Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео
Aliens Vs Predator |#6|

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Детектив - Григорий Глазов Весь текст 417.11 Kb

Ночной пасьянс

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 36
кухне, ни почитать лежа, ни посмотреть телевизор - в комнате  спала  дочь.
Так и коротали время до полуночи на табуретках.
     - У меня от них уже мозоли на заднице, - печально шутил Олег.  -  Вот
выиграть бы в лотерею "жигуля", взял бы  деньгами,  хватило  бы  на  обмен
квартиры. Я бы купил еще себе "Никон". Видел в комиссионке. С набором линз
и объективов. Какой аппарат!.. Молодцы японцы!..
     - А что бы ты мне купил?
     - А что ты хочешь?
     - Мебель хорошую. Настеньке в комнату -  детский  набор  из  светлого
дерева, а в нашу - югославскую  или  финскую  стенку,  журнальный  столик,
диван и два кресла. Знаешь, из серого велюра.  Или  из  сиреневого.  Очень
красиво... Обе комнаты обставили б...
     Он давно мечтал о хорошей японской фотокамере. Не раз держал в руках,
заходя в комиссионный, разглядывал, щелкал. Как профессионал, толк в  этом
знал. Но повертев, повздыхав, уходил  расстроенный:  цена  была  для  него
немыслимой...
     - Почему ты не ужинаешь? - спросила Катя. Она видела, что муж как  бы
отсутствовал, отгородился от нее, от всего своими затаенными мыслями...
     - Не хочется... Чаю попил...
     - Олег, я знаю, что с тобой творится! Уж я-то вижу!
     Очень прошу тебя, оставь это, выбрось из головы! Забудь!..
     - Нет, я решил и сделаю!
     - Подумай о дочери.
     - Я о ней и думаю. О ее будущем... В конце концов тут и  мой,  личный
интерес. И хватит!
     Она знала, - его не переломать, упрям.
     - Сними сорочку, воротник уже грязный.
     - Ничего, еще один день поношу, - но все же сорочку снял.
     Она посмотрела на его сильные покатые плечи, мышцы уже  чуть  заплыли
сальцем, огрузнел, а ему всего тридцать один год...



                                    15

     Старое дело, которое пришлось  вытащить  не  без  вздоха  из  архива,
состояло из двух томов.
     Михаил Михайлович Щерба знал его почти наизусть, уже дважды занимался
в разное время по просьбе парткомиссии обкома и административного  отдела.
И вот сейчас - в третий раз по очередной жалобе.
     Полистав первый том, он остановился на допросе некоего  Вороновича  и
стал читать.

     "СЛЕДОВАТЕЛЬ. Ваша фамилия Воронович  Игорь  Матвеевич.  Родились  24
сентября 1918 г. в Черкассах. Служили кадровую. Рядовым. Все правильно?
     ВОРОНОВИЧ. Да. Все так.
     СЛЕДОВАТЕЛЬ. Как попали в отряд "Месть"?
     ВОРОНОВИЧ. Вышел вместе с батальоном из окружения.
     СЛЕДОВАТЕЛЬ. Сколько человек участвовало в расстреле?
     ВОРОНОВИЧ. Двое. Я и еще один.
     СЛЕДОВАТЕЛЬ. Когда это произошло?
     ВOРОНОВИЧ. В октябре 1941 года.
     СЛЕДОВАТЕЛЬ. Какого числа?
     ВОРОНОВИЧ. Двадцать четвертого или  двадцать  пятого.  Уже  не  помню
точно. Но не позже. Двадцать шестого я был ранен.
     СЛЕДОВАТЕЛЬ. Кто отдал приказ о расстреле? Поподробней, пожалуйста.
     ВОРОНОВИЧ. Под вечер командир роты вызвал меня и еще одного  бойца  -
Василия Орлика. Сказал, чтобы мы взяли с  собой  оружие  и  отправились  к
комиссару. Ну мы и  пошли  с  Орликом  к  комиссарской  землянке.  Часовой
доложил, что мы прибыли. Была ночь, сильный ветер,  ливень,  весь  лес  от
него гудел. И все черно вокруг. Вышел комиссар. Спросил, откуда мы  родом.
Потом сказал: нам  предстоит  расстрелять  двух  саботажников.  Это,  мол,
приказ командира. Их держали в отдельной землянке под замком. Там же стоял
часовой... Ну, мы их и повели... К яру...
     СЛЕДОВАТЕЛЬ. Вы знали, кто они?
     ВОРОНОВИЧ. Нет. Видели только, что в гражданской  одежде.  Тьма  была
такая, что лиц не разглядеть.
     СЛЕДОВАТЕЛЬ. Где же вы их расстреляли?
     ВОРОНОВИЧ. Я ж говорю - в яру Вильчанского леса. Пока дошли  туда,  а
потом возвращались, - вымокли до исподнего.
     СЛЕДОВАТЕЛЬ. Там и зарыли?
     ВОРОНОВИЧ. Там... Кое-как...
     СЛЕДОВАТЕЛЬ. Сейчас нашли бы это место?
     BОРОНОВИЧ.  Трудно  сказать...  Дело-то  ночью   происходило.   Места
незнакомые.  Когда  мы  с  Орликом  шли  назад,   через   лес,   чуть   не
заблудились...
     СЛЕДОВАТЕЛЬ. Что вы можете  сообщить  по  поводу  того,  вершился  ли
какой-нибудь публичный или другой  суд  над  ними,  может  разбирательство
официальное?
     ВОРОНОВИЧ. Об этом ничего не знаю, не слышал.
     СЛЕДОВАТЕЛЬ. Ну, а в отряде слухов потом никаких не возникало?
     ВОРОНОВИЧ. Я уже говорил, что  через  день  меня  ранило,  из  отряда
выбыл. Два месяца отлеживался у одной старухи на хуторе.  Может  сперва  и
гуляли какие слухи, разговоры. Да долго, видать,  не  гуляли.  Время  было
какое осенью сорок первого? Сами знаете. Тысячи безвестно гибли. А  тут  -
двое. Забылось быстро...
     СЛЕДОВАТЕЛЬ. Как  видите,  не  забылось...  Когда  вы  последний  раз
виделись с Орликом?
     ВОРОНОВИЧ. Давно. Очень давно. Годов двадцать пять  тому...  Даже  не
знаю, жив ли еще. Он где-то в Курской области тогда находился..."

     Дальше в деле шло отдельное поручение в адрес  прокуратуры  Курска  с
просьбой допросить Орлика.
     Михаил Михайлович прочитал и этот небольшой документ.

     "...СЛЕДОВАТЕЛЬ. Вы, Орлик Дмитрий  Игнатьевич,  родились  21  ноября
1917 года в Хомутовке Курской области...
     ОРЛИК. Да.
     СЛЕДОВАТЕЛЬ. Как попали в отряд "Месть"?
     ОРЛИК. Вышел с батальоном из окружения.
     СЛЕДОВАТЕЛЬ. Вы знакомы с Вороновичем Игорем Матвеевичем?
     ОРЛИК. А как же! Вместе топали от Перемышля. Да  и  потом  все  разом
хлебали.
     СЛЕДОВАТЕЛЬ.  Что  вы  можете  сообщить  о  случае  расстрела   двоих
гражданских лиц двадцать четвертого или двадцать пятого октября 1941 года?
     ОРЛИК. Ночью дело было. Дождь, холодрыга. Только  я  сменился,  стоял
часовым, вымок, как щенок бездомный, а тут прибегает Воронович:  "Вставай,
ротный зовет". А я едва угрелся, переобулся. Неохота  была  из-под  шинели
вылезать. Да что поделаешь. Злой и поперся. Ротный отправил  к  комиссару.
Тот и приказал нам отвести этих  куда  подальше  и  шлепнуть.  Из-за  них,
гадов, опять мокнуть, тащиться через лес! Ох и лютый я был на них.
     СЛЕДОВАТЕЛЬ. А вы знали, кто они?
     ОРЛИК. И понятия не имел. Говорю же, злой на них был.  Да  и  дело-то
мое сторона: начальство приказало, а я рядовой. Потом кто-то сказал, то ли
полицаи местные, то ли  дезертиры.  Через  эту  падаль  ни  обсохнуть,  ни
поспать не удалось.
     СЛЕДОВАТЕЛЬ. Где вы их расстреляли?
     ОРЛИК. А в яру...
     СЛЕДОВАТЕЛЬ. Как давно вы видели Вороновича?
     ОРЛИК. А считай года с пятьдесят пятого не виделись.
     СЛЕДОВАТЕЛЬ. Переписываетесь?
     ОРЛИК. Где уж!.. Какие у него интересы ко мне или у меня  к  нему?  У
каждого своя жизнь за такой срок образовалась. Про что писать-то? Уж и  не
поймем друг дружку..."

     Ничего нового из этих бумаг Щерба и на сей раз для себя не извлек.  К
моменту возникновения всей  истории  в  живых  оказались  только  командир
отряда, Воронович и Орлик. Командир отряда. Главный  фигурант.  О  него-то
все и споткнулось.  Он-то  и  нагородил  все  возражения  и  противоречия.
Странные ссылки на свидетелей, которых нет  в  живых.  А  что  выдоишь  из
Орлика и Вороновича? Простые исполнители. Никаких расхождений в их словах.
Никаких уверток. Зацепиться не за что. Голый сюжет:  им  приказали  -  они
расстреляли. И показания эти, конечно, в пользу  потерпевших.  Объективно.
Но делать нечего, надо копаться. Михаил Михайлович заложил тонкую стальную
линейку меж страниц, закрыл том и поднялся. Наступило обеденное время.



                                    16

     Утром Теодозия Петровна наметила  поход  по  хозяйственным  делам:  в
магазин за мастикой для полов, в молочный и хлебный, в сберкассу  оплатить
коммунальные услуги. Это она  делала  аккуратно,  каждого  третьего  числа
нового месяца, на следующий день после получения  пенсии.  Еще  надо  было
зайти в переплетную мастерскую, - из старенькой, доставшейся еще от матери
Библии, выпало несколько страниц, и Теодозия Петровна не могла  допустить,
чтоб гибла на ее глазах и от ее рук главная книга жизни.
     Одевшись по погоде (сезонное ношение одежды было ей не  указом),  она
собрала сумки, напихала в них целлофановые кулечки и направилась  к  двери
Богдана Григорьевича. В коридоре у его порога стояла пара черных  выходных
туфель, начищенных до блеска. Обувь он всегда держал за  дверью.  Теодозия
Петровна знала, сколько у Богдана Григорьевича костюмов (а их  было  всего
два), сколько пар  обуви  (коричневые  осенне-зимние  утепленные  ботинки,
коричнево-желтые повседневные туфли и эти - торжественные, черные),  знала
по расцветкам его пять сорочек.
     Наличие туфель,  выставленных  за  дверь,  подсказывало,  что  Богдан
Григорьевич дома.
     Она тихонько постучала и,  дождавшись  ответа,  вошла.  Он  стоял  на
стремянке у книжных полок и рылся  в  какой-то  папке.  Теодозия  Петровна
быстрым подозрительным взглядом окинула комнату, будто  проверяя,  все  ли
тут как всегда и обычным ли делом занят хозяин.
     - Так я иду, - сказала она.
     - Бутылочку молока, два  рогалика.  Расчетная  книжка,  извещения  за
телефонные  переговоры  и  деньги  вон  там,  -   указал   сверху   Богдан
Григорьевич, словно отозвался на давно установившийся пароль "Так я иду".
     Деньги,  расчетная  книжка,  извещения  лежали  на  столе,  рядом   с
бумагами, папками.
     Взяв то, что ей полагалось, Теодозия Петровна вышла.
     Богдан  Григорьевич  услышал,  как  хлопнула   дверь   за   Теодозией
Петровной, и улыбнулся своим мыслям. Он хорошо изучил этот тип людей.  При
всей набожности, скромности, хозяйственности и очень избирательной доброте
Теодозия Петровна была злопамятна,  ограждала  себя  естественным  для  ее
мышления удобным, понятным обывателю фарисейством и  приспосабливала  свою
природную завистливость к обстоятельствам таким образом,  чтоб  окружающие
не замечали. Ее легковнушаемость могла бы считаться безобидной,  когда  бы
Бог дан Григорьевич  не  помнил,  что  подобная  легковнушаемость,  -  как
бикфордов шнур поджигает толпу, и та  совершает  безумства,  кажущиеся  ей
праведными, а через столетия оказывающиеся  безнравственными.  И  то,  что
Теодозия Петровна ревниво заботилась о Богдане Григорьевиче, не  позволяло
ему  заблуждаться  в  ее  истинных  мотивах.  Еще  лет  десять  назад  она
надеялась, что одинокий, тихий, скромный сосед (Бог с ним,  что  попивает,
отучит) женится на ней - такой же  тихой,  одинокой  и  скромной  женщине,
богомольной, хозяйственной, с хорошей репутацией у окрестных людей.  Этого
не случилось,  но  заветная  мысль-надежда  стала  как  бы  постоянным  ее
будничным состоянием, вросла  в  сознание,  как  реальность,  и  обхаживая
Богдана Григорьевича, Теодозия Петровна словно исполняла свой долг  верной
жены, верной перед Богом и  законным  мужем.  "Инерция  иллюзии,  присущая
опять же человеку из толпы", - как квалифицировал это Богдан  Григорьевич.
"Человек толпы" - термин, символ, которым Богдан  Григорьевич  пользовался
очень давно, вложив в него всю свою социально-этическую неприязнь к  Хаму,
Мздоимцу, Погромщику, Вору,  Фарисею,  Лизоблюду,  Убийце...  "Теодозия  -
убийца", - улыбнулся он, вспомнив ее умиротворенное лицо, когда она  пекла
пасхальные куличи  или  раскладывала  один  из  своих  любимых  пасьянсов.
Впрочем, всяко бывало, все зависит от мотивов и обстоятельств, а мотивация
поступков изначально сложнее, нежели выглядит потом, когда вылезет из недр
мозга на поверхность жизни... Да, тот тип людей, к  которым  он  испытывал
неприязнь, был ему понятен: их  связывает  Единомыслие,  как  антиподов  -
необходимость в Инакомыслии  -  единственно  надежной  энергии,  двигателе
цивилизации. Теодозия не подозревает, что благодаря инакомыслию Христос  и
стал  Христосом.  И  парадоксально,  что  "человек толпы"  приник  к   его
стопам...
     Отыскав нужные бумаги, Богдан Григорьевич осторожно  стал  спускаться
со стремянки, сел к  столу  читать,  задумчиво  покачивая  двумя  пальцами
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 36
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама