Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео
Aliens Vs Predator |#6|

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Детектив - Григорий Глазов Весь текст 417.11 Kb

Ночной пасьянс

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17 18 19 ... 36
герб с короной и буквами SPM, вокруг которого надпись "Bavaria". - Хорошо!
- воскликнул Богдан Григорьевич, с  неохотой  отрывая  губы  от  кружки  и
утирая ладонью рот. - Что касается несовпадения дат или буковки в фамилии,
знаешь лучше меня, какие разночтения выползают из канцелярских  дебрей  на
свет божий.
     Это Сергей Ильич действительно знал, сталкивался не раз. Он  понимал,
что Бучинский-Бачинский с улицы Кинги, 5  или  Бучинский  с  Бауэр-штрассе
могли быть однофамильцами наследодателя, но знал и то, что  каждую  версию
будет проверять до конца, до упора.
     - Посмотрим еще в двух местах, - вдруг сказал  Богдан  Григорьевич  и
подошел к тому же стеллажу, снял какую-то  книгу,  затем  в  другой  полки
огромную, похожую на картонный ящик папку.
     - Это справочник медслужб и приватных  врачей.  С  1941  по  1944,  -
сказал он, листая. -  Так,  пожалуйста:  Бучинский  М.С.,  санэпидстанция,
помощник врача. Теперь заглянем сюда, - раскрыл он папку и стал рыться.  -
Здесь нет... Посмотрим в другой.
     Таких папок, заметил Сергей Ильич, ведя взглядом по полке, имелось  с
десяток, на корешке каждой фломастером были написаны по одной-две буквы  в
порядке алфавита - от "А" до "Я".
     - Вот тебе, - Богдан Григорьевич весело,  с  каким-то  превосходством
метнул к рукам Сергея Ильича темно-зеленую карточку.
     Сергей Ильич взял ее, она была двойная, раскрывалась, как паспорт. Он
стал читать. Это оказалась "Рабочая карточка", заведенная 29 октября  1942
года, номер 24599. Надписи на двух языках - немецком и украинском:
     "Фамилия, имя, отчество - Бучинский Михаил С."
     "Число, месяц и год рождения - 8 апреля 1918"
     "Профессия - врач"
     "Нынешняя должность - помощник врача"
     "Количество иждивенцев - прочерк"
     "Адрес - Бауэр-штрассе, 11-а"
     "Городской комиссар - подпись"
     "Биржа труда - подпись".
     Венчала  все  это  круглая  печать,  как  и  полагалось,  с  орлом  и
свастикой.
     Через весь внутренний разворот указывалось: "Каждая  истекшая  неделя
работы должна  быть  засвидетельствована  приложением  печати  предприятия
(организации, части)". Обе стороны разворота  были  разграфлены  на  сорок
клеточек - сорок недель с датами начала и конца каждой. Последний штемпель
"Городская главная касса" стоял в клеточке, завершающей недели марта.
     - Все правильно,  -  сказал  Сергей  Ильич.  -  В  апреле  1943  года
Бучинского уже арестовали. - Откуда она у вас? - удивленно спросил  Сергей
Ильич, возвращая карточку Богдану Григорьевичу.
     - У меня их несколько тысяч, - Богдан Григорьевич у лыбнулся  темными
лукавыми глазами, долил в кружку пива. - Откуда именно  эта  -  не  помню.
Собирал, где угодно. Сразу после войны их  на  свалках  полно  валялось  с
прочими бумажками периода оккупации... Я не брезговал, рылся,  где  только
можно... Видишь, даже разложил по алфавиту.
     - В общем, с Михаилом Бучинским все ясно. Но он покойник. Он мне  уже
как бы ни к чему, - засмеялся Сергей Ильич. - Мне бы  найти,  кому  отдать
эти триста тысяч... Вполне возможно, что он и Бачинский-Бучинский,  живший
на Кинги, 5, не однофамильцы, а  состояли  в  родстве.  В  какой  степени?
Родственники, родственники мне нужны, Богдан Григорьевич.
     - Тем более, запроси, чтобы выяснить, где село Троки.  По-моему,  под
Перемышлем были какие-то Торки, не Троки, а Торки. Я учился с одним парнем
оттуда.
     - Мой Бучинский жил, по  вашим  данным,  на  Бауэр-штрассе,  11-а,  в
прошлом Францисканской. Как она теперь называется?
     - Маршала Толбухина.
     - Поищу там старожилов. А  вдруг  кто-нибудь  вспомнит  какого-нибудь
Бучинского или Бучинскую из этого корня...
     - О твоей Ульяне Васильевне Бабич из Ужвы я не забыл. Занимаюсь ею...
Ты  вот  что  еще  сделай:  выясни-ка  официально,  не  были  ли  родители
Бучинского землевладельцами. Обычно о  такой  категории  людей  в  прошлом
имелись довольно подробные данные, даже их родственные связи. А я  у  себя
поищу.
     - Это хорошая мысль, - кивнул Сергей Ильич.
     - Пивка еще хочешь?
     - Нет, спасибо.
     - Тогда я бутылочку приберегу на утро.
     - Бога ради... Да, я узнал: домик ваш, возможно, не пойдет под  снос.
Хотя этот вопрос еще не решен. Но Дворец пионеров тут собираются  строить.
Правда, неизвестно когда. Не переживайте, у  нас  пока  расчухаются,  пока
решат, утвердят, внесут в титульный список!
     - На это и буду уповать. Иногда и от бюрократии  есть  польза...  Как
там профсоюзный лидер?
     - Кухарь? Руководит, блюдет наши права. Служит истине.
     - А может ему не столь истина важна, как сам процесс служения  ей?  -
подмигнул Богдан Григорьевич. - А Миня что поделывает?
     - В отпуск укатил...
     Они продолжали беседовать. Сергей Ильич ходил  вдоль  полок,  забитых
книгами и папками, скользил по  ним  взглядом,  иногда  останавливался  и,
склонив голову набок, читал надпись на корешке...



                                    26

     За пивом Теодозия  Петровна  успела  сбегать  перед  самым  закрытием
магазина, вернулась быстро, и проходя мимо двери Богдана Григорьевича,  по
привычке посмотрела на порог, где обычно стоит его обувь. Туфель не  было.
Она поняла, что сосед ее куда-то отбыл. Он не очень  посвящал  ее  в  свои
дела, но, случалось, накануне все же говорил: "Завтра меня не будет  целый
день", или: "Мы с вами не увидимся, приду поздно".
     Сегодня  Теодозия  Петровна  сожалела,  что  Богдан  Григорьевич   не
предупредил ее, когда вернется. Дело в том, что знакомая достала  Теодозии
Петровне палочку дрожжей, свежих, пахучих, она очень  любила  их  запах  с
детства,  когда,  бывало,  незаметно  от  матери  отщипнет  кусочек  и   с
удовольствием сжует. Получив нынче такой подарок, Теодозия Петровна  сразу
же решила испечь кулич с изюмом и орехами. Его в их доме пекли когда-то по
большим праздникам. На Пасху и Рождество обязательно...
     Теперь же отсутствующие туфли  Богдана  Григорьевича  повергли  ее  в
раздумья, она была  даже  раздражена:  опару  развела,  хотела  порадовать
Богдана Григорьевича, он ценил ее кулинарные способности. Даже купила  для
него две бутылки пива, заранее предвкушая его похвалы  и,  главное,  умные
беседы с ним, до которых была очень охоча; хотя не все в них понимала, все
же слушала с интересом, поскольку они всегда касались Христа  и  выглядели
как забавные приключения, отличались от  того,  что  говорил  священник  в
церкви... И вот - на тебе, ушел, не сказал, в каком  часу  явится.  Что  с
тестом делать? Когда сажать?..
     Кто-то у него вчера был, долго они там говорили,  смеялись.  Теодозия
Петровна слышала голоса, пытаясь ревниво различить слова. И сейчас в  душе
кляла того человека,  почему-то  уверенная,  что  именно  вчерашний  гость
повинен в сегодняшнем исчезновении Богдана Григорьевича.  Вообще-то  редко
кто к нему захаживал... Теодозия Петровна переключила телевизор на Варшаву
- по первой программе был объ  явлен  фильм  "Королевские  сны".  В  самом
названии ощущалось что-то загадочное, а это оставалось главным  для  Теодо
зии Петровны. Все, что происходило за стенами ее квартиры - на  улицах,  в
магазинах, на рынке, даже в храме Божьем, -  было  для  Теодозии  Петровны
реальностью, а все, что  приходило  к  ней  с  телеэкрана,  услаждало  эту
реальность, и являлось для нее тем, что для иных чтение книги.
     Разложив один из пасьянсов, Теодозия Петровна пила чай с  сухариками,
смотрела на светящийся экран и время от  времени  прислушивалась,  надеясь
уловить момент, когда Богдан  Григорьевич  своим  ключом  отопрет  входную
дверь, в прихожей щелкнет выключателем и шаркающим шагом пройдет к двери в
свою незапирающуюся никогда комнату.
     Так  прошло  около  часа.  За  окнами  уже  стояла  темень,  лишь  на
противоположной стороне, у конечной трамвайной остановки горел фонарь.
     И  тут  раздался  звонок  в  дверь.  Удивленная,  Теодозия  Петровна,
нащупала под столом сброшенные шлепанцы и пошла выяснять, кто  так  поздно
заявился.
     -  Кто  там?  -  испуганно  спросила  она,  пытаясь  через   "глазок"
разглядеть звонившего.
     - Я, я, Теодозия Петровна, - отозвался голос Богдана Григорьевича.
     - Что с вами? Что это вы? - растерянно спросила она, еще  недоверчиво
гадая, он ли, или кто-то его голосом говорит. Но все же дверь отворила.
     - Вы уж извините за  беспокойство,  -  входя,  развел  руками  Богдан
Григорьевич. - Где-то ключ потерял.
     Она кивнула, подозрительно поглядывая на него и  осторожно  потягивая
носом.  Похоже,  трезв.  Хотела  спросить,  где  он  так  поздно  был,  но
воздержалась, быстро стрельнула взглядом вниз - на его туфли: в каких он -
в обычных каждодневных или  в  своих  единственных  для  выхода.  Так  она
высчитывала степень важности его отлучек, не любила,  когда  он  уходил  в
этих единственных, что-то ревниво-злобное шевелилось тогда в ее  душе.  На
сей раз Богдан Григорьевич был именно в них.
     - Устал, - сказал он, понимая весь ход  ее  мыслей,  и  чтобы  увести
возможный разговор в более благоприятное русло,  с  улыбочкой  спросил:  -
Какой у вас сегодня пасьянс?
     - Пасьянс вам нужен! - хмыкнула она, тоже разгадав хитрость. И как бы
обиженно поведя плечом, повернулась к нему спиной, чтоб удалиться.
     - Спокойной ночи, - поспешил сказать Богдан  Григорьевич,  подошел  к
своей двери, снял туфли и оставив их за порогом, влез в шлепанцы и вошел к
себе.



                                    27

     Инспектор уголовного розыска был зол. Сейф полон  незаконченных  дел:
разбой, квартирные кражи, четыре угона автомашин,  этапирован  рецидивист,
заявивший уже в колонии, что три давних нераскрытых грабежа  совершил  он,
хотя сел по другим делам, а когда этапировали сюда, выяснилось, что это  -
самооговор. Есть любители прогуляться в родной город хоть таким  путем.  И
тут на тебе - опять возникли мальчишки, упершие водку!  Вроде  закончил  с
ними,  все  ясно,  передал  следователю,  тот  написал  уже  обвинительное
заключение,  а  все  придется  притормозить:  заявление  из  облархива  об
исчезновении  какой-то  папки  с  бумагами.  Мальчишек  надо  будет  опять
допрашивать. Отпущенные до суда под личное поручительство  родителей,  они
сейчас сидели в коридоре, испуганно гадая, что произошло,  почему  милиция
вновь заинтересовалась ими.
     Надежда  Францевна  впервые  посещала  милицию.  Поразило   убожество
кабинета, цвет и обшарпанность стен в коридоре, слишком громкие  голоса  в
дежурке,  грохот  сапог  по  грязному  полу,  смешавшиеся  запахи  хлорки,
табачного дыма, пота. Сидевший напротив нее человек в  штатском,  которому
на вид можно было дать лет сорок,  то  ли  уставшим,  то  ли  безразличным
взглядом еще раз прочитал заявление, напечатанное Надеждой  Францевной  на
бланке, перевернул его зачем-то, хотя на обороте  бумага  была  совершенно
чистой, и опять лицевой стороной положил перед собой.
     - Что находилось в этой папке? - спросил он.
     - Документы.
     - Я понимаю, что не конфетные фантики, - усмехнулся он.
     - Штабные документы партизанского отряда "Месть". Оригиналы. Я их  не
видела, но так значится в описи.
     - Надо полагать, что для нынешних времен никакой военной тайны они не
составляют?
     - Думаю, нет.
     - Кому же эта папка могла понадобиться?
     - Это уж выясните, пожалуйста, вы, - Надежда Францевна поджала губы и
осторожно, двумя пальцами прикоснулась к своим буклям, чуть подкрашенным в
лиловый цвет.
     - Кто мог знать, что именно хранится в этих ящиках?
     - Кто угодно. Достаточно заглянуть в опись.
     - Кто мог видеть опись?
     - Любой наш сотрудник. Она не секретна.  Но  вряд  ли  у  кого-нибудь
возникло желание читать ее. Кроме,  разумеется,  тех,  кому  положено  или
того, кто, как видите, проявил к ней личный  интерес.  А  так,  -  Надежда
Францевна пожала плечами, - у каждого своих дел хватает.
     - Кто работал с нею?
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17 18 19 ... 36
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама