Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Курт Воннегут Весь текст 457.06 Kb

Сирены Титана

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12 13 14 15 16 17 ... 40
Если это письмо проливает хоть самый слабый свет на то, что
такое жизнь, позвоните мне по телефону прямо домой, буду
премного благодарен.
   Рэнсом К. Фэрн отсалютовал тросточкой, прикоснувшись к полям
фетровой шляпы.
   - Прощайте, мистер "Магнум Опус"- младший. Прощайте!

   Старомодное, обшарпанное трехэтажное здание отеля
"Уилбурхэмптон"- в тюдоровском стиле - находилось напротив
небоскреба "Магнум Опус" и по контрасту напоминало незастланную
койку, примостившуюся у ног архангела Гавриила. Оштукатуренная
стенка отеля была обита сосновыми планками, под дерево. Конек
крыши напоминал перешибленный хребет - нарочитая подделка под
старину. Карниз крыши был утолщенный, низко нависающий -
подделка под соломенную кровлю. Окошки узенькие, с мелкими
ромбиками стекол.
   Тесный холл отеля носил название "Исповедальня".

   В холле "Исповедальня" находилось три человека - бармен и
двое посетителей. Посетители - тощая женщина и тучный мужчина -
на вид казались стариками, В "Уилбурхэмптоне" их никогда прежде
не видели, но всем казалось, что они сидят в "Исповедальне"
долгие годы. Камуфляж у них был первоклассный - они были похожы
на сам отель, обшитый дранкой, скособоченный, крытый соломой, с
подслеповатыми окошечками.
   Они выдавали себя за вышедших на пенсию учителей средней
школы откуда-то со Среднего Запада Толстяк представился как
Джордж М. Гельмгольц, бывший дирижер духового оркестра. Тощая
дама представилась как Роберта Уайли, бывшая учительница
алгебры.
   Было ясно, что только на склоне лет они познали все
утешительные прелести алкоголя и цинизма. Они никогда не
заказывали вторично один и тот же напиток, с жадным любопытством
норовили отведать и из той бутылки, и вон из той - жаждали
узнать, что такое золотой пунщ, и "Елена Твелвтриз", и "Золотой
дождь", и шамланское "Веселая вдова".
   Бармен понимал, что они вовсе не алкоголики. Клиентов этого
рода он знал и любил: это были просто постаревшие типы со
страниц "Сатердей ивнинг пост".
   Пока они не начинали расспрашивать о разных напитках, их
невозможно было отличить от миллионов завсегдатаев американских
баров в первый день Новой Космической Эры. Они устойчиво
восседали на своих высоких табуретах у бара и, не отрывая глаз,
созерцали шеренги бутылок. Но их губы неустанно двигались - это
была жуткая репетиция ни с чем не сообразных ухмылок, гримас и
оскалов.
   Образное представление Бобби Дентона о Земле, как о
космическом ковчеге Господа Бога, было бы особенно уместно
здесь, по отношению к этой паре завсегдатаев баров. Гельмгольц и
мисс Уайли вели себя, как пилот и запасной пилот в чудовищно
бессмысленном космическом странствии, которое никогда не
кончится. Было легко вообразить, что они начали путешествие
образцово, со щегольской выправкой, в расцвете юности, владея
всеми необходимыми знаниями и навыками, и что ряд бутылок - это
приборы, с которых они не сводят глаз год за годом, год за
годом.
   Было легко вообразить, что с каждым днем космический юноша и
космическая девушка становились на какую-то микроскопическую
дольку неряшливей, пока, наконец, они не превратились в стыд и
позор Пангалактической космической службы.
   У Гельмгольца две пуговицы на ширинке расстегнулись. На левом
ухе застыл мазок крема для бритья. Носки у него были разные.
   Мисс Уайли была маленькая старушка диковинного вида со
впалыми щеками. На ней был всклокоченный черный парик, такой
потрепанный, словно он много лет провисел прибитый гроздей к
притолоке деревенского сарая.
   - Всем ясно: президент объявил начало Новехонькой Космической
Эры не случайно, а чтобы хоть частично покончить с
безработицей,-сказал бармен...
   - Угу,- в один голос откликнулись Гельмгольц и мисс Уайли.
   Только очень наблюдательный и подозрительный человек заметил
бы фальшь в поведении этой пары: Гельмгольц и мисс Уайли
_чересчур_интересовались_временем_. Для людей, которым было
нечего делать и некуда спешить, они неподобающе часто
поглядывали на часы мисс Уайли на мужские наручные часы. а
мистер Гельмгольц - на золотые карманные.
   А все дело в том, что Гельмгольц и мисс Уайли вовсе и не были
учителями на пенсии. Оба они были мужчинами, оба умели мастерски
менять обличье. Это были шпионы высшего класса из Марсианской
Армии, глаза и уши марсианского пресс-центра, расположенного в
летающей тарелке, зависшей на высоте двух тысяч миль у них над
головой.
   И хотя Малаки Констант об этом не знал, они подстерегали
именно его.

   Когда Малаки Констант перешел улицу и вошел в отель
"Уилбурхэмтон", Гельмгольц и Уайли не подумали к нему
приставать. Они и виду не подали, что он их интересует. Они на
него даже не взглянули, пока он проходил через холл и садился в
лифт.
   А вот на свои часы они снова взглянули, и наблюдательный,
подозрительный человек заметил бы, что мисс Уайли нажала кнопку
на своих часах, пустив подрагивающую стрелку секундомера обегать
круг за кругом.
   Гельмгольц и мисс Уайли не собирались применять насилие к
Малаки Константу. Они никогда ни к кому насилия не применяли и
все же завербовали на Марс четырнадцать тысяч человек.
   Обычно они одевались в гражданское платье, выдавали себя за
инженеров и предлагали недалеким мужчинам и женщинам по девять
долларов в час, не облагаемых налогом, включая даровое питание,
бесплатное жилье и проезд - за работу для правительственных
организаций в отдаленных местах сроком на три года. Между собой
они посмеивались над тем, что никогда не объясняли, _какие_
правительственные организации предлагали эту работу, и ни один
новобранец никогда не додумался их об этом спросить.
   Девяносто девять процентов новобранцев по прибытии на Марс
подвергались амнезии. Содержание их памяти стиралось под
руководством специалистов-психиатров, и марсианские хирурги
вживляли в их мозг радиоантенны, чтобы новобранцами можно было
управлять по радио.
   Затем новобранцам давали новые имена - какие в голову
взбредут - и распределяли их по заводам, строительным бригадам,
по учреждениям в качестве служащих или посылали в Марсианскую
Армию.
   Немногие новобранцы избегали общей участи, и это были те, кто
без всякого хирургического вмешательства проявил горячее желание
героически служить Марсу. Этих счастливчиков принимали в узкий
круг власть имущих.
   К этому кругу и принадлежали секретные агенты Гельмгольц и
Уайли. Они полностью сохранили свою память и в управлении по
радио не нуждались: они искренне и страстно любили свою работу.
   - А какова на вкус вон та "Сливовица"?- спросил Гельмгольц у
бармена, бросая взгляд на бутылку в нижнем ряду. Он только что
допил коктейль со сливовым ликером.
   - Понятия не имел, что она у нас есть,- сказал бармен. Он
поставил бутылку на прилавок, наклонил горлышком от себя, чтобы
удобнее было прочесть этикетку.- Сливовый коньяк,- сказал он.
   - Надо попробовать,- сказал Гельмгольц.

   Со дня смерти Ноэля Константа номер 223 в отеле
"Уилбурхэмптон" оставался в нетронутом виде, как мемориал.
   Малаки Констант вошел в номер 223. Он здесь не был ни разу
после смерти отца. Он закрыл за собой дверь и взял письмо из-под
подушки.
   В номере ничего не меняли, кроме постельного белья. И до сих
пор на стене висела единственная фотография - Малаки Констант в
раннем детстве, на пляже.
   Вот что было написано в письме:

      Дорогой сын,
   с тобой стряслась большая беда, раз ты читаешь это письмо. Я
   пишу письмо, чтобы сказать тебе: успокойся, горе не беда, ты
   лучше оглянись вокруг себя и подумай: может, что-нибудь
   доброе или важное все же случилось оттого, что мы так
   разбогатели, а потом вдруг разорились дотла? Мне бы очень
   хотелось, чтобы ты постарался разузнать, есть во всем этом
   какой-то смысл или одна сплошная неразбериха, как мне всегда
   казалось.
      Если я был никуда не годным отцом, да и вообще ни на что
   не был годен, так это потому, что я стал живым мертвецом
   задолго до того, как помер. Ни одна душа меня не любила и мне
   ни в чем не везло - даже увлечься ничем не удалось - и мне
   так осточертело торговать горшками и сковородками да пялиться
   в телевизор, что я стал ни дать ни взять - мертвец и так к
   этому притерпелся, что воскрешать меня было уже ни к чему.
      Тут как раз я и затеял это дело, по Библии. Сам знаешь,
   что из этого вышло. Похоже было на то, что кто-то или что-то
   хотело, чтобы я стал владельцем всей планеты, несмотря на то,
   что я был живым трупом. Я все время присматривался, не будет
   ли какого сигнала, чтобы мне понять, что к чему, но никакого
   сигнала не было. А я все богател и богател.
      Потом твоя мать прислала мне эту твою фотографию, на
   пляже, и я посмотрел тебе в глаза и подумал, что вся эта куча
   денег послана мне ради тебя. Я подумал, что если так и помру,
   не найдя ни в чем никакого смысла, то хоть ты-то однажды
   вдруг увидишь все яснее ясного. Честно тебе скажу: даже живой
   мертвец - и тот мучается, когда приходится жить, не видя ни в
   чем никакого смысла.
      Я поручил Рэнсому К. Фэрну передать тебе это письмо только
   в том случае, если счастье тебе изменит, и вот почему: никто
   ни о чем не задумывается и ничего не замечает, пока ему
   везет. Ему это ни к чему.
      Ты оглянись вокруг ради меня, сынок. И если ты прогорел
   дотла и кто-нибудь предложит тебе что-нибудь дурацкое или
   невероятное - соглашайся, мой тебе совет. Может статься, ты
   что-то узнаешь, когда тебе захочется что-то узнать.
   Единственное, что я в жизни узнал, это то, что одному везет,
   а другому не везет, и даже тот, кто окончил экономический
   факультет Гарвардского университета, не может сказать -
   почему.

                                          Искренне ваш -
                                          - твой Па.

   В дверь номера 223 постучали.
   Не успел Констант подойти к двери, как она отворилась.
   Гельмгольц и мисс Уайли вошли без приглашения. Они вошли в
точно рассчитанный момент, так как их руководство указало им, с
точностью до секунды, когда Малаки Констант дочитает письмо. Им
было также точно указано, что они должны ему сказать.
   - Мистер Констант,- сказал Гельмгольц,- я пришел, чтобы
сообщить вам, что на Марсе есть не только жизнь, но и
многочисленное, деятельное население, крупные индустриальные и
военные ресурсы. Все население завербовано на Земле и доставлено
на Марс в летающих тарелках. Мы уполномочены предложить вам
сразу чин подполковника Марсианской Армии.
   На Земле ваше положение безнадежно. Ваша жена - чудовище.
Более того, наша разведка информировала нас о том, что здесь, на
Земле, вы не только потеряете все до последнего пенса из-за
судебных исков, но и сядете в тюрьму за преступную
неосмотрительность.
   Мы не только предлагаем вам жалованье и надбавки, значительно
превышающие жалованье подполковника в армии землян, но и
гарантируем полную свободу от земных законов, возможность
увидеть новую замечательную планету, возможность смотреть на
вашу родную планету из нового, прекрасного и далекого мира.
   - Если вы согласны принять назначение,- сказала мисс Уайли,-
поднимите вашу левую руку и повторяйте за мной...
   На следующее утро пустой вертолет Малаки Константа был
обнаружен в центре пустыни Мойаве. Следы человека уходили от
него на расстояние сорока футов, затем обрывались.
   Как будто Малаки Констант прошел по песку эти сорок футов и
растаял в воздухе.
   В следующий вторник космический корабль, называвшийся "Кит",
был переименован в "Румфорд" и подготовлен к запуску.
   Беатриса Румфорд, довольная собой, смотрела церемонию по
телевизору, на расстоянии двух тысяч миль. До запуска "Румфорда"
оставалось ровно одна минута. Если судьбе было угодно заманить
Беатрису Румфорд на борт, времени у нее оставалось в обрез.
   Беатриса чувствовала себя великолепно. Она сумела доказать,
чего она стоит. Она доказала, что сама распоряжается своей
судьбой, что она может сказать "нет!", когда ей
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12 13 14 15 16 17 ... 40
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама