Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Роджер Желязны Весь текст 312.09 Kb

Остров мертвых

Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 27
нужна моя помощь, я сделаю все, что в моих силах.
     Значит так. Я отправляюсь к Рут и постараюсь быстренько решить все ее
проблемы, в чем бы они ни заключались, а потом лечу на Мегапею. Где-нибудь
по дороге я,  почти  наверняка,  смогу  напасть  на  след,  получить  хоть
какой-то намек относительно того, кто прислал  мне  эти  снимки  и  зачем.
Интересно также, как он их  раздобыл.  Если  же  я  ничего  не  узнаю,  то
отправлюсь на Землю и свяжусь  с  ЦББЗ.  Предложу  им  сделку:  услуга  за
услугу.
     Я курил и потягивал кофе. Потом, впервые за  последние  пять  лет,  я
позвонил в порт и приказал  подготовить  мой  подпространственный  джампер
"Модель-Т" к полету. Подготовка займет  остаток  дня  и  всю  ночь,  а  на
рассвете я могу стартовать.
     Мой электронный секретарь помог мне проверить, кто является  нынешним
владельцем корабля. Им оказался некий Лоуренс Дж.Коннер из Локшира.  "Дж."
означало "Джон". Я  заказал  необходимые  документы,  и  через  пятнадцать
секунд они упали на дно приемной корзины пневмопочты. Я  изучил  внешность
Коннера, потом вызвал своего парикмахера на колесиках,  и  тот  перекрасил
мои волосы - из шатена я  превратился  в  блондина,  осветлил  мой  загар,
добавил  пару  морщинок,  усилил  тени  под  глазами  и  изменил   рисунок
капиллярных линий на подушечках пальцев.
     В  свое  время  я  заготовил  целый  список  несуществующих  людей  с
полностью продуманными  и  вполне  надежными  биографиями.  Все  эти  люди
поочередно приобретали "Модель-Т" друг от друга и точно таким  же  образом
будут поступать и впредь. У них много общего -  ростом  все  они  примерно
пять футов десять дюймов и вес их  приблизительно  равен  ста  шестидесяти
фунтам. В любого из них я могу превратиться с помощью небольшого  грима  и
некоторого напряжения памяти при запоминании биографии. Все  дело  в  том,
что мне не очень-то нравится путешествовать на корабле, зарегистрированном
на имя Фрэнка Сандау с Вольной или, как ее  еще  часто  называют,  планеты
Сандау. Если ты - один из ста самых богатых людей в галактике (кажется,  в
настоящий момент я значусь в списке 87-м, хотя, может и 88-м или 86-м), то
приходится все  время  идти  на  определенные  жертвы,  терпеть  некоторые
неудобства, от которых никуда не денешься.
     Просто удивительно, сколько людей жаждут моей крови или  моих  денег,
но ни то, ни другое я не склонен тратить  попусту.  Я  человек  ленивый  и
пугливый, все что мне  нужно  -  чтобы  моя  кровь  и  мои  деньги  всегда
оставались при мне. Честолюбие у меня отсутствует,  иначе  я  старался  бы
стать 87-м, потом 86-м, 85-м  и  так  далее.  Деньги,  вообще,  меня  мало
волнуют. Быть богатым интересно только поначалу, да и то не очень, а потом
это  быстро   приедается.   После   первого   миллиарда   ваше   богатство
воспринимается как чистая  условность.  Я  долго  мучился  от  мысли,  что
наверняка финансирую множество черных дел, сам того не  подозревая.  Потом
придумал себе Большое Дерево и решил - а катись все к чертовой матери.
     Большое Дерево так же старо, как и общество, его  породившее.  Каждый
листок на его ветвях - банкнота. Сколько в мире денег - столько листьев, и
на каждом написано имя. Некоторые листья опадают, на  их  месте  вырастают
новые, и через два-три сезона  все  имена  меняются.  Но  Дерево  остается
прежним,  оно  функционирует,  как  и  раньше,   только   все   растет   и
разрастается. Было время, когда я хотел отсечь все гнилые ветви на Большом
Дереве, но пока я обрубал одну ветвь, начинала гнить  другая,  и  так  все
время, а мне ведь и спать когда-то надо.  Проклятье!  В  наше  время  даже
деньги нельзя потратить по-человечески, да и Дерево совсем  не  похоже  на
"бонсай" [карликовые деревца, выращиваемые в Японии] в  горшочке,  оно  не
растет в указанном направлении.
     Ну и пусть  себе  растет,  как  ему  вздумается,  с  моим  именем  на
некоторых листочках - пожелтевших и увядших, либо зеленых и свежих.  Я  же
позволю себе маленькое удовольствие - буду прыгать  по  его  веткам,  взяв
себе имя, которое не будет мозолить мне  глаза  на  всех  этих  листочках,
болтающихся перед моим носом. Вот и все,  что  касается  меня  и  Большого
Дерева. История же о том, каким  образом  в  моем  распоряжении  оказалось
столько зелени [игра слов - на  американском  жаргоне  доллары  называются
"зеленью"], может навести на еще более сложную и забавную метафору, но  об
этом в следующий раз.
     Я начал вводить в  память  моего  электронного  секретаря  инструкции
насчет того, что должна делать, а также - чего ни в коем случае не  должна
делать  прислуга  во  время   моего   отсутствия.   После   многочисленных
перезаписей и мучительного напряжения всех своих  умственных  способностей
я, наконец, упомянул все, что  следовало.  Просмотрев  свое  завещание,  я
решил оставить все  как  есть.  Некоторые  бумаги  я  переложил  в  камеру
аннигилятора,  оставив  распоряжение  уничтожить   их   при   определенных
обстоятельствах. Кроме того, я послал одному из  своих  представителей  на
Альдебаране-5 предписание, гласящее, что если человеку  по  имени  Лоуренс
Дж.Коннер случится быть проездом в тех местах и ему что-то понадобится, то
нужно ему это  "что-то"  предоставить.  Упомянул  я  также  о  специальном
секретном коде на случай, если придется доказывать, что я  -  никто  иной,
как Фрэнк Сандау. Затем я заметил, что прошло уже почти четыре часа,  и  я
порядком проголодался.
     - Сколько  осталось  до  заката,  округляя  до  минут?  -  спросил  я
секретаря.
     - Сорок три минуты, - ответил из скрытого  динамика  голос,  лишенный
всяких признаков пола и каких-либо эмоций.
     - Я буду обедать  на  Восточной  Террасе  ровно  через  тридцать  три
минуты, - сказал я, сверяясь с хронометром. - Закажи мне омаров с  жареным
картофелем по-французски и капустным салатом, ватрушек, пол-бутылки нашего
шампанского, чашечку кофе, лимонный  шербет,  самого  старого  коньяку  из
моего погреба и две сигары. И еще спроси Мартина Бремена, не будет  ли  он
так любезен лично обслужить меня.
     - Да, сэр. Что-нибудь еще?
     - Нет.
     Потом я отправился обратно в свои апартаменты, сунул кое-какие вещи в
дорожную сумку и начал переодеваться.  Включив  терминал  секретаря,  я  с
некоторой внутренней дрожью отдал наконец приказ, который  мне  давно  уже
следовало отдать, но я все время откладывал этот момент.
     - Через тридцать три минуты, - сказал я, сверяясь  с  хронометром.  -
Закажи мне омаров с жареным картофелем по-французски и капустным  салатом,
ватрушек, пол-бутылки нашего шампанского, чашечку кофе,  лимонный  шербет,
самого старого коньяку из моего погреба и две сигары. И еще спроси Мартина
Бремена, не будет ли он так любезен лично обслужить меня.
     - Да, сэр. Что-нибудь еще?
     - Нет.
     Потом я отправился обратно в свои апартаменты, сунул кое-какие вещи в
дорожную сумку и начал переодеваться.  Включив  терминал  секретаря,  я  с
некоторой внутренней дрожью отдал наконец приказ, который  мне  давно  уже
следовало отдать, ног я все время откладывал этот момент.
     - Через два часа и одиннадцать минут, - произнес я,  вновь  посмотрев
на хронометр, - позвони Лизе и спроси, не хочет ли она выпить со  мной  на
Восточной Террасе. Приготовь  на  ее  имя  два  чека  по  пятьдесят  тысяч
долларов каждый. Подготовь также рекомендацию по форме  "А".  Доставь  все
это сюда в отдельных незапечатанных конвертах.
     - Да, сэр, - последовал ответ, и пока я возился с  запонками,  нужные
мне документы скользнули в приемную корзину на туалетном столике.
     Я проверил содержимое каждого из конвертов, запечатал их и опустил  в
карман пиджака. Затем я отправился по коридору к Восточной Террасе.
     Солнце превратилось в огромный багровый шар, зависший  над  затянутым
дымкой горизонтом, грозя раствориться в нем с минуты  на  минуту.  В  небе
парили золотистые облака, все более розовевшие по мере  того,  как  солнце
неумолимо спускалось по своей небесной дороге, проходящей меж  пиков  двух
близнецов - Урима и Тумима,  которые  я  специально  поместил  там,  чтобы
указывать солнцу путь к ночному приюту. В последние мгновение дня радужная
кровь светила омоет туманные склоны гор.
     Я уселся за стол под огромным вязом. Как только  я  коснулся  сиденья
стула, над моей головой возник силовой барьер, который предохранял меня от
падающих сверху сухих листьев, пыли, насекомых и  птичьего  помета.  Через
несколько мгновений показался Мартин Бремен, который  толкал  перед  собой
сервировочный столик.
     - Допрый фечер, сэр.
     - Добрый вечер, Мартин. Как твои дела?
     - Просто замечательно, мистер Сандау. А как фаши?
     - Я уезжаю.
     - О?!
     Он расставил тарелки и разложил приборы, снял  со  столика  крышку  и
начал подавать на стол.
     - Да, - произнес я. - Быть может, надолго.
     Пригубив шампанское, я одобрительно кивнул.
     - ...Поэтому, прежде чем уехать, я хочу тебе кое-что сказать, хотя ты
и сам, наверное, это знаешь. Так вот, ты готовишь самые  лучшие  блюда  из
тех, что мне когда-либо доводилось пробовать...
     - Плаготарю фас, мистер Сандау, - его и без того румяное  лицо  стало
пунцово-красным.   Он   скромно   потупил   глаза,    стараясь    сдержать
расплывающуюся улыбку. - Я пыл счастлиф слущить фам.
     - ...Поэтому, если ты ничего не имеешь против годичного отпуска -  за
мой  счет,  конечно,  плюс  дополнительный  фонд  для  приобретения  любых
рецептов, какие тебя только заинтересуют - то я перед отъездом  позвоню  в
контору Бурсара и все с ним улажу.
     - Когта фы уезшаете, сэр?
     - Завтра, рано утром.
     - Понимаю, сэр. Очень плаготарен фам. Фесьма заманчифое претлошение.
     - ...Заодно, поищи новые рецепты для себя самого.
     - Постараюсь, сэр.
     - Наверное, забавно готовить блюда,  вкуса  которых  не  можешь  даже
вообразить?
     - О нет, сэр, - запротестовал он.  На  фкус-тестеры  мошно  полностью
полошиться. Я часто размышляю, какой фкус у того, что я  готофлю,  но  это
ведь как у химика: он не фсегта знает, какофы его химикалии  на  фкус.  Фы
понимаете, что я хочу сказать, сэр?
     В одной руке он держал корзиночку с ватрушками, другой  сжимал  ручку
кофейника, третьей рукой подавал тарелку с капустным салатом, а четвертой,
свободной опирался на ручку столика. Он был ригелианцем, и имя его звучало
что-то вроде "Ммммрт'н Бррм'н". Он выучился английскому от  одного  немца,
который переиначил его имя на свой лад - Мартин Бремен.
     Ригелианские повара, если снабдить  их  специальными  вкус-тестерами,
готовят самые лучшие блюда во всей галактике. Хотя сами  относятся  к  ним
довольно равнодушно. Подобные беседы мы с Мартином вели уже не раз,  и  он
отлично знал, что я просто шучу, когда пытаюсь заставить  его  признаться,
что человеческая пища наводит его на мысли об отходах  -  производственных
или  органических.  Очевидно,  профессиональная  этика  не  позволяет  ему
сделать подобное признание, и он возражает мне с подчеркнутой вежливостью.
Лишь иногда, когда избыток  лимонного,  грейпфрутового  или  апельсинового
сока выводит его из обычного равновесия, он признается, что готовить  пищу
для Homo Sapiens  считается  низшим  уровнем,  до  которого  только  может
опуститься повар-ригелианец. Я стараюсь ублажать его, насколько это в моих
силах, потому что сам он мне нравится не меньше, чем то, что  он  готовит.
Кроме  того,   раздобыть   повара-ригелианца   чрезвычайно   трудно,   вне
зависимости от того, сколько вы готовы ему заплатить.
     - Мартин, - сказал я. - Если со мной  что-нибудь  случится  во  время
путешествия, я хочу чтоб ты знал - я упомянул тебя в своем завещании.
     - Я... Я не знаю, что сказать, сэр.
     - Тогда не говори ничего, - усмехнулся я. - Но  тебе  вряд  ли  стоит
рассчитывать на скорое получение наследства. Я собираюсь вернуться.
     Мартин был одним из немногих, с кем я мог  разговаривать  о  подобных
Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 27
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама