Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!
Aliens Vs Predator |#5| Final fight

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - Биленкин Д. Весь текст 221.95 Kb

Рассказы

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 19
"Да-да, ешь сама". Нор в ярости сжал кулаки, готовый броситься на обидчика
Кати. Но девушка молчала. Она думала.
     Да, это была  не  та  рыба,  которой  издревле  питалось  племя.  Та,
нежно-белая, гладкая и еще темноспинная, плоская,  ловилась  все  реже,  а
вместо нее попадались вот эти уродцы, о  которых  умудренная  опытом  Оалу
сразу сказала, что они ядовиты.  Но  Кати  давно  уже  посещали  сомнения.
Откуда Оалу  знала,  что  шипастую  рыбу  есть  нельзя,  если  она  ее  не
пробовала? Что-то тут было не так. Может быть. Оалу вынесла свой приговор,
потому что обязана была знать все и на все давать ответы, как то  положено
главе рода? Может быть, боязнь  обнаружить  свое  неведение  заставила  ее
поспешить?
     Племя постоянно жило под угрозой гибели, любой неосторожный  шаг  был
опасен, и потому главе рода повиновались беспрекословно.  Еще  вчера  Кати
оставила бы сомнения при себе. Но сегодня был слишком необычный день!
     Неожиданно для всех и для себя тоже она подняла  рыбину,  вырвала  из
нее внутренности и впилась зубами в мясо. Нор вскочил, чтобы вырвать из ее
рук отраву, но Хат намертво вцепился в него.
     - Не мешай! - прорычал он. - Может, она сдохнет, а  может,  и  спасет
нас от голода.
     Кати ела оливковую рыбу. Мясо было нежным, но  непривычным  на  вкус.
Впрочем,  на  вкус  люди  племени  не  обращали  внимания.  Съедобно   или
несъедобно - все остальное не стоило внимания.
     Кати сплюнула чешую и отбросила обглоданный скелет. Мужчины  смотрели
на нее с почтением и страхом. Кати ждала, что ее желудок схватят  судороги
и она умрет. Но пока ничего не происходило. Она села  на  валун.  Так  они
просидели более часа - Кати в центре, мужчины по сторонам.  Они  сидели  и
молчали, скрывая свои чувства. Тучи сошли с  неба,  стало  жарко,  мужчины
сбросили с себя  шкуры.  Кати  не  шелохнулась.  У  Нора  задрожали  губы.
Судорожно глотнув воздух, он схватил вторую рыбину и  съел  ее.  Никто  не
возразил. Волосатый голодно засопел. Хат заговорил сам с собой.
     - Оалу сказала: "Кто съест, тот сразу умрет". Кати съела и не умерла.
Нор съел и тоже не умер.  Они  нарушили  запрет.  Зато  они  сыты.  А  Хат
голоден. Кого должен слушать Хат?  Мудрейшую  или  ослушницу?  Хат  должен
слушать свой желудок, вот кого должен слушать Хат.
     Он взял две рыбины и одну протянул Заросшему.  Тот  отчаянно  замотал
головой.
     - Оалу сказала "нельзя", - хрипло проговорил он. - Оалу мудрая...
     - Кати еще мудрей! - звонко воскликнул Нор. - Колючей рыбы много,  мы
можем остаться, где тепло.
     - От тепла болеют, - неуверенно возразил Заросший.
     - Тогда почему мы греемся у костра? - нетерпеливо спросил Нор.
     Хат ничего не  говорил  -  он  доедал  последнюю  рыбину.  В  желудке
становилось все теплее и теплее, и Хат был счастлив.
     Заросший завистливо сглотнул слюну. Украдкой осмотрелся. Рыбы ему уже
не осталось.
     - Нам не надо идти за холодом, -  громко  сказала  Кати,  вставая.  -
Иноплеменник был прав: в тепле больше дичи.
     - Что ты говоришь!  -  испугался  Заросший.  -  Иноплеменники  всегда
лгут...
     - Почему? - удивился Нор.
     - Потому что они наши враги, - убежденно ответил Заросший.
     - Ты думаешь словами Оалу, - сказала Кати. - А я думаю своими.  И  ты
думай своими.
     - С рыбой Оалу ошиблась, - вставил Хат.
     - Кати мудрее ее, - повторил Нор.
     - Да я что... - смутился Заросший.
     В  глубине  бухты  раздался  громкий  треск.  Огромная  глыба   льда,
подточенная водой, отделилась от ледника и, сверкнув хрустальной изнанкой,
рухнула. Брызнули осколки.
     - Скоро льда совсем не останется, - сказала Кати. - Надо думать,  как
жить дальше.
     - Вот вы с Оалой и думайте, - сказал Хат. - А нам поторопиться надо с
починкой и наловить побольше. Сегодня племя будет плясать.
     Никто  не  заметил,  как  от  скалы,  прикрытая  выступом,   бесшумно
отделилась чья-то тень. Притаившаяся Оалу  все  слышала.  Но  недаром  уже
столько лет она была главой племени. Если она многого не  знала,  то  одно
она усвоила твердо: спорить надо только тогда, когда исход  спора  заранее
предрешен в твою пользу.
     Оалу заспешила к пещерам, чтобы  опередить  Кати.  Сделать  это  было
нетрудно, так как Кати сначала помогла мужчинам наловить рыбы.  Потом  она
взяла Нора за руку.
     - Пойдем.
     День был прекрасен, это был ее день. Когда они отошли  поодаль,  Кати
сказала:
     - Ты смелый, Нор. Сегодня день перемен. Сегодня, если ты  хочешь,  ты
станешь моим мужем.
     Нор обрадованно и нежно посмотрел на Кати.
     Последний обрывок тучи было закрыл солнце, но оно  стряхнуло  с  себя
липкие объятия, и яркий, горячий свет залил побережье. В укромном  уголке,
где росло дерево, было тихо, и Кати с Нором были там счастливы.
     - Теперь иди, - сказала наконец Кати. - Племя ждет улова, а мне  надо
поохотиться на куропаток.
     Но на пути ей встретилась Оалу.  Женщина  ждала  ее,  всматриваясь  с
высокой скалы.
     - Кати? - окликнула она. -  Мы  ждем  тебя  в  пещере  совета,  чтобы
слышать твое слово.
     - Мое слово? - удивилась Кати. Раньше  ее  никогда  не  приглашали  в
пещеру совета.
     - Надо принять важное решение, - медленно и веско  проговорила  Оалу.
Ее цепкие глаза внимательно смотрели  на  девушку.  -  Ты  уже  достаточно
мудра, чтобы подать хороший совет. Я так считаю.
     Услышанное  польстило  Кати.  Хотя  она  больше   и   не   верила   в
непогрешимость Оалу, в ее  памяти  жили  благородные  воспоминания  о  том
времени, когда ей думалось, что именно недоступная  другим  мудрость  Оалу
оберегает племя от  всех  и  всяческих  бед.  Кати  почтительно  наклонила
голову. Оалу чуть-чуть усмехнулась.
     - Пошли.
     Когда-то Оалу была сильней  всех  женщин  племени.  Даже  сейчас,  на
склоне лет, в ее походке была величавость, а под кожей рук  перекатывались
мускулы.
     Пещера, где изредка совещались старейшины, располагалась в стороне от
жилья, чтобы гомон и крики ребятишек  не  мешали  раздумьям.  Войдя,  Кати
увидела двух обычных советчиц Оалу. Те не шевельнулись при  виде  девушки,
только Косматая бросила на нее быстрый взгляд.
     В пещере было промозгло и  холодно,  хотя  посреди  уложенных  кругом
камней тлели угли,  а  в  стороне  лежал  обломок  драгоценного  плавника,
которым в любую минуту можно было оживить огонь.
     - Вот мы и прибыли, - сказала Оалу, усаживаясь на  плоский  камень  и
знаком приглашая Кати сесть напротив. - Сначала буду говорить я.
     Она помедлила. Потом вскинула голову. Глаза ее застыли  и  потемнели,
словно там, в никому не ведомой дали,  куда  она  смотрела,  ей  открылось
нечто, никому более не доступное. Голос, когда она открыла  рот,  зазвучал
глухо.
     - Лед тает... Рыба уходит! Зверь меняет повадки. Голод подкрадывается
к нашим пещерам! Тепло размягчает мускулы, сырость несет болезни. Страшные
беды я вижу впереди! Что делать нам? Мы родились  во  льдах,  наши  предки
жили во льдах и предки наших предков. Лед - наша кормилица и мать, а  если
мать уходит, то ребенок следует за ней. Таков высший закон. Иначе  гибель.
Гибель! Я сказала.
     Советчицы тяжко молчали. Их темные лица были бесстрастны, как камни.
     Потом они разом наклонили головы.
     Невольно Кати захотелось сделать то же самое.
     Усилием воли она стряхнула оцепенение.
     - Я не понимаю, - робко выдавила она. - Я...
     - Это потому, что ты молода, - сурово сказала Косматая.
     - Молода, - эхом откликнулась вторая советчица, жилистая и худая, как
рыбья кость.
     - Говори, - неожиданно разрешила Оалу уже обычным своим голосом.
     Кати посмотрела на нее с благодарностью.
     - Может быть, я и вправду молода, - начала она неуверенно, - но я  не
вижу причин для ухода. Исчезла одна рыба, появилась другая...
     - Которую есть нельзя, - вставила Косматая.
     - Которую я съела и которая не причинила мне вреда.
     - Ты ослушалась Оалу?!
     - Но я хотела спасти племя от голода...
     - Без совета старших?  -  Косматая  возмущенно  взметнула  кулак,  но
сдержалась и не ударила. - Дурной и  пагубный  пример,  -  прошипела  она,
тяжело дыша. - Если каждый начнет пробовать,  что  съедобно,  а  что  нет,
племя отравится еще до новой луны! Как ты, Оалу, могла  пригласить  ее  на
совет?
     - Твоя правда, - сокрушенно покачала головой Оалу. - Я  предупреждала
всех, что незнакомая рыба может оказаться ядовитой, что пробовать ее  надо
тем, у кого много опыта, а до этого следует наложить запрет. Легкомысленно
поступила Кати, легкомысленно!
     - Почему же тогда запрет держался столько лун? - недоуменно  спросила
Кати.
     - Чтобы избежать риска. Белая рыба могла  вернуться?  Могла.  Значит,
надо было ждать. Это разумно. А твой поступок неразумен. Поняла?
     Кати была сбита с толку.  Она  ничего  не  понимала.  Она  же  хотела
сделать как лучше! И ей помнилось, что Оалу  тогда  ничем  не  оговаривала
свой запрет... А сейчас оговорила. Почему сейчас, а не тогда?
     Оалу ласково коснулась плеча Кати.
     - Я прощаю тебя, потому что у тебя были хорошие намерения. Вернемся к
делу. Как я понимаю, возражений против ухода нет. Остается выбрать путь. Я
думаю, надо идти левым краем моря...
     - Но теперь у нас рыбы вдоволь! - опять не сдержалась Кати.  -  Зачем
нам холод?
     Советчицы угрожающе заворчали. Оалу вновь укоризненно  посмотрела  на
девушку.
     - Да, Кати, я ошиблась. Ты молода,  слишком  молода...  Но  я  отвечу
тебе. Пока было холодно, ничего не менялось, и мы точно знали, что  можно,
а что нельзя, что хорошо, а что плохо. Знали, откуда ждать бед, и  они  не
застигали нас врасплох. А теперь мы этого не знаем. Что может  быть  хуже?
Одна рыба сменила другую, кто поручится, что не будет новых перемен? И что
новая рыба не отравит племя?
     - Прости, о мудрейшая, но иноплеменник, пришедший  к  нам  из  тепла,
говорил, что дичи там вдоволь и что они не голодают...
     Глаза Оалу вспыхнули.
     - А-а, вот в чем дело! - медленно  и  зловеще  протянула  она.  -  Ты
поверила нашим врагам. Понятно. Я нарочно не сказала о  самом  главном.  О
том, что иноплеменники ждут не дождутся, чтобы нас захватило тепло.  Тогда
они придут посуху и убьют нас! Ты, слепая, доверилась  лживым  словам!  Ты
влюбилась в иноплеменника, теперь я поняла, где корень твоего упорства!
     - Нет! - воскликнула Кати. - Нет! Я не потому! Что хорошего в холоде?
Мы голодаем каждую зиму! Мы умираем от голода  каждую  зиму!  Откуда  тебе
известны замыслы иноплеменников? Ты была у них и слушала их  тайные  речи?
Нет! Если иноплеменник врал, то почему в море стало так много рыбы, почему
птицы прилетают гуще, почему на берегу  начали  расти  деревья  для  наших
костров? Солнце веселит кровь, солнце  прогоняет  болезни,  а  солнце  все
жарче и жарче! Чем, Оалу, тебе так любезен холод? Чем?
     В грянувшем тишине слышалось лишь хриплое дыхание Косматой. Надменная
Оалу сидела, закрыв глаза. Жилистая советчица напряглась, как для прыжка.
     Кати никак не могла понять, что Оалу и ее советчики  были  привержены
вовсе не к холоду. Оалу прекрасно сознавала, что теперь,  после  случая  с
рыбой, авторитет Кати сравнялся с ее собственным. Этого она  боялась,  ибо
слишком хорошо знала цену жирного куска, который неизменно  доставался  ей
как главе племени.
     -  Значит,  ты  против  переселения?  -  с   неожиданным   миролюбием
проговорила она. - Мои доводы тебя не убедили?
     - Нет...
     Оалу кивнула и задумалась. Такое спокойствие было в ее позе, что Кати
устыдилась своей горячности.
     - Хорошо, девочка. Приведу последний довод, надеюсь, он тебя  убедит.
Протяни руки.
     Кати послушно  протянула  руки.  Мгновенно  их  захлестнула  ременная
петля. Кати рванулась, но советчицы схватили ее за плечи и опрокинули.
     Умело, без суеты женщины туго стянули Кати руки и  ноги.  Затем  Оалу
сорвала с нее одежду.
     - Преступница, - спокойно сказала она. - Теперь  ты  сознаешься,  что
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 19
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама