня все плыло, но Джек казался свежим как огурчик и беспрерывно трепался,
пока мы не дошли до его дома.
     Потом он знакомил меня с девушками, включал музыку, готовил коктейли,
снова готовил коктейли... Мы потанцевали. Немного погодя я заметил, что он
и высокая - Лаура - куда-то исчезли, а я сижу на диване с Мэри, обнимая ее
за плечи, со стаканом на  коленях  и  второй  раз  выслушиваю  историю  ее
развода. Периодически я кивал и время от времени целовал Мэри  в  шею.  Не
думаю, что это отвлекало ее от захватывающего рассказа.
     Еще немного погодя мы каким-то образом оказались в одной  из  спален.
Позже я на несколько секунд выплыл  из  забытья,  смутно  припоминая,  что
девушка осталась мною недовольна, и никого рядом с собой не  обнаружил.  И
снова заснул.
     Наутро я чувствовал себя больным и разбитым и потащился за исцелением
в ванную, оснащенную Джеком лучше любой аптеки. Пока я глотал попадавшиеся
под руку витамины, желудочные, болеутоляющие  и  успокоительные  средства,
магическая занавесь в  моем  сознании  колыхнулась,  неожиданно  пропустив
вперед какие-то картины. Я даже не  сразу  понял  какие.  А  когда  понял,
застыл - прямо в процессе полоскания рта, - испугавшись захлебнуться.
     Из прихожей  доносился  шум.  Я  выплюнул  пахнущую  мятой  жидкость,
сполоснул раковину и вышел.
     Это был Джек, в желто-оранжевом пляжном  полотенце  направляющийся  в
туалет.
     - Джек! Я работал в "Ангро энерджи"!
     Он поднял мутные глаза, пробормотал: "Прими мои соболезнования"  -  и
исчез в туалете.
     Интеллектуал, сразу видно...
     Я  направился  на  кухню  и,  пока  варился  кофе,  оделся  и   выпил
апельсинового сока вместе с сырым яйцом. А потом с чашкой  кофе  вышел  на
балкон.
     Солнце висело в  нескольких  метрах  над  горизонтом,  но  утро  было
прохладным. Лицо обдувал влажный соленый  ветер.  В  кустарнике  по  обеим
сторонам дома перекликались птицы.
     При мыслях о Коре мне становилось стыдно, но  в  целом  я  чувствовал
себя лучше, чем когда-либо. Я вспоминал, и это отодвигало все остальное на
второй план.
     Да, я работал в "Ангро". Не охранником, не бурильщиком, вообще  не  в
поле.  Не  на  разведывательной  станции.  Чуть  не  сказал  себе  "ничего
технического", но что-то меня остановило. Это было бы неправдой.
     Я сделал еще глоток кофе.
     Возможно,  переработка  информации?  Я   определенно   разбирался   в
компьютерах...
     Где-то в управленческом аппарате или в лаборатории... Да, в  какой-то
лаборатории, точно.
     Затем на миг, мне  явилось  видение  -  то  ли  воспоминание,  то  ли
воображение, то ли смесь того  и  другого:  дверь,  дверь  со  старомодным
матовым стеклом. Она как раз закрылась перед  самым  моим  носом,  показав
черные буквы - ВИТКИ: ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ОТДЕЛ.
     Разумеется, дроссели индуктивности еще нужны в некоторых  устройствах
типа реле, их не заменили процессоры и микропроцессоры...
     Как  насчет  такой  версии:  несчастный  случай  в   лаборатории?   В
результате - шрамы, черепная  травма,  затем  имплантация  ложной  памяти,
покрывающей значительный период моей жизни; шаг, возможно, необходимый для
сокрытия вины определенных руководителей компании.  И  пенсия  -  чтобы  я
сидел тихо и не лез на рожон.
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 29
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама