Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
TES: Oblivion |№3| Битва за замок Кватча
SCP 012: Скверная мелодия
TES: Oblivion |№2| Врата в Обливион
DARK SOULS™: REMASTERED |№10| Руины Нового Лондо

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - Иван Ефремов Весь текст 939.61 Kb

Час быка

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 66 67 68 69 70 71 72  73 74 75 76 77 78 79 ... 81
там в память о брате,  но ведь для  одинокой  девушки,  плохо  знающей
столицу, это небезопасно.
      Вир Норин и Сю-Те влезли в битком  набитый  вагон  общественного
транспорта,  двигавшийся в дыму,  с ревом,  частыми рывками и толчками
из-за нервного,  а скорее грубого нрава  водителя.  Сквозь  запыленные
окна  виднелись длиннейшие однообразные улицы,  кое-где близ дома были
посажены низкие полузасохшие  деревца.  В  машине  стояла  невыносимая
духота.  Изредка,  после громкой перебранки,  открывали окна,  в вагон
врывалась  горячая  пыль,  снова  начиналась  ругань,  и  окна   опять
закрывались.  Вир  Норин  и  Сю-Те стояли,  стиснутые со всех стороны,
цепляясь за  протянутые  поверху  палки.  Астронавигатора  оттерли  от
спутницы.  Он  заметил,  как  Сю-Те  изо  всех сил старается отойти от
молодого человека с  широким  носом  и  асимметричным  лицом,  который
бесстыдно прижимается к ней.  Стоявший перед нею другой, совсем юноша,
с глубоко сидящими глазами  фанатика,  спиной  подталкивал  девушку  к
своему товарищу.  Сю-Те встретилась взглядом с Вир Норином,  вспыхнула
от стыда и негодования и отвернулась,  не желая вмешивать землянина  в
стычку с пассажирами. Может быть, у нее слишком живо было воспоминание
о наглом дежурном  из  гостиницы,  которому  пришлось  тогда  униженно
целовать ее ногу.  Астронавигатор в долю секунды понял все, вынул руку
и рванул нахального  парня  назад  от  Сю-Те.  Тот  обернулся,  увидел
высокого,  сильного человека,  смотревшего без злобы,  и, выругавшись,
попытался было освободиться.  Но его схватила не человеческая рука,  а
стальная машина - так ему показалось.  С животным страхом тормансианин
почувствовал,  как пальцы впиваются в мышцы все глубже, передавливая и
парализуя  сосуды  и  нервы.  В голове у него помутилось,  подкосились
колени,  и парень взвыл в ужасе:  "Не буду, простите, больше не буду!"
Вир  Норин  отпустил  нахала.  А  тот  заорал  на весь вагон,  что его
чуть-чуть не убили из-за девчонки, которая копейки не стоит.
      К удивлению  Вир Норина,  большинство пассажиров приняло сторону
лгуна. Все принялись кричать, угрожать, размахивать кулаками.
      - Выйдем скорее! - шепнула побледневшая Сю-Те.
      И они,  растолкав людей, вышли на пустынной, раскаленной солнцем
окраине. Сю-Те предложила идти дальше пешком. Ее маленькие ноги шагали
резво и неутомимо.  Она пела землянину старые  песни  и  боевые  гимны
давних  лет,  резко  отличавшиеся от рваной мелодии распространенных в
столице   песен.   Иногда   Сю-Те   останавливалась,   чтобы    танцем
проиллюстрировать  мелодию,  и он любовался ее фигурой и отточенностью
движений.  По сухой предгорной равнине они незаметно прошли оставшиеся
двенадцать    километров   до   каменной   гряды,   поросшей   старыми
редколистными деревьями,  почти не дававшими  тени.  Закатная  сторона
гряды обрывалась в широкую впадину дна высохшего озера. Слабый ветерок
вздымал там бурые столбы пыли.
      Обелиск из  голубоватого  камня,  расписанный  черными,  глубоко
врезанными  знаками,  стоял  на  границе  поля  стародавней  битвы,  а
неотделанные глыбы камней,  разбросанные повсюду, означали места общих
погребений.  Их было много.  Обширное поле,  простиравшееся  почти  до
горизонта,  некогда  было изрыто траншеями и валами.  Время уничтожило
их,  медленно растущие деревья  Торманса  сменились  не  один  раз  на
удобренной  трупами  почве,  и  теперь  в тонкой сетке теней на сухой,
пыльной земле торчали только камни. Не осталось ничего напоминавшего о
ярости  гигантской битвы,  море страдания раненых,  ужасе побежденных,
сброшенных в топкое озеро. Безотрадная местность, полумертвые деревья,
потрескавшаяся земля...
      Жаркий ветер шуршал в ветвях,  какие-то зеленые  насекомые  вяло
ползали  у  корней.  Сю-Те  выбрала большой,  пирамидально заостренный
камень с изломами,  отсвечивавшими буро-красным цветом засохшей крови,
и  опустилась перед ним на колени.  Приложив пальцы к вискам и склонив
голову,  она шептала молитвы. Вир Норин ждал, пока она исполнит обряд.
Когда девушка встала, он спросил:
      - Кто бился здесь и кто кого победил?
      - Предание  говорит  о  сражении  между  владыками  головного  и
хвостового полушарий.  Погибли  сотни  тысяч  людей.  Победил  владыка
головного,  и  на  всей планете установилась единая власть.  Эту битву
называют победой мудрости над темными хвостовыми народами.
      - Ваши предки участвовали в сражении на стороне побежденных?
      - Да.
      - А если бы победили они, а не головные? Изменилась бы жизнь?
      - Не знаю.  Зачем ей меняться?!  Столица была бы  в  Кин-Нан-Тэ,
наверное.  Дома  бы  строили по-другому,  как принято у нас,  башнями.
Может быть, мои предки стали бы "змееносцами"...
      - И вы хотели бы принадлежать к этой верхушке?
      - Ой,  нет!  Вечно бояться,  оглядываться,  презирать все и быть
всеми ненавидимой?  Может быть,  я просто невежественная и глупая,  но
мне не хотелось бы так жить. Лучше никак...
      Это "лучше  никак"  пронизывало все сознание молодых тормансиан,
принадлежавших к классу "кжи", и обусловливало неискоренимый фатализм.
"Зачем?" - казалось им непобедимым аргументом.
      Вир Норин  еще  раз  обвел  взглядом  выжженное  плато.  Могучее
воображение  заполнило  его  грохотом боевых машин,  воплями и стонами
сотен тысяч людей,  штабелями  трупов  на  изрытой  каменистой  почве.
Вечные вопросы:  "Зачем?  За что?" - на этом фоне становились особенно
беспощадными.  И обманутые люди,  веря,  что сражаются за будущее,  за
"свою"  страну,  за своих близких,  умирали,  создавая условия для еще
большего возвышения олигархов, еще более высокой пирамиды привилегий и
бездны угнетения. Бесполезные муки, бесполезные смерти...
      Со вздохом Вир Норин обратился к спутнице:
      - Пойдемте, Сю-Те!
      Землянин и тормансианка спустились с холмов. Вир Норин предложил
срезать  напрямик  изгиб  старой дороги,  держа направление на круглый
холм с заброшенным зданием,  серым  и  приземистым,  смутно  маячившим
вдали.  Они быстро дошли до холма.  Астронавигатор заметил,  что Сю-Те
устала,  и решил сделать привал в тени  развалин.  Сю-Те  улеглась  на
землю,  подперев голову руками.  Вир Норин увидел,  что она пристально
разглядывает стену и хмурит лоб в  усилии  припомнить  забытое.  Сю-Те
вскочила и обошла вокруг развалин. Затем долго рассматривала надписи и
барельефы с изображением огромной руки,  протянутой жестом  участливой
помощи. Чуть успокоившись, она снова села рядом с Вир Норином, охватив
колени руками,  в позе,  живо напомнившей ему Чеди, и долго в молчании
смотрела вдаль,  на миражи голубых озер,  которые скрывали пыльный дым
над городом Средоточия Мудрости.
      - Сколько тебе лет? - вдруг спросила Сю-Те.
      - По вашим годам,  которые гораздо короче,  чем  на  Земле,  сто
шестьдесят, или сорок два по счету Белых Звезд, одинаковому с земным.
      - У вас это много или мало?
      - Для  прежней  Земли,  на  вашем  уровне развития,  это средний
возраст,  не молодой и не старый. Теперь он сдвинулся в молодость. Мне
двадцать  два  -  двадцать  три года,  а Родис - двадцать пять.  У нас
долгое детство.  Не инфантильность,  а именно растянутое детство  -  в
смысле восприятия мира. А сколько вам?
      - Восемьдесят,  или двадцать по счету Белых Звезд. Я приближаюсь
к  нашему крайнему возрасту,  и мне осталось пять лет до того времени,
когда я войду во Дворец Нежной Очерти. А тебя давно бы отправили туда.
Нет, я говорю глупости, ты ведь ученый и здесь жил бы долго, ты "джи"!
      - Никак не могу представить себе этот ужас!
      - Никакого ужаса нет.  В этом есть даже хорошее.  Мы не проводим
детство в душных  школах,  как  будущие  "джи",  которых  там  пичкают
ненужными для жизни знаниями. И мы не болеем, умирая в цвете сил...
      - Вы огорчены, Сю-Те? Посмотрите мне в глаза!
      Сю-Те перевела на Вир Норина печальный взор,  как бы говоривший:
"Я вижу весь свой жизненный путь до конца".
      - Нет,-  медленно  сказала  она,- мне хорошо,  просто второй раз
сегодня я встретилась с древней смертью.
      - Как? И это памятник? Что тут было?
      - Не памятник,  а храм.  Был в эпоху Голода и Убийств знаменитый
врач Рце-Юти.  Он изобрел средство Нежной Смерти.  Его последователи и
помощники построили  этот  храм  Руки  Друга  над  бездонным  колодцем
незапамятной   древности.   Рце-Юти  сказал  всем  слабым,  мучительно
больным, усталым от жизни, преследуемым и запуганным: "Приходите сюда,
и  я успокою вас - дам вам нежную смерть.  Она придет к вам ласковой и
прекрасной,  юной и зовущей.  Лучшего на планете сейчас никто дать  не
может, и вы сами убедились во лжи пустых обещаний".
      И множество людей приходило к нему. В первой комнате они смывали
с  себя  грязь  дороги,  сбрасывали  одежды и нагие вступали во второй
сводчатый зал, где в ласковом сне умирали незаметно и безболезненно...
Бездонный   колодец   поглощал  их  тела.  Исстрадавшиеся,  потерявшие
надежду, здоровье, близких не переставали приходить, восхваляя мудрого
врача. Это было давно...
      - И из этого благодеяния  возникла  государственная  обязанность
умирать.  Дворцы Нежной Смерти,  деление народа на "кжи" и "джи" - мог
ли предвидеть мудрец Рце-Юти такие ужасные последствия?
      - Не знаю,- беспомощно ответила Сю-Те.
      - И не надо.- Вир Норин  погладил  ее  растрепавшиеся  от  ветра
волосы.
      А она потянулась к его  лицу,  и  ее  вздрагивающая,  осторожная
ладонь,   казалось,   коснулась   самого   сердца   Вир   Норина.  Ему
представились гигантские темные стены инферно,  окружавшие  Сю-Те,  за
которыми для нее не было ничего, никакой опоры для ее веры, ее души.
      Усилием воли он поборол видение, улыбнулся и сказал ей об ее уме
и очаровании и о том, как она нравится ему.
      Сю-Те взглянула на него, доверчивая и сияющая, и встала упруго и
быстро,  как  жительница  Земли.  Они  пошли  к  сумрачному городу,  и
звенящий голос тормансианки разнесся по пустынной равнине:
      "Свой последний год живу на свете,  в городах других не побывав,
никого хорошего не встретив..." - звонкая  летящая  мелодия  напомнила
Вир Норину что-то очень знакомое, слышанное еще в раннем детстве.

                                 ГЛАВА XIII. КОРАБЛЮ - ВЗЛЕТ!

      Вир Норин расстался с Сю-Те на перекрестке улицы, которая вела к
небольшому  заводу  точных приборов,  где работало много друзей Таэля.
Сю-Те хотела повидаться с одним из них, чтобы устроиться на работу.
      Она вернулась домой возбужденная - все складывалось в согласии с
ее мечтами.  Но вскоре радость угасла,  захлестнула мучительная тоска,
когда  она  узнала,  что  срок  пребывания  землян на Ян-Ях подходит к
концу.  Только двое их осталось в городе Средоточия  Мудрости,  а  все
другие уже находились в звездолете.
      Вир Норин в этот вечер долго ждал,  когда она  выйдет  из  своей
комнаты,   но   Сю-Те  не  появлялась.  Не  понимая  ее  настроения  -
психическая интуиция не подсказывала ему ничего  плохого,-  Вир  Норин
наконец сам постучал к девушке.
      Сю-Те сидела,  положив голову на  вытянутые  вдоль  стола  руки.
Выражения  лукавой  виноватости,  свойственного ей,  когда она считала
себя в чем-то неловкой или признавалась в слабости,  не возникло на ее
лице при виде Вир Норина.  Да, Сю-Те в самом деле походила на грустную
птицу - гитау. Она вскочила, забеспокоилась, чтобы удобнее усадить Вир
Норина,  а сама опустилась прямо на пол, на твердую подушку, и долго в
безмолвии смотрела на своего земного друга.  Вир Норину передались  ее
чувства: она думала о нем и о близкой разлуке.
      - Скоро твой звездолет улетит? - спросила она наконец.
      - Скоро.  Хочешь  полететь  с  нами?  -  вырвался у него вопрос,
который не следовало задавать.
      На лице  девушки  спокойная печаль сменилась жестокой внутренней
борьбой.  Глаза Сю-Те  налились  слезами,  дыхание  прервалось.  После
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 66 67 68 69 70 71 72  73 74 75 76 77 78 79 ... 81
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама