Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-457: Burning man
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Детектив - Григорий Глазов Весь текст 417.11 Kb

Ночной пасьянс

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 36
дохнула плотная многовековая сырость.
     - Зажги свечу, - сказал главный.
     Во тьме извели несколько спичек, наконец взлетел  огонек,  успокоенно
вытянувшийся на свечном фитиле. Две двери - одна против другой, - ведшие в
отсеки, бывшие когда-то то ли кельями, то  ли  местами  захоронения,  были
заперты на ржавые щеколды, на которых висели вполне современные замки.
     - Дай ломик, - приказал главный.
     Он всунул толстый стальной прут меж дверью и щеколдой, уперся ногой в
стену и сильно потянул на себя.  Раздался  хруст  вырванного  из  заклепок
металла, на землю упал замок.
     - Тоже мне сейф, - засмеялся тот, что держал свечу.
     Они вошли в отсек. Вдоль стены стояло несколько ящиков.
     - Тащи сумку.
     Загрузились  быстро,  приблизились  ко  второй  двери.  Тут  пришлось
повозиться. Один из них кашлянул и погасла свеча.
     - Я читал, что на фронте  простуженных,  когда  шли  за  "языком",  в
разведку не брали, - сказал главный.
     - Сейчас зажгу. - Он долго чиркал спичками. - Отсырели, что ли?
     - Тут кислороду мало.
     Щеколда была плотно прижата к двери и  вогнать  ломик  не  удавалось.
Пришлось всунуть его в замочную скобу и попробовать вырвать ее из  гнезда.
Но это был надежный лодочный замок.
     - Да ну его к черту! Идем отсюда, - сказал тот, что держал свечу.
     - Заткнись, - сипло  дыша  от  натуги,  отозвался  напарник.  Наконец
сообразил: воткнул стальной прут в дужку щеколды и с силой  несколько  раз
подналег. - Вот так, - сказал, выдирая дужку из двери. - Ну,  что  тут  на
закуску? - засмеялся, распахивая дверь.
     На полу стояло три или четыре плотно  заколоченных  ящика.  Это  были
старые немецкие из-под снарядов ящики, сохранившие свой серо-зеленый  цвет
и даже черную маркировку через трафарет. Поверху шли слабенькие,  чуть  ли
не из жести петли, но в  них  -  никаких  замков,  просто  закрученные  на
несколько витков куски хрупкой алюминиевой проволоки.
     Они вскрыли два ящика без всяких усилий, но в них оказалось вовсе  не
то, на что рассчитывали.
     - Труха, - сказал разочарованно главный. - Идем. Гаси свечу.
     Вышли во тьму коридора, и в этот момент откуда-то к их ногам метнулся
кружок света от карманного фонарика. Глянув в конец подземелья, где шли  к
выходу каменные ступени, они увидели в дверном проеме человеческую фигуру.
Укоротив длину луча, словно подтянув его к себе, человек  светил  уже  под
ноги и медленно спускался.
     - Бежим в конец! Но тихо, - прошептал главный.
     Взявшись за две ручки тяжелой сумки, стараясь  прижиматься  к  стене,
они, крадучись, достигли тупикового конца коридора и спрятались за широкий
выступ фундаментной кладки. Осторожно выглянув, увидели, что неизвестный и
нежданный посетитель вошел в один из отсеков.  Находился  там  долго,  все
время фонарик не гас, и слабое свечение падало оттуда  в  коридор,  словно
отрезая им дорогу к бегству.
     - Курить охота, - прошептал один.
     - А может спеть чего-нибудь хочешь, вголос?
     - Ладно тебе.
     Фонарик на какое-то мгновение погас, неизвестный  вышел,  послышались
неуверенные шаги, снова вспыхнул луч, теперь человек светил на  ступеньки,
поднимаясь к выходу. Наверху осторожно скрипнула  прикрытая  им  дверь,  и
наступила тишина...
     Минут через пятнадцать они покинули  свое  укрытие.  Закурили,  жадно
затягиваясь, и подхватив сумку, двинулись к лестнице.



                                    20

     Пришло время каких-то результатов. Каждый день поступали  письма.  Но
даже те, что ничего не  проясняли  в  поиске  или  крушили  надежду,  тоже
являлись для Сергея Ильича результатом. Пришло, однако,  письмо  и  иного,
полезного свойства.

     "...Инюрколлегия. Весьма срочно.
     Дело Майкла Бучински. Ваш N_Р-935.
     Нами получена точная информация от фирмы Стрезера, что  наследодатель
родился 8 апреля 1918 г. в Подгорске. Мать его  звали  Анелия,  урожденная
Радомская. Имя отца указано  как  Стефан,  возможно,  Степан  Бучински.  В
эмиграционном заявлении  Майкл  Бучински  в  1950  году  указал,  что  его
родители умерли и что у  него  был  брат  Александр,  который  проживал  в
г.Подгорске. По образованию  наследодатель  был  врачом.  В  дополнение  к
нашему письму направляем фотокопии трех  документов,  полученных  нами  от
адвокатской фирмы Стрезера. Они просят уделить этому делу особое  внимание
и как можно скорее найти наследников. Учитывая  сумму  наследства,  мы  со
своей стороны просим принять самые энергичные меры по их розыску.
     Приложение: упомянутое на трех листах..."

     Документы были схвачены  заморской  скрепкой.  Освободив  их,  Сергей
Ильич разложил три листка веером.
     "City of New-York. Departament of Hopa". Это была анкета Департамента
больниц Нью-Йорка, заполненная собственноручно:
     "Бучински Майкл, - гласил перевод. -  Родился  8  апреля  1918  г.  в
Подгорске (Галиция). В мае 1936 г. окончил гимназию "Освята" в Варшаве.  С
1936  г.  по  1939  г.  учился  на  медицинском   факультете   Подгорского
университета. С 1945 г. по 1949 г. продолжал образование в университете  в
Эрлангене (Западная Германия). Там же получил диплом врача. С 1949  г.  по
1950 г. работал в городской больнице Нюренберга. С 1950 г. по  1951  г.  -
врач в госпитале американской армии в Париже".
     Чисто профессионально-служебная анкета.
     Следующий документ назывался "Dependent's proposed  special  findings
of fact under 23(с) of the federal rules of criminal procedure".
     Не без труда Сергей Ильич с помощью словаря перевел его смысл. Звучал
он как  "Специальный  поиск  фактов  по  23-й  статье  федеральных  правил
криминальных процедур". По-нашему это была краткая биографическая  справка
для листка по учету кадров. Из нее явствовало: "Бучински Майкл  родился  8
апреля 1918 года  в  Подгорске  (Галиция).  Был  студентом-медиком.  Когда
началась вторая мировая война, в 1939 г.  мобилизован  в  польскую  армию.
Попал в плен к немцам.  В  1940  году  бежал  из  лагеря  военнопленных  в
Варшаву, где присоединился к польскому подполью Сопротивления. Был схвачен
гестапо, приговорен к расстрелу, но уцелел и бежал в Подгорск,  где  опять
примкнул к подполью. Снова был арестован немцами, и  без  суда  посажен  в
тюрьму, где просидел с апреля по ноябрь 1943 года. Из тюрьмы  переведен  в
Дахау. После освобождения американской  армией  работал  в  эвакогоспитале
американской армии  до  сентября  1945  года  и  продолжал  образование  в
университете Эрлангена. Окончил его в 1949 году. Принят на должность врача
в городскую боль ницу Нюренберга. Занимал ее  до  1950  года.  Переехал  в
Париж, где  работал  врачом  в  госпитале  американской  армии  вплоть  до
переезда в США в 1951 году".
     Затем он обратился  к  третьему  документу:  "The  United  States  of
America. N_6370. To beigiven of the person naturalised".
     Это понял  сразу,  окинув  взглядом  весь  лист  -  натурализационная
анкета, в ней указывались, помимо  всего,  внешние  признаки:  комплекция,
цвет волос, глаз, рост, вес. Рисунок изображал кусок пиджачного  рукава  с
белой манжетой, высунувшуюся из него кисть с указующим перстом  на  личную
подпись, штат, город и адрес Майкла Бучински. Тут  же  слева  большая  его
фотография,  а  на  ней  внизу  еще  раз  личная  подпись  и  печать.  Все
заключалось, как бы подводило черту в жизни Майкла  Бучински,  надписью  -
"Departament of justice". Министерство юстиции.
     Документы являли собой ксерокопии, в том числе и фотография. И  не  в
первый раз Сергей Ильич подивился четкости, техническому совершенству  той
невидимой ему копировальной машины, на которой все это  было  повторено  с
оригинала.
     "Так вот, какой ты, Бучински Майкл! - вглядывался в фотографию Сергей
Ильич, переводя фунты в килограммы, а футы  в  сантиметры.  И  словно  тот
шагнул с этих бумаг и предстал перед ним,  -  Сергей  Ильич  вдруг  увидел
перед собой человека средней комплекции, ста семидесяти  семи  сантиметров
росту, весившего семьдесят  пять  килограммов.  Волосы  светло-каштановые,
зачесанные назад, обнажали высокий с залысинами лоб. Круглое лицо и полные
губы могли свидетельствовать о  добродушии  или  безволии  (так  почему-то
показалось Сергею Ильичу), к сожалению, небольшие, прижатые скулами глаза,
ничего не выражали, ибо смотрели бездумно и прямо, как  обычно  смотрят  в
момент, когда наведен объектив фотокамеры, снимающий для документов. - Вот
ты какой!.. Как же сумел намолотить триста  тысяч  долларов?!  Однако  это
твое дело... Мое похуже - отыскать того, кому их передать...  Рановато  ты
помер, Бучински. Сколько же тебе?.. Шестьдесят два?..  На  вид  ты  парень
крепкий... Пожил бы еще, - и я не имел бы столько  хлопот...  Впрочем,  не
ты, так другой..."
     Но был не другой, а другие, отозвавшиеся письмами на  запросы  Сергея
Ильича. И сейчас он их сравнивал уже по эталону - официальным  документам,
присланным из США фирмой Стрезера.
     Бучинский Николай Павлович, проживающий в Подгорске, сообщил,  что  в
США умер его брат Федор, 1910 года  рождения.  Родился  в  с.  Вербное  на
Волыни. Лесоруб. В Америку уехал в 1936 году.
     Прежние сомнения Сергея Ильича теперь обрели уверенность: не тот.  Не
совпадают  дата  и  место  рождения,  профессия,  имя-отчество.  Да  и  на
фотографии, представленной Бучинским Н.П., его брат Федор, умерший в  США,
совершенно не похож  на  истинного  Бучинского,  чей  снимок  лежал  перед
Сергеем Ильичом. Другой тип лица. И уехал этот  Федор  в  Америку  в  1936
году.
     Все окончательно ясно стало  и  со  Збигневом  Бучинским,  о  котором
извещала Веслава Бучинская, проживающая в Подгорске.
     "Тот - Збигнев. А мой - Майкл (Михаил), - рассуждал Сергей  Ильич.  -
Тот родился в 1899 в Лодзи. А мой - в 1918 в Подгорске. Тот  уехал  в  США
или Канаду, как она сообщает, в молодости.  Что  такое  "молодость"?  Если
самой Веславе за семьдесят, молодость в ее представлении  теперь  и  сорок
лет. Но сорок этому Збигневу было в 1939-ом. Мой  же  Бучинский  отбыл  за
океан в 1951-м".
     Рухнуло и то, что Сергей Ильич считал относительно  обнадеживающим  -
линия  Бучинской  Ольги  Мироновны  из  Подгорска,  в   подробном   ответе
сообщавшей, что Михаил Бучинский двоюродный брат ее покойного мужа,  уехал
в США в 1931 году и что отца его звали Тарас Бучинский. Тут  ничто  теперь
не сходилось, кроме фамилии,  имени,  года  и  места  рождения.  Бучинский
Михаил Тарасович уехал в Штаты, а скорее  был  увезен  в  тринадцатилетнем
возрасте. Отца же наследодателя звали Стефан, отбыл Михаил (Майкл)  в  США
самостоятельно в тридцать три года...
     На большом  листе  бумаги,  где  разрасталось  генеалогическое  древо
наследодателя Майкла (Михаила) Бучински, трех предполагавшихся наследников
его,  заключенных  вначале  Сергеем  Ильичом  в   красные   кружочки,   он
перечеркнул зеленым фломастером. С подгорскими Бучинскими было  покончено.
Все они всего лишь однофамильцы.
     Не пришло еще два ответа: из Ужвы, где проживала некая  Бабич  Ульяна
Васильевна, родственница какого-то Бучинского (не ясно  было,  искомый  ли
это Бучинский и какова степень родства с  ним  Ульяны  Бабич)  и  из  села
Гапоновка, Кулиничиского района,  где,  судя  по  справке  исполкома,  жил
Степан Андреевич Бучинский, у которого якобы имелся брат Михаил.
     Выяснением всего, что касается Ульяны Бабич из Ужвы,  занялся  Богдан
Григорьевич.  Тут  Сергей  Ильич  спокоен:  старик  все   соберет   точно,
скрупулезно. Перепроверить еще  раз  хорошо  просеянные  опытным  Богданом
Григорьевичем данные проще, чем отыскать их. А в  Гапоновку,  может  быть,
придется съездить самому...
     Он думал: что еще предпринять в  связи  с  получением  документов  от
фирмы Стрезера? Единственно логичным и последовательным казалось направить
письмо в областной архив. Прокрутив его содержание в голове, Сергей  Ильич
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 36
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама