Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео
Aliens Vs Predator |#6|

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Детектив - Григорий Глазов Весь текст 417.11 Kb

Ночной пасьянс

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4  5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 36
пучок соломы из кузова  вашей  несущейся  по  луторки,  унесенный  осенним
ветром в неоглядное мокрое поле.
     Но никому не дано  знать  до  самого  смертного  часа,  кого  суждено
вспомнить и по какому поводу, а кого и встретить на  спиральном  жизненном
пути...
     Из послевоенной Европы по слабым железнодорожным колеям  ползут  один
за другим к границам Отечества эшелоны  демобилизованных.  В  крупных,  не
очень пострадавших от войны городах уже по эту сторону  границы,  из  этих
эшелонов оседает немало народу, соблазненного возможностью обрести  жилье,
красотой  и  благоустройством  домов  и  улиц,  напоминавших  те  места  в
Восточной Европе, где недавно довелось побывать.  Так  ты  и  Юрка  Кухарь
оказываетесь в Подгорске, а через полгода из  Праги  сюда  закатывается  и
Миня Щерба...
     Все нехорошее, что вы испытывали прежде друг к  другу  вроде  забыто,
утонуло в эйфории победных дней и недель. Оно всплывет позже.
     Ты  поступаешь  на  юридический,  Юрка  тоже.  Миню  из-за  отца   не
принимают. Он пишет запальчивое письмо  Ворошилову.  И,  как  ни  странно,
ответ приходит положительный.  В  сентябре  1946  года  в  гимнастерках  и
сапогах вы переступаете  порог  университета.  Старостой  группы  выбирают
Миню.



                                    9

     - Ну и дела! - хохотал в телефонную трубку  Кухарь,  выслушав  Сергея
Ильича. - Я же не знал. Неужели ты подумал,  что  я  мог  забрать  у  тебя
рабочих?! Сегодня же дам команду, чтоб завтра  с  утра  их  вернули.  Если
нужно что-нибудь для ремонта, может  импортная  сантехника,  ты  скажи,  я
помогу.
     - Спасибо, у меня все есть, - суховато ответил Сергей Ильич.
     - Звони, не забывай, - сказал Кухарь.
     - Ладно, будь здоров, - закончил разговор Сергей Ильич.



                                    10

     - Скотина он. Как был, так и остался. Значит у тебя забирать  рабочих
нельзя, а у кого-то можно, - Михаил Михайлович Щерба,  откинувшись,  сидел
за письменным столом.
     Окно выходило во двор-колодец, в кабинете было  всегда  сумеречно,  и
поэтому часто горела верхняя лампа дневного с вета.
     Рабочий день кончился, но многие в областной  прокуратуре  оставались
до семи, а то и до восьми вечера.
     Сергей Ильич помнил об этом, и идя сюда по дороге  домой,  знал,  что
застанет приятеля.
     - Да бог с ним, - сказал Сергей  Ильич,  вглядываясь  в  лицо  Щербы.
Зеленоватый свет резко выделял морщины и оттеки  под  глазами,  вдавленную
полосу на переносице от постоянного ношения очков. "Сдал Миня", -  подумал
Сергей Ильич. Они были ровесниками. Но  Щербу  старила  тучность  и  почти
совсем плешивая голова. Прокуратура находилась  недалеко  от  дома  Сергея
Ильича, и он иногда заходил на де сять-пятнадцать минут к Щербе поболтать.
- Работы много?
     - Полный сейф, -  кивнул  Щерба  на  высокий  тяжелый  ящик  в  углу,
выкрашенный в серо-кирпичный казенный колер. - К концу месяца, как  назло,
повалило.
     - Как Галя?
     - Давление скачет. Слепнет над сочинениями своих недо рослей.
     Прогудел зуммер внутреннего телефона. Щерба снял трубку.
     - Да, я... Что? Помню... Опять? Хорошо, сейчас  зайду,  -  он  как-то
обреченно помотал головой и сказал Сергею Ильичу: - Извини,  Сережа,  надо
идти.
     Сергей Ильич поднялся.
     - Заходи... Передай своим привет, - Щерба отпер  сейф,  долго  рылся,
вытащил папку из черного кожзаменителя,  когда  открывал  ее,  слежавшиеся
створки потрескивали, как электрические разряды.
     Из кабинета они вышли вместе.



                                    11

     Сидели друг  против  друга  -  Щерба  и  старший  помощник  прокурора
области.
     - Что он опять хочет? - спросил Щерба. - Дважды этим делом занимались
и мы, и КГБ.
     - Вот,  новая  жалоба,  -  протянул  собеседник  листки,  скрепленные
прозрачной клейкой пленкой. - Почитай.
     - Но ведь было решение парткомиссии обкома, - сказал Щерба,  прочитав
бумаги и откладывая их на стол.  -  И  почему  нам?  Почему  не  городская
прокуратура?
     - Ты мне их не отсовывай,  -  засмеялся  коллега.  -  Резолюцию  шефа
видел? Бери опять эти два тома и изучай.
     - Но в этих бумажках ничего нового,  никаких  доказательств,  фактов,
сплошные эмоции и требования. Наша  проверка  тогда  и  расследование  КГБ
согласовались,  оправдательных  мотивов  мы  не  нашли.  Человек  совершил
самосуд, расстрелял двоих людей. Случилось это,  правда,  в  экстремальной
ситуации, война. Но это и  учла  парткомиссия,  отделался  исключением  из
партии. И на том спасибо.
     - Что ты меня уговариваешь? Жалоба есть, зарегистрирована  у  нас.  И
резолюция шефа недвусмысленна: начинается с твоей фамилии.
     - Ну-ну, - вздохнул  Михаил  Михайлович,  и  сунув  листки  в  черную
папочку, поднялся.
     - Новость слышал?
     - Хватит мне новостей, - постучал Щерба папкой по спинке стула.
     - Нет, серьезно?.. По новому административному делению нам  прирезают
большой кусок соседней области. А это значит, что нам с тобой...
     - Понятно, что нам с тобой... А штаты хоть увеличат?
     - По логике должны.
     - Смотря у кого какая логика...



                                    12

     Бумаги,  бумаги,  бумаги...  Об  их  перемещении  по  горизонтали   и
вертикали, об их влиянии на судьбы людей, на поворот событий, на положение
государств   можно   было   бы   сочинить   великолепные   философские   и
социологические трактаты.
     Но и Сергей Ильич  оставался  рабом  бумаг,  поскольку  они  являлись
символом дела  и  причиной  постоянно  воспаленных  покрасневших  глаз  от
хронического профессионального конъюнктивита.
     Досье Майкла (Михаила) Бучински постепенно  обретало  солидность,  то
есть  объемы.  Сергей  Ильич   подкладывал   под   зажимы   скоросшивателя
письма-ответы, поступившие на его запросы.

     "Я, Бучинский Николай Павлович, получил от Вас сообщение о наследстве
после моего брата Бучинского Федора Павловича,  умершего  в  США.  Сообщаю
следующие данные: Бучинский Федор Павлович родился в 1910 году  (месяца  и
числа не помню), в селе Вербное, Волынской губернии. Был он  лесорубом,  в
1936 году уехал в Америку. С тех пор никаких  данных  я  о  нем  не  имел.
Посылаю сохранившееся фото. Прошу его возвратить.
                                                 С уважением Н.Бучинский".

     Сомнения вызывали  три  обстоятельства:  наследодателя  звали  Майкл,
очевидно, Михаил, а не Федор, как указывалось в письме, родился он в  1918
году, а не в 1910, как этот Федор, и не в селе Вербное Волынской губернии,
которая  входила  в  Российскую  Империю,  а  в  Подгорске,  входившем   в
Австро-Венгрию.  По  профессии  этот  Федор  лесоруб.   Профессия   Майкла
(Михаила) неизвестна. И все же Сергей  Ильич  не  мог  пренебречь  Федором
Бучинским, знал, какая путаница, какие изменения случались в именах, датах
и местах рождения, даже в написании и в звучании фамилий  эмигрантов.  Тем
более, что точных и подробных данных о наследодателе он не имел.
     Следующее письмо тоже давало мало надежды:

     "...От Бучинской Веславы Юзефовны,
     проживающей в г.Подгорске, по ул.Ивана Франко, 8, кв.2.
     У моего мужа Бучинского Тадеуша, родившегося в Лодзи в  1903  году  и
умершего в 1973, был брат Збигнев, родившийся,  кажется,  в  1899  тоже  в
Лодзи. В молодости он уехал то ли в Америку, то ли в  Канаду.  Известий  о
нем никаких не имею..."

     Еще один Бучинский сообщал:

     "...адресное бюро, видимо, перепутало. Я не Бучинский,  а  Бачинский.
Никаких близких родственников у меня в США не было и  нет.  Даже  если  бы
были, я не желаю поддерживать с ними какие-либо отношения, не нуждаюсь  ни
в каком наследстве.
                                        С уважением
                                        полковник в отставке Т.Бачинский".

     Последнее письмо было более обещающим:

     "...Сообщаю, что ваше  письмо  получила.  Отвечаю  на  ваши  вопросы.
Михаил Бучинский, о котором вы пишете, является  двоюродным  братом  моего
покойного мужа. Точную дату  его  рождения  не  знаю.  Отец  его  -  Тарас
Петрович, 1880  года  рождения  (согласно  свидетельству,  которое  у  нас
сохранилось), в 1931 году уехал в США. Фотографию Михаила имеем, где он  в
возрасте 14-16 лет. До 1939 года мы переписывались. Когда началась  вторая
мировая война, переписка оборвалась. Все его письма и конверты погибли  во
время оккупации. Мы просим установить его адрес в США или адрес его детей.
С уважением
                                               Бучинская Ольга Мироновна".

     Кроме этого пришло письмо из Москвы:

     "Московская городская коллегия адвокатов.
     Коллектив адвокатов. Инюрколлегия. Р-935.
     В дополнение к нашему письму от 18 апреля 1980 г. по  этому  крупному
делу сообщаем, что его будем вести через фирму Стрезера, а не через Стэнли
Уэба. Ожидаем срочного сообщения о розыске наследников..."

     Он  понимал,  конечно,  как  они  там  нервничают,  почему   возникла
срочность: сумма-то - ого-го! Но что еще могли  написать?!  Тут  служебное
рвение диктовала сама ситуация, хотя все отлично знают, что так быстро это
не делается. Но сообщить что-либо о своих подвигах в  розыске  наследников
Сергей Ильич пока не мог. И сейчас он сделал то, что делал всегда:  письма
подшил, а на большом листе, где наверху в центре  в  рамке  прямоугольника
значилась фамилия наследодателя, отвел от этого прямоугольника три  линии,
подсоединил к ним красным фломастером три круга и вписал  в  них  фамилии,
инициалы и адреса тех, от кого  получил  только  что  прочитанные  письма:
Сергей Ильич, выстраивая родословную наследодателя, никогда не отказывался
даже от самых сомнительных линий. Мало ли куда приведет поиск да  еще  при
на личии весьма скудных данных о Майкле Бучински. Правда, в двух кружочках
он поставил вопросительные знаки. На третье  же  письмо,  более  надежное,
написал тут же еще один запрос:

     "...Р-935, 1 июня 1980 г.
     Бучинской Ольге Мироновне.
     Мы получили Ваше письмо. Для проверки, являетесь  ли  Вы  тем  лицом,
которое мы разыскиваем, просим срочно ответить на следующие вопросы:
     1. Девичья фамилия и имя матери Михаила Тарасовича Бучинского.
     2. Кто он был по специальности, образование и вообще все  данные  его
биографии, которые Вам известны.
     3. Были ли у него родные братья и сестры, их имена,  адреса,  а  если
умерли, то кто, где и когда.
     4. Если кто-нибудь из родственников переписывался с ним, вышлите  1-2
письма с конвертами от него, фотокарточку... - в этом месте  Сергей  Ильич
задумался и добавил: - ...для сравнения с имеющейся у нас.
     5. Где и когда умерли его родители.
     6. Укажите других родственников.
     7. Опишите, как и через кого названные Вами  другие  лица  приходятся
родственниками Михаилу Бучинскому, указав их имена, даты рождения,  брака,
смерти, начи ная от общих родоначальников (видимо, его деда и бабки).
     Было  бы  хорошо,  если  бы  кто-либо  из  родственников,  кто  знает
фамильное древо, прибыл к нам в Инюрколлегию. Расходов по  проезду  мы  не
возвращаем. Наследство значительное, и дело носит срочный характер.
                                                 Консультант С.Голенок..."

     Из районов области поступило  три  ответа:  Новоздвиженский  исполком
сообщал, что Михаил Бучинский не является уроженцем  тех  мест,  нигде  не
значится, никто из его родственников в райцентре и на территории района не
проживал и не проживает. Запрос туда Сергей  Ильич  посылал  на  основании
справки областного адресного бюро, значит  ошибка  исходила  из  адресного
бюро, как и в случае с отставным полковником Бачинским, возмутившимся, что
у кого-то возникло  предположение,  будто  у  полковника  могут  оказаться
родственники в США; письмо из Ужвы сообщало, что  там  живет  некая  Бабич
Ульяна Васильевна, 1903 года рождения, в девичестве Бучинская.  Ее  адрес:
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4  5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 36
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама