Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Данилин С. Весь текст 389.27 Kb

Отменить Христа. Часть II

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 34
большая  проблема, которая беспокоит его  в настоящий момент, -- выдавил  из
себя парень.
     Молодец!
     --  О, sure!  Of  course!  --  обрадовался  импортный  мудрила  ичто-то
страстно забормотал на уху переводчику.
     --  Том  Коннорс  интересуется...  --  теперь соотечественник  пожелтел
лицом,  будто  хватил  лишку  яблочного  уксуса,  -- Как  мистеру  Ремеслуку
удалось, будучи  полковником милиции,  открыть первый в столице  официальный
публичный дом?  Мистер  Коннорс будет  публиковать в  "Лос  Анджелес  таймс"
статью под названием "Первый полицейский бордель в России"...
     -- Как... как... а ты переведи ему -- кверху каком!
     И  пока толмач соображал,  стоит ли  ему  перерабатывать  на английский
очередную непереводимую  русскую идиому,  Ремеслук  вдруг  неожиданно  легко
подхватился  из кресла...  подскочил  к  дивану...  пожал  руки  ошарашенным
посетителям...
     -- Ладно, ладно,  ребята, пиз... уйте до ветру. А меня вон, видите, уже
мужики ждут. Мне работать надо...
     Свое     приглашение    Ремеслук     произнес     с     непередаваемыми
приблатненно-ментовскими  интонациями,  облагороженными  мягким   украинским
акцентом.
     Хозяин  офиса буквально вытолкал  за двери  ошарашенного переводчика  и
продолжавшего  глупо  улыбаться  американца,  а  я  еще  раз  успел  оценить
Ремеслука. Внешне ничем не  примечательная личность, колобок:  сто семьдесят
сантиметров роста, шестьдесят пять килограммов... стеба.
     Выдворив  гостей, Ремеслук  поприветствовал Юрия Викторовича и протянул
руку мне:
     -- Ну здорово, Неволин, е... ать тебя некому!
     Я молча развернулся и пошел на выход. Нет, я не обиделся на  Ремеслука.
Если мы  обижаемся,  значит, виноваты  сами.  Сами допустили  ситуацию,  что
кто-то общается с  нами неподобающим образом. Я -- допустил, поехав неведома
куда  и  неведомо  к кому. Но  это  вовсе не  повод, чтобы позволять и далее
разговаривать с собой в подобном духе.
     -- Погоди, Сережа... -- теперь голос Ремеслука звучал вполне нормально,
-- Погоди... Тебе от Паши Платонова привет.
     Я  остановился. Павел  Платонов -- заместитель моего  бывшего командира
Рыбакова, старый друг еще по "Символу". Паша -- лучшая верительная грамота.
     -- Не думаешь же  ты, что Пашка  тебя параноикам сосватал, а? Не-ее-ет,
как говаривал капитан Жеглов, не бывает дыма без огня, а синяка без жопы! Во
всем есть свой смысл...
     Ремеслук приобнял  меня за плечи, развернул и силой усадил на диван, на
котором уже отдыхал Юрий Викторович.
     -- Давай, давай. Вот рюмку чаю с дороги выпей... Закуси.
     Сам он подкатил к столу кресло и уселся напротив.
     --  Разговор  у нас  будет очень  серьезный,  без  всяких  бирюлек, что
характерно...
     Ремеслук накапал себе в рюмку "чиваса"...
     -- Как  Зикуля-то поживает,  Юлий  Леонидович? --  поинтересовался  мой
сосед по дивану.
     Ремеслук задержал глоток, покатал виски за щеками, пропустил в себя...
     -- Зикуля-то? А фули Зикуле сделается? Бегает!
     Господи,  опять!   Я  не  пуританин,  но   считаю,  что  матерщина   не
способствует деловому  разговору.  И опять Зикуля эта проклятая. То ей бабки
обналичивают, то ей трахаться не с кем,  то  она  -- бегает!  Чтоб  ее  черт
подрал!
     Проглотив виски, Ремеслук сосредоточился:
     -- Тут такие дела, Сережа...
      ... ну наконец-то!..
     -- Зикуля...
      ... мне стало невыносимо тоскливо...
     -- Зикуля, Зико -- это мой пес, боксер, падла, -- счел нужным  пояснить
господин полковник, -- Я тут, понимаешь, за город перебрался, на  виллу. Ну,
а как же без Зики? Надо  же и ему домик построить,  верно? Вот и обналичиваю
ему бабки...
     -- Я что думаю, Викторыч, -- обратился Ремеслук к моему соседу, который
спокойно попивал  виски и воспринимал весь этот бред, как должное, -- Уйду я
на пенсию, на хер.
     -- Дались они мне все, -- он неопределенно покрутил руками в поискахв с
е  х,  --  е...  ать  их некому! Уйду и  стану кобелей разводить...  Ты  как
думаешь, Неволин?
     В этот момент я, наверное, стал похожим на каменного истукана с острова
Пасхи.
     -- А  что? --  Ремеслука, казалось,  не смутил мой зловещий вид,  -- Он
потрахался,  ты щенка  продал.  Он  еще потрахался, ты  опять  продал.  Всем
приятно.
     --  Ладно,  бойцы, --  Ремеслук  был явно раздосадован  тем, что мы  не
поддержали  животрепещущую тему, -- Деловые вы  очень. Я как  полагаю...  Вы
сейчас осмотрите все хозяйство, чтобы Неволин не дергался. А потом продолжим
разговор.
     -- Викторыч, вы, наверно, сейчас в твою психушку отправитесь...
     Юрий Викторович согласно кивнул.
     --  А  потом  уже...  И,  Сережа,  извини,  что  характерно,  за  такое
приветствие, -- Ремеслук лукаво посмотрел на меня,
     -- А чего ты еще ожидал в борделе?
     Я ничего не ожидал, и если  бы не  имя Пашки, служившее для меня лучшим
паролем,   давно  покинул   бы   офис   хозяина   "Махаона".  Пока  Ремеслук
разглагольствовал о своих пенсионных планах и занимался духовными поисками в
области зикиных гениталий, я счел нужным заняться единственно полезным делом
в этих условиях. То есть пообедать.
     --  Нет, ты посмотри, Викторыч, как  он на бутерброды налегает,  --  не
удержался  Ремеслук  от  новой порции стеба, --  у  вас что, в Питере, плохо
кормят? Может, тебе еще и девочку пригласить?
     Я  оторвался  от  поглощения  бутерброда.  Что ж, примем  условия  игры
хозяев...
     -- Зовите!
     -- Ну вот, совсем другое дело! -- обрадовался чему-то Ремеслук, -- А то
прямо как чужой...
     Он подошел к своему рабочему столу и нажал кнопку интеркома:
     -- Мадина... Мадиночка, зайди. Тут у нас оч-чень интересный гость...
     Через  минуту в комнату  вошла невысокая, стройная  темнорусая девушка.
Голубые,   нет,  какие-то   фиалковые  глаза   с  миндалевидным  разрезом...
чувственные губы... классической  формы нос  с  резко очерченными  ноздрями,
говорящими о некотором своеволии их обладательницы...
     Вот так  текут себе речки и  сливаются, образуя маленькое озеро.  Речки
русские(?), кавказские(?),  азиатские(?). Озеро  -- московское.  Симпатичное
такое озеро.
     Хотя... Девушка Мадина -- очень даже на вкус и просто смазливой назвать
ее нельзя. Мадина --  это какое имя? И еще интересно: почему она так смотрит
на меня? Так, как будто знает уже тысячу лет?
     А я... я-то понятно,  почему  уставился на Ма... как  вы сказали? Боже,
бывают же такие совпадения!  Она как две капли воды похожа на  ту  девчонку,
которую я вытащил в девяносто третьем из горящего Белого дома, и с которой у
нас позже была самая волшебная ночь из всех, когда-либо спускавшихся на  эту
землю. (Прости меня, Инна... Я знаю,  ты  простишь  меня. Простите, немногие
любимые женщины!)  Та девочка -- Маша,  Мария -- была единственной,  спевшей
мне наутро. И не просто песню -- а старинную, самую дорогую, самую потаенную
мою, о чем она, естественно, и догадываться не могла.
     Ремеслук тем временем приглядывался к нам, чуть ли не потирая руки:
     -- Как тебе  наша Мадина,  а,  Сережа?  Мадиша... тебе Сергей нравится?
Давайте, давайте... Часа вам хватит, а?
     Тоже мне, Жириновский!  Я никогда не пробовал продажной любви и, честно
говоря,  не  стремился.  В отличие  от  82  процентов  мужчин,  если  верить
статистике.  Но...  все-таки  интересно, зачем скрывать!  И  потом... что-то
хочет от меня Ремеслук по делу... я шестым чувством  улавливал в его веселье
и...   вообще   в  атмосфере...  этого  всеобщего  бедлама...   предгрозовую
напряженность.
     Нет, ложь! Все ложь! Просто иные воспоминания,  имена, звуки, отголоски
(  МА рия... МАд ИН а...   ИН на...) имеют  надо  мной  странную,  непонятную  мне
самому, власть -- вот это уже правда.
      А, посмотрим, чем все обернется!
     -- Видите  ли, Юлий  Леонидович,  насчет часа...  Я  вообще-то не  Зико
ваш...
     Ремеслук рассмеялся:
     -- Ну веди, веди его,  Мадина. Он  умный очень. У него в голове  лишних
микросхем полно... ты уж разберись. И черезчас спускай его к нам.
     Я временно плюнул на то, что со мной обращаются как  с бездушным телом.
"Поднимай, спускай!". Сняв голову, по волосам не плачут.
     ...  А  разбиралась  Мадина совершенно замечательно.  Уже  минут  через
пятнадцать нашего уединения...  в какой-то  комнате  с огромной  кроватью...
боевая машина, напичканная сложными интегральными микросхемами (я, то есть),
превратилась в бездумного любовника.
     Вскоре проявился  и коварный Хаттори, средневековый японский воин,  мое
подсознание... и  темп наших "разборок" с Мадиной удвоился. Нечестно ведь...
вдвоем против  одной! По-моему,  Мадина  так не  считала...  Две души,  одно
сердце... Все это принадлежало сейчас ей.
     Остатками  сознания  и телом  я улавливал: Мария... да  Мадина, Мадина,
хотел  я сказать! -- чувствует нечто необычное,  но  не понимает, откуда все
это...
     --  Я... почти люблю тебя!
     Честно говоря, плохо  разбираюсь в женщинах, но  отличить просто правду
оти  хп  р а в д ымогу.  Иногда. В  постели. Вот  почему  часто,  когда вижу
интересную  женщину,  мне хочется оказаться с  ней в  горизонтали. Секс  при
этом... не обязателен... опять же -- иногда.
     Что поделать, я устроен так, кто-то -- иначе.
     Когда  встречаю  стоящего  мужика,  с которым  мы  могли  бы  оказаться
друзьями,  жалею,  что  не  узнал  его раньше... на войне, в Афгане. Война и
любовь для меня -- два момента истины, жаль только, что...
     --  Я... почти люблю тебя,  -- повторила Мадина.
     Я... почти поверил ей.
      ... "Оргазм!"... Балашиха... я и еще девять парней из "Символа" сидим в
позах лотоса на татами в тренировочном зале и смотрим в пол.
     ...  "Оргазм!"...  где-то  над  нами  мерно  вышагивает  инструктор  по
спецподготовке Долматов, концентрируясь на одном слове...
     ... "Оргазм!"...  Всего лишь  секундное  удовольствие... из-за которого
многие мужчины  готовы превратиться в придатки  собственных половых органов.
Всего лишь  физиологический  процесс... из-за  которого  слабый готов  стать
предателем,  а  мудрец  --  дебилом.  Оргазм... мощное оружие,  которым  ваш
противник владеет в совершенстве. Помните об этом и... умейте любить!
     Слова  о   любви  из   уст   Долматова  входят   в  диссонанс  со  всей
предшествовавшей  им  сентенцией,  а  потому  звучат  довольно  трогательно.
Спасибо, мастер, что  хоть немного  подсластили свою долгодействующую пилюлю
брома!..
     --  Я... почти... люблю... тебя!
     --  Не надо  любви, добавьте немножко страсти! --  отшучиваясь, грустно
прошу я.
     Об этом Мадину просить не надо.
      ... Оргазм!..
     И  вот  мы,  одетые,  уже стоим перед  Ремеслуком,  который просто-таки
являет    собой   воплощенное   ехидство.   Некоторым    людям   органически
противопоказана серьезность, и полковник, видимо, из их числа.
     -- Ну как, герой мультфильмов?! Соображать способен?
     В кабинете Ремеслука сидят  и с  любопытством посматривают на меня Юрий
Викторович  и...  мальчики. Пять человек. Как только они разместились здесь?
Мальчикам лет по тридцать, все  они крепко сбиты  и... Что-то в глазах у них
такое... какая-то  опознавательная система,  как  и у охранника на входе. Не
могу разобраться. Да уж, убрала Мадина все лишние микросхемы!
     Ремеслук не дает сосредоточиться:
     -- Так, ладно, Викторыч! Забирай его  к себе в психушку. Двух часов вам
хватит? И прямиком ко мне обратно... Планироваться придется уже под вечер...
     ГЛАВА 6
     Мэр  регионального  промышленного  центра  Златобурга  Валерий Павлович
Борчук сидел у себя в кабинете и почесывал окладистую бороду.
     Обдумывая очередную  сложную комбинацию, он всегда обращался за помощью
к  бороде:  эта привычка укоренилась в нем  с  начала  карьеры,  с расцветом
перестройки, когда молодой  еще  Борчук ухитрился  стать  хозяином первой  в
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 34
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (4)

Реклама