Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Данилин С. Весь текст 389.27 Kb

Отменить Христа. Часть II

Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 34
     Активные ребята.
     -- Про мэра Лужкова слыхали?
     -- Чего про Лужкова?
     -- "Здравствуйте, я мэр Лужков!" -- "Каких  таких лужков?". Ну вот, а я
--  ученик  Крепыша  и  любимец  Рабиндраната Тагора...  Или,  если  хотите,
наоборот:  гигант  мысли,  отец русской демократии и  особа, приближенная  к
императору...
     -- Собчак, что ли?
     Парни засмеялись. Не  заржали, не загоготали,  а именно засмеялись. Что
приятно, так же, как и начитанность современной молодежи.
     Болтая  со спартачами, я успел  одновременно скинуть куртку,  забросить
сумку на  свой верхний лежак и выложить  сигареты. То  есть, осуществил  все
положенные в таких случаях операции и уселся у окна.
     -- А сами вы  кто  будете, мужики? -- съюродствовал, -- судя по одежке,
футбольные болельщики... Погодите, сейчас и клуб угадаю.
     Наморщил   лоб,  принял  позу   роденовского  "Мыслителя"   и  радостно
воскликнул:
     --  Конечно...  Как я не понял. Вы за "красных"... значит, за питерский
"Локомотив"!
     Спартачи,  на  удивление,  не  обиделись и приняли  игру. Длинноволосый
предводитель нравоучительно воздел указательный палец:
      -- "Если спросит вдруг какой наглец...
     ... здесь он недвусмысленно посмотрел на меня...
     --  Ты за белых аль за красных, молодец?
     Наглецу дадим ответ простой:
     Мы за красных... с белой полосой!"
     Насытившись пикировкой,  каждый из нас занялся  своим. Никого нет лучше
таких  попутчиков:   и  дружелюбных,  и   неназойливых  одновременно.  Парни
принялись обсуждать взаимоотношения каких-то флинтов  с каким-то Романцевым,
а я углубился в свою книжонку, раскрыв ее на двадцать третьей странице:
      "Участковый инспектор  Кира Железнова скинула с себя  форменный  мундир
генерал-майора милиции.  Под ним,  как  всегда,  ничего не было.  Прожженный
рецидивист  Череп был сражен  наповал: эти  изящные маленькие  груди...  эти
большие мускулистые руки.  И пока  Череп наслаждался грудями и  руками Киры,
она с  криком ки-я!!! сделала в воздухе двойной кульбит, поразив его ногой в
самое сердце...  Груди Киры  взволнованно  колыхались над  поверженным телом
Черепа. "Неужели очередное  смертельное убийство?!"  --  вдруг  почему-то  с
грустью подумалось ей"...
     Кайф, нет?! Обожаю женщин, пишущих мощные психологические триллеры!
     ... --  Добрый  вечер!  Чай,  кофе...  К вашим услугам  свежие  газеты,
шахматы...
     -- Девушка, а футбола настольного у вас, случаем, нет?!
     Компания покатилась со смеху... я оторвал взгляд  от боевика Малинкиной
и...  ну  надо  же!.. где  мы  еще  не  встречались  с  Несси! Разве  что, в
знаменитом озере и в ночном поезде!
     Передо мной -- стояла -- Несси! Нет, не тот старый  плавучий чемодан из
большой шотландской лужи... а  Несси. Инесса. Инна. Инка Урусова. Моя  почти
первая любовь и... да что там объяснять!
     -- Здравствуйте, девушка -- а то ли -- видение. Здравствуй, Несси!
      -- Ой...
     Мне не надо было видеть ее смущение, это  "ой"  проявлялось всегда, когда
кто-нибудь сбивал Инну с роли, исполняемой ею в данный момент.
     -- Сережа? Неволин?

     ...Через пять минут. 

     Мы уже сидели в  ее служебной резервации, оставив негодующих  спартачей
без чая и настольного футбола с  шашками, и весело трепались. Нам  было  что
вспомнить,  как есть  что вспомнить людям, закончившим одно и то  же  высшее
учебное заведение. Пусть и с большой разницей между курсами.
     Инка в  сотый  раз вспоминала историю  нашего знакомства,  а я в сто...
первый раз...  испытывал холод в  тех частях тела, про  которые  народ мудро
замечает, что сколько волка ни корми, а у слона они все равно больше...
     Конечно, кое-кому смешно, а мне...
     Короче, история  наша такова.  Получив диплом  и  еще не став  офицером
"Символа", я в  течение  полугода  никак не  мог найти  работы по душе.  И в
течение  всего  полугода  мне  "почему-то", как мудро заметила  детективщица
Малинкина, очень хотелось есть.
     Не справившись с нелепым чувством, я в конце концов, пошел  к знакомому
сэнсею Ревазу Кундышеву. Тот, по слухам,  нахватал групп выше всякой крыши и
явно нуждался в ассистенте.  Ревазик заглотил мой напор с истинно кавказским
самообладанием:
     -- Ва, дорогой! Какие проблемы! Бэри. Прыходы. Трэнируй.
     Аддам тэбэ группу. Ха-арошую такую группу аддам!
     Прервав словоизлияния благодарности, Кундышев веско подытожил:
     -- Завтра в одынадцат  и начынай. А  я устал с ными. А у мэня жена. А я
мужчына, понымаеш?
     Отнеся  "жену,  усталость  и  мужчину"  на  счет  неведомых  кавказских
заморочек, я на следующий день на крыльях влетел в додзе, тренировочный зал.
     Боже! Тут-то я и понял, какую подлянку выкинул Реваз. Женская группа!
     Шестнадцать пар девичьих глаз выжидающе уставились на меня. Шестнадцать
юных  фей...  ночи.  Сразу  было  видно:   примерно  половина  фей  страдает
комплексом собственной  непривлекательности  и пришла в зал, чтобы в будущем
уметь  набить  фэйс  счастливым  соперницам.  Остальные...  судя  по  томным
взглядам  и  налету  эдакой романтической пыльцы на  нежных щеках... явились
сюда в поисках  "настоящих мужчин" -- таких  у Кундышева набиралось  еще три
группы.
     Лл-ладно!  Я -- не Реваз. У меня нет жены,  усталости, и вообще я -- не
мужчина...   когда  одеваю   кимоно.  Я   --  тренер.  Питерское  воплощение
Бодхидхармы с... ммм... незначительными местными изъянами.
     --  Товарищ тренер!  --  тянет руку голубоглазое создание, -- разрешите
вопрос?
     -- Задавайте!
     -- Я  вот  тут читала книгу  о японских женщинах  -- ниндзя,  куноити.  И
разучила в  совершенстве один прием  из  их арсенала. Можно,  я  его  на вас
покажу?
     Создание извивается вокруг своей оси так, что позавидовала бы и  змея с
известной медицинской эмблемы.
     -- Хм... в совершенстве! А сколько вы его разучивали?
     -- Пять минут... Ну, това-арищ тренер, можно я покажу?
      Так...  заносчивого ученика надо  сразу осадить... дать понять... кто в
доме хозяин.
     -- Показывайте!
     Белоснежка выходит на татами... кланяется... и затем быстро распахивает
кимоно. Под кимоно, как  напишет однажды звезда детективов Малинкина, ничего
нет. Вернее есть. Девичья грудь.  Большая! в отличие от белоснежкиных рук! и
изящная!
     -- Това-арищ тренер, а я вас уже мечом зару-убила!
     Девицы покатываются со смеху.
     Ну,  мечом,  положим, не  зарубила,  но...  Есть, есть у куноити  такой
прием. А я-то хорош! Уставился, как мальчишка!
     -- Группа! Равняйсь! Смирно! Бегом...
     Дальнейший  ход  тренировки ничем не  омрачен. Вскоре я  вновь  начинаю
ощущать себя тренером. В завершение занятий -- разучиваем новый прием. И тут
-- снова вопрос из строя:
     -- Товарищ тренер, а говорят,  у  каждого спортсмена  есть свой любимый
прием...
     Симпатичная шатенка  с зелеными глазами. Стоп. Не "шатенка  с  зелеными
глазами",  а --   Ученица.   И,  следовательно,  я  начинаю  рассказывать  про
Харлампиева и Чернигина, про Штурмина и Илларионова, про Брю...
     -- Товарищ тренер, а у вас свой коронный прием есть?
     Что ж, я, конечно, не Брю..., но имеется, имеется и у меня "коронка".
     -- А покажите, пожа-а-луйста!
     Вызываю ученицу на татами. Прием в партере. Заключается он в следующем:
раздвигаем коленями колени противника и идем "на разрыв". Болевой. Ваши ноги
внутри ног противника, вы раздвигаете  их все шире и шире. При отсутствии  у
него растяжки... разрыв связок гарантирован.
     Показываю.
     -- А мне не больно, -- зеленые глаза с интересом следят за мной.
     Аккуратно увеличиваю нагрузку.
     -- А я не понимаю сути приема.
     Делаю "сплетение" ног, руками забираюсь подмышки... противника.
     -- А можно еще плотнее?
      Ну и растяжка же у нее!
     ............................
     ............................
     -- Инна! Ну мы пойдем сегодня домой или нет?!
     Голос я слышу и чувствую спиной. Он несется откуда-то сзади, со стороны
входа в зал, со стороны моих... ног.
     -- Кто это? -- шепчу на ухо Несси, благо оно рядом.
     -- Это? Мой муж, -- обреченно вздыхает она.
     Тогда-то я  и почувствовал впервые холод...  в  отдельных частях  тела.
Честно  говоря, на  месте  инниного мужа  я,  застав  такую  идиллию, сильно
отработал бы ногой одно простенькое движение...
     -- Ты знаешь, -- тихо говорит Несси, выпутываясь из нашей камасутры, --
мне почему-то кажется, что мы будем с тобой спать...
     --  Здравствуйте, мастер!  --  громко  орет муж,  когда  я поднимаюсь с
татами.
     Через пару тренировок мы уже отрабатывали любимый прием не на татами, а
в однокомнатной квартирке на Черной речке,  которую я, холостякуя,  снимал у
древнего деда.
     Чем  меня покорила зеленоглазая девчонка? -- Не  знаю. Почему она тогда
выбрала  меня?  --  Тоже не  знаю.  Во  всяком случае, Инна  не относилась к
любительницам  адюльтеров и  амурных похождений  на татами,  как  я  понял в
дальнейшем.
     Потом оказалось, что мы с Несси однокашники... Потом мы  встречались на
институтских  вечеринках...  Потом  я  женился... уехал в Афган...  Потом мы
столкнулись на какой-то каратистской тусовке, вовремя проспонсированной моим
"Союзконтрактом": Инна,  невесть  с  какого перепугу, умудрилась  заработать
"черный пояс"  и стать главным тренером клуба  "Бусинкан". Потом... Потом...
Потом... Сколько и где бы мы потом не пересекались, все заканчивалось  одним
и тем  же.  Но  без  продолжения. "Встретимся  во  времени", --  было  нашим
девизом.

      ...Через час.

     Мы  устали  от  воспоминаний и использовали  позднее время  в  качестве
предлога...  Правда: давно не виделись и не к фанатам  же мне  возвращаться.
Они такие... громкие... они точно поспать не дадут.
     Будто мы дадим друг другу поспать!
     Я тонул  в ее глазах, вдыхал, как  кислород, запах ее волос, мои руки в
этот момент жили отдельной от остального  тела жизнью...  "Ее пальцы целовали
мои шрамы",   -- так  пел когда-то  мой друг Андрюшка Романов. И лучше  я  не
скажу.  Мое подсознание, мой оккупант, мой внутренний  японский воин Хаттори
бесновался и пытался наставить на путь истинный.  Но я не поддался на уловки
любителя экзотического секса и потому... не было ничего, кроме нежности.
     Если это нежность, то нежность точно превыше любви.
     Я растворялся в  Несси...  плавал  в  ней,  как в  теплом  предзакатном
озере... ограниченном  размерами  проклятого  узкого  ложе.  Все.  Любителей
подробностей отсылаю к... дамским романам.
      ... Через... несколько часов. 
     Я  понял, что дико хочу курить.  Достал из кармана слаксов, укоризненно
сморщившихся на полу, сигареты и... да, я же оставил зажигалку дома!
     -- Несс...
     В темноте купе вспыхнул огонек. Вспыхнул и снова погас.
     -- Держи, Сереж... Единственная, кстати, вещь... как память о тебе...
     -- Ну да не помер еще...
     Я  взял в руки старенькую  бензиновую "зиппо",  откинул  крышку.  Снова
полыхнул огонек  и осветил на секунду  затейливую арабскую вязь, покрывавшую
зажигалку. Ба-тюшки светы!
      -- Сереж, а помнишь...
     Странные бывают ситуации.  Вот встретились в вагоне ночного поезда двое
людей не от мира сего. Сидят... лежат... и вспоминают далекое  прошлое. И ни
один не спросит у  другого:  а тебя каким ветром сюда  занесло?.. а  ты куда
едешь?.. а что было в жизни твоей за те полтора года, что не виделись?
     Ни Несси, ни мне не хочется спрашивать... Может быть потому, что каждый
знает: другому не  захочется отвечать. А врать друг другу мы не  умеем.  Или
потому, что, на самом деле, мы и остались в том прошлом? А ныне сидят в купе
поезда  двое  совершенно  других  людей...  они  встречались  в  какой-то из
жизней... они любили друг друга и пытаются мучительно вспомнить:  где, когда
и почему это было?
Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 34
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (4)

Реклама