Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
TES: Oblivion |№3| Битва за замок Кватча
SCP 012: Скверная мелодия
TES: Oblivion |№2| Врата в Обливион
DARK SOULS™: REMASTERED |№10| Руины Нового Лондо

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - Иван Ефремов Весь текст 939.61 Kb

Час быка

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 67 68 69 70 71 72 73  74 75 76 77 78 79 80 81
долгого молчания она с трудом произнесла:
      - Нет...  Не думай,  что я неблагодарна,  как многие из нас, или
что...  я  не  люблю  тебя.- Ее смуглые щеки потемнели еще сильнее.- Я
сейчас вернусь!
      Сю-Те скрылась  в  стенном  шкафу для платья,  который служил ей
вместо комнаты для переодевания.
      Вир Норин  смотрел  на  пеструю  вязь ковра,  думая об ее отказе
лететь на Землю.  Природная мудрость,  никогда  не  покидавшая  Сю-Те,
удерживает ее от этого шага.  Она понимает, что это будет бегством, на
Земле для нее утратятся цель и смысл  жизни,  только  что  появившиеся
здесь, ей будет очень одиноко.
      Чуть слышно стукнула дверца шкафа.
      - Вир!  - услышал он шепот, обернулся и замер.
      Перед ним во всей чистоте искреннего  порыва  стояла  обнаженная
Сю-Те.   Сочетание  женской  смелости  и  детской  застенчивости  было
трогательным.  Она  смотрела  на  Вир  Норина  сияющими  и  печальными
глазами, будто сожалея о том, что не может отдать ему ничего большего.
Распущенные черно-пепельные волосы спадали  по  обе  стороны  круглого
полудетского   лица  на  худенькие  плечи.  Юная  тормансианка  стояла
торжественная,  ушедшая в себя,  как бы исполняя некий обряд. Приложив
ладони к сердцу, она протянула их сложенными к астронавигатору.
      Вир Норин понимал,  что,  по канонам Ян-Ях,  ему отдавали  самое
заветное,  самое  большое,  что  было в жизни у молодой женщины "кжи".
Такой жертвы Вир Норин не мог отвергнуть, не мог оттолкнуть это высшее
для Торманса выражение любви и благодарности.  Да он и не хотел ничего
отвергать. Астронавигатор поднял Сю-Те, крепко прижав к себе.
      Времени до рассвета осталось немного.  Вир Норин сидел у постели
Сю-Те.  Она крепко спала, подсунув обе ладони под щеку. Вир смотрел на
спокойное и прекрасное лицо своей возлюбленной.  Любовь подняла ее над
миром Ян-Ях,  а сила и нежность Вир Норина сделали недоступной страху,
стыду или смутной тревоге,  уравняв с земными сестрами. Он заставил ее
почувствовать собственную красоту,  лучше понимать тонкие переходы  ее
меняющегося облика.  А она? Она разбудила его память о прекрасных днях
жизни...
      Перед Вир   Норином   непрерывной  чередой  проходили,  уводя  в
бесконечную  даль,  памятные  образы  Земли.   Заповедная   долина   в
Каракоруме,  в бастионах лиловых скал, над которыми в непосредственной
близости сияли снежные пики.  Там,  у реки  цвета  берилла,  неумолчно
журчавшей  по черным камням,  стояло легкое,  парящее в воздухе здание
испытательной станции.  Дорога вниз шла плавными извилинами через рощу
исполинских   гималайских   елей   к   поселку  научного  института  -
прослушивания  глубинных  зон  космоса.  Астронавигатор  очень   любил
вспоминать  годы,  проведенные  на  постройке  новой обсерватории,  на
степном бразильском  плоскогорье,  низкие  облеты  безбрежных  Высоких
Льяносов   с  огромными  стадами  зебр,  жирафов  и  белых  носорогов,
перевезенных сюда из Африки;  кольцевые насаженные леса Южной Африки с
голубой  и  серебристой листвой,  серебряно-синие ночи в снежных лесах
Гренландии;  сотрясаемые  грозным  ветром  здания  одиннадцатого  узла
астросети на берегу Тихого океана.
      Еще один   узел   на   Азорских   островах,   где    море    так
бездонно-прозрачно  в  тихие  дни...  Поездки  для отдыха в святые для
любого землянина древние храмы Эллады, Индии, Руси...
      Ни малейшей  тревоги  о  будущем,  кроме  естественной  заботы о
порученном деле,  кроме желания стать лучше,  смелее,  сильнее, успеть
сделать  как  можно  больше на общую пользу.  Гордая радость помогать,
помогать без конца  всем  и  каждому,  некогда  возможная  только  для
сказочных  халифов арабских преданий,  совсем забытая в ЭРМ,  а теперь
доступная каждому. Привычка опираться на такую же всеобщую поддержку и
внимание.  Возможность  обратиться  к  любому  человеку мира,  которую
сдерживала только сильно развитая деликатность, говорить с кем угодно,
просить  любой  помощи.  Чувствовать вокруг себя добрую направленность
мыслей и чувств,  знать  об  изощренной  проницательности  и  насквозь
видящем  взаимопонимании  людей.  Мирные  скитания в периоды отдыха по
бесконечно разнообразной Земле,  и всюду  желание  поделиться  всем  с
тобой: радостью, знанием, искусством, силой...
      Склоняясь над спящей Сю-Те,  Вир Норин  испытывал  необыкновенно
сильное  желание,  чтобы и его тормансианская возлюбленная побывала во
всех прекрасных местах родной ему планеты.
      Молодые женщины   бывают   внутренне   больше  кочевниками,  чем
мужчины, больше стремятся к смене впечатлений, поэтому теснота инферно
для них тяжелее. Он мечтал о том, чтобы на Земле бесчисленные ранения,
нанесенные этой нежной душе,  излечились бы без следа...  И знал,  что
этому никогда не сбыться...
      Сю-Те почувствовала его взгляд и,  еще не  очнувшись  от  сна  и
счастливой  усталости,  долго лежала с закрытыми глазами.  Наконец она
спросила:
      - Ты не спишь,  любимый? Отдохни здесь, рядом со мной.- Голос ее
со сна был детски тонок.- Мне снился сон,  светлый как никогда!  Будто
ты  уехал от меня - о,  ненадолго!  - в маленький какой-то городок.  Я
отправилась на свидание с тобой.  Это был наш и не  наш  город.  Люди,
встречавшиеся мне, светились добротой, готовые помочь мне искать тебя,
звали отдохнуть,  провожали там,  где я могла заплутаться.  И я шла по
улице  -  какое  странное название:  улица Любви!  - по тропинке через
свежую и мягкую траву к большой,  полноводной реке,  и там был  ты!  -
Сю-Те нашла руку Вир Норина и, снова засыпая, положила ее на щеку.
      Вир Норин не шевелился,  странный ком стоял у него в горле. Если
сон,  навеянный его мыслями,  был для Сю-Те невозможной мечтой, то как
еще  мало  любви  растворено  в океане повседневной жизни Торманса,  в
котором проживет свою коротенькую жизнь  это  чистое  существо,  будто
перенесенное  сюда  с  Земли!  Мысль,  давно  мучившая его,  сделалась
невыносимой.  Он медленно  взял  руку  тормансианки  и  стал  целовать
коротко  остриженные  ноготки с белыми точками.  Как и сплетения синих
жилок на теле,  и легко красневшие  белки  глаз,  это  были  следы  не
замеченного  в  детстве  нездоровья,  плохого  питания,  трудной жизни
матери.  Сю-Те,  не просыпаясь,  улыбнулась,  крепко  смежив  ресницы.
Удивительно,   как  на  бедной  почве  здесь  вырастают  такие  цветы!
Разрушена семья, создавшая человека из дикого зверя, воспитавшая в нем
все  лучшее,  неустанно  оборонявшая  его от суровости природы.  И без
семьи,  без материнского воспитания возникают такие люди,  как  Сю-Те!
Это  ли  не доказательство правоты Родис,  ее веры в первичную хорошую
основу человека!  На Земле тоже нет семьи в старинном ее понимании, но
мы не уничтожили ее, а просто расширили до целого общества...
      Вир Норин   бесшумно   встал,   оглядел   завешанную  коврами  и
портьерами комнату,  прислушался к топоту и стукам, которые неслись со
всех   сторон   просыпавшегося  дома.  На  улице  затявкала  визгливая
собачонка, прогрохотала транспортная повозка.
      Печаль все сильнее завладевала Вир Норином - ощущение тупика, из
которого он,  бывалый, высоко тренированный психически путешественник,
не  видел  выхода.  Его  привязанность  к маленькой Сю-Те превратилась
неожиданно и могуче в любовь,  обогащенную нежной жалостью такой силы,
какую  он  и не подозревал в себе.  Жалость для воспитанного в счастье
отдачи  землянина  неизбежно  вызывала  стремление   к   безграничному
самопожертвованию. Нет, надо советоваться с Родис! Где Родис?..
      А Фай Родис провела эту ночь в обсуждении  проблем  "кжи".  Гзер
Бу-Ям  пришел в святилище Трех Шагов еще раз с несколькими товарищами.
"Кжи" начали первый визит со спора и хвастовства своими преимуществами
перед  "джи"  и  прежде  всего  гораздо большей свободой во всех своих
поступках.  Фай Родис сразила их,  сказав,  что это мнимая свобода. Им
позволяют лишь то, что не вредит престижу и экономике государства и не
опасно для "змееносцев",  огражденных от народной жизни стенами  своих
привилегий.
      - Подумайте над вашим понятием свободы,  и вы поймете,  что  она
состоит в правах на низкие поступки. Ваш протест против угнетения бьет
по невинным людям, далеким от какого-либо участия в этом деле. Владыки
постоянно  твердят  вам  о необходимости защищать народ.  "От кого?" -
задавались ли вы таким вопросом?  Где они, эти мнимые враги? Призраки,
с  помощью  которых  заставляют  вас  жертвовать всем и,  самое худое,
подчиняют себе вашу психику,  направляя мысли  и  чувства  по  ложному
пути.
      Гзер Бу-Ям долго молчал,  затем принялся  рассказывать  Родис  о
беспримерном угнетении "кжи".
      - Все это,- сказал он,- вычеркнуто из истории и сохранилось лишь
в изустном пересказе.
      Родис узнала о массовых  отравлениях,  убавлявших  население  по
воле  владык,  когда  истощенным  производительным  силам  планеты  не
требовалось прежнее множество рабочих.  И наоборот,  о  принудительном
искусственном осеменении женщин в эпохи, когда они отказывались рожать
детей на скорую смерть,  а бесстрашные подвижники - врачи и биологи  -
распространяли среди них нужные средства.  О трагедии самых прекрасных
и  здоровых  девушек,  отобранных,  как  скот,   и   содержавшихся   в
специальных лагерях - фабриках для производства детей.
      Попытка полной замены людей автоматическими машинами  окончилась
крахом,  начиналась обратная волна,  снова с массовым и тяжелым ручным
трудом,  так как с капиталистической позиции  люди  оказались  гораздо
дешевле  любой  сложной  машины.  Эти  метания  из  стороны  в сторону
назывались мудрой политикой  владык,  изображались  учеными  как  цепь
непрерывных успехов в создании счастливой жизни.
      Родис, как историк,  знала закон Рамголя  для  капиталистической
формации обществ:  "Чем беднее страна или планета, тем больше разрыв в
привилегиях  и  разобщение  отдельных  слоев  общества  между  собою".
Достаток  делает людей щедрее и ласковее,  но когда будущее не обещает
ничего, кроме низкого уровня жизни, приходит всеобщее озлобление.
      Ученые владыкам  помогали  во  всем:  изобретая страшное оружие,
яды,  фальсификаты пищи и развлечений,  путая народ  хитрыми  словами,
искажая  правду.  Отсюда укрепившаяся в народе ненависть и недоверие к
ученым, стремление оскорбить, избить, а то и просто убивать "джи", как
прислужников угнетателей. "Кжи" не понимают их языка, одинаковые слова
у них означают совершенно не то, что у "джи".
      - В отношении языка виноваты вы сами,- сказала Родис.- У нас, на
Земле,  было время, когда при множестве разных языков и разных уровнях
культуры  одинаковые  слова  обладали  совершенно различным значением.
Даже внутри одного языка в разных  классах  общества.  И  все  же  эту
великую   трудность   удалось  преодолеть  после  объединения  земного
человечества в одну семью. Бойтесь другого: чем ниже уровень культуры,
тем  сильнее  сказывается  прагматическая  узость  каждого  словесного
понятия,  дробящегося на мелкие оттенки,  вместо всеобщего  понимания.
Например,  у вас слово "любовь" может означать и светлое, и гнуснейшее
дело.  Бейтесь за ясность и чистоту слов,  и вы всегда  сговоритесь  с
"джи".
      - Сговориться о чем? Их правда не наша!
      - Так ли?  Правда жизни отыскивается тысячелетним опытом народа.
Но  быстрые  изменения  жизни  при  технически  развитой   цивилизации
запутывают   дороги   к  правде,  делая  ее  зыбкой,  как  на  слишком
чувствительных весах,  которым не дают уравновеситься.  Найти  правду,
общую для большинства,  с помощью точных наук не удавалось, потому что
не были установлены критерии для ее определения.  Эти критерии,  иначе
мера,  оказались  в  какие-то  периоды  развития общества важнее самой
правды.  У нас, на Земле, это знали уже несколько тысячелетий назад, в
Древней Элладе, Индии, Китае...- Родис на миг задумалась и продолжала:
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 67 68 69 70 71 72 73  74 75 76 77 78 79 80 81
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама