Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#2| And again the factory
Aliens Vs Predator |#1| To freedom!
Aliens Vs Predator |#10| Human company final
Aliens Vs Predator |#9| Unidentified xenomorph

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Политика - Серго Берия Весь текст 944.2 Kb

Мой отец - Лаврентий Берия

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 81
   - Допустим,  что нам все же придется уйти и нам на смену придут моло-
дые. Неужели хуже будут работать, а?
   - Да нет,  конечно,  и мы молодыми были... - соглашались Хрущев и Ма-
ленков. Хорошо помню еще такие слова Маленкова:
   - А я всю жизнь мечтал инженером быть... Тут уж отец не выдержал:
   - Брось,  Георгий!  Знаем мы, о чем ты мечтал. Ты еще учился, а уже в
партийные органы рвался. Нам-то хоть сказки не рассказывай. Такие откро-
венные разговоры были.  Главный просчет отца был в том,  что он верил им
всем. Знал ведь, с кем имеет дело, но - верил. Хотя, полагаю, догадывал-
ся,  конечно,  что Президиум ЦК может против него выступить. Но, видимо,
рассуждал так: соберется Чрезвычайный съезд, расставит все по своим мес-
там и каждому воздаст то,  что заслужил. Сама ситуация после смерти Ста-
лина способствовала прямому честному разговору.  Люди вернулись с войны,
подняли разрушенную страну и ждут ответа на вопросы,  которые волнуют их
уже много лет:  как и почему все это случилось?  Что происходит сегодня?
Кто виноват?
   Выступи отец на съезде,  думаю,  его бы поддержали. Есть одно обстоя-
тельство,  которое уже много лет мешает объективному восприятию его дея-
тельности на посту одного из высших должностных  лиц  государства  -  он
возглавлял  карательное ведомство.  Как правило,  этого вполне достаточ-
но...  И не столь важно, когда именно и каким был он наркомом. Сама абб-
ревиатура НКВД срабатывает здесь как клеймо.
   Я не  призываю читателя в этой книге изменить отношение к карательным
органам,  но,  надеюсь, о тайных пружинах, которые толкали эти структуры
на самые страшные преступления, читатель, наконец, узнает.
   Но история ЧК - ОГПУ - НКВД - НКГБ - МГБ - МВД - КГБ лишь часть прав-
ды о прошлом.  В немалой степени эта книга и о самой партии,  ье  высшем
эшелоне,  по вине которого оборвалась жизнь моего отца. Но эта книга и о
тех людях, которые честно делали то, что считали правильным, '- укрепля-
ли экономику и безопасность государства,  международные связи, создавали
новое оружие,  строили новые заводы...  Одним из них был и мой отец Лав-
рентий Берия.
   Он прожил недолгую, но, убежден, яркую жизнь. С кем только не сводила
его судьба!  К нему всегда тянулись думающие,  инициативные,  энергичные
люди.  Среди  близких  друзей  моего  отца - первый заместитель министра
среднего машиностроения СССР Борис Львович Ванников,  академик Курчатов,
министр металлургической промышленности Тевосян. Довольно близким к отцу
человеком был авиаконструктор Андрей Николаевич Туполев.  А еще - акаде-
мик Минц, партийный работник Кудрявцев, маршал Жуков...
   Желанными гостями  в доме Берия всегда были художник Тоидзе,  философ
Нуцибидзе, писатель Константин Гамсахурдия, известные организаторы спор-
тивного  движения  в Грузии Арчил Бакрадзе и Эгнатошвили,  многие другие
интересные люди того времени.
   Жизнь заставила его стать чекистом, но трогательную любовь к архитек-
туре,  которую изучал в юности, отец сохранил на многие годы. Он по-доб-
рому завидовал своим старым знакомым, друзьям, ставшим известными зодчи-
ми. Знаю, что отец и в Грузии, и в Москве встречался с Жолтовским, Севе-
ровым, Абросимовым, другими видными архитекторами, с удовольствием расс-
матривал их проекты.
   Особое уважение  питал отец к военным.  Кроме Жукова,  могу назвать и
фамилии близких ему маршала Василевского, генерала Штеменко.
   Очень многие люди в то время сделали карьеру с  помощью  отца.  Среди
наиболее известных - Устинов,  назначенный по рекомендации моего отца на
должность наркома вооружения в очень молодом возрасте,  те же  Ванников,
Тевосян,  министр химической промышленности Первухин, зампред Совета Ми-
нистров Малышев,  Председатель Госплана Сабуров. Скажем, Сабуров, эконо-
мист по образованию и чрезвычайно способный человек, не пришелся ко дво-
ру партийной элите, потому что никогда не работал в партийных органах, а
это в глазах номенклатуры было серьезным недостатком. Она ведь не терпе-
ла настоящих специалистов ни в одной области.  И хотя очень многие  были
против выдвижения Сабурова, отец на своем настоял. Драться за людей дела
отец умел всегда,  и не имело значения, какую должность занимает его оп-
понент
   Так было  и с назначением на должность наркома Дмитрия Федоровича Ус-
тинова.  Отец доказывал, что это замечательный организатор и талантливый
инженер, а партийные чиновники в ответ:
   - Как же так, Лаврентий Павлович? Вы предлагаете на должность наркома
вооружения (!) человека, который ни дня не работал секретарем заводского
парткома. Он ведь совершенно не знает партийной работы!
   - Он  знает дело,  и этого,  считаю,  вполне достаточно,  - парировал
отец.
   В таких случаях нередко вмешивался Сталин,  и вопросы  с  назначением
тех или иных людей,  чьи кандидатуры предлагал отец, так или иначе реша-
лись.  К сожалению, порочную практику выдвижения не по деловым качествам
партийный аппарат культивировал всегда.  Кто из нас не сталкивался с по-
добным на производстве...
   Отношения с партийными органами у отца всегда были непростыми.  Я для
себя решил этот вопрос несколько десятилетий назад,  когда еще не счита-
лось доблестью сжигать партийные билеты: категорически отказывался после
заключения  возвращаться в ряды партии.  Отцу было сложнее - его высокие
должности предполагали непременное членство в Политбюро...
   Но отношения своего к партийному аппарату отец  никогда  не  скрывал.
Например, и Хрущеву, и Маленкову он прямо говорил, что партийный аппарат
разлагает людей. Все это годилось на первых порах, когда только создава-
лось Советское государство.  А кому, спрашивал их отец, нужны контролеры
сегодня?
   Такие же откровенные разговоры вел он и с  руководителями  промышлен-
ности,  директорами заводов.  Те, естественно, бездельников из ЦК на дух
не переносили.
   Столь же откровенен был отец и со Сталиным.  Иосиф Виссарионович сог-
лашался, что партийный аппарат устранился от ответственности за конкрет-
ное дело и,  кроме говорильни,  ничем не занимается. Знаю, что за год до
своей смерти, когда Сталин предложил новый состав Президиума ЦК, он про-
изнес речь,  суть которой сводилась к тому,  что надо искать новые формы
руководства  страной,  что старые не оптимальны.  Серьезный разговор шел
тогда и о деятельности партии.  Полагаю, любопытно сегодня было бы обна-
родовать эти материалы.  Но не тут-то было: официально заявлено, что той
стенограммы в партийных архивах нет. Очередная ложь, разумеется...
   Вообще с архивами очень любопытная вещь получается. Я знаю людей, ко-
торые пытались,  причем весьма настойчиво,  получить доступ к материалам
того времени,  связанным с деятельностью моего отца, высшего руководства
страны.  Речь,  замечу, шла о попытках объективно разобраться в событиях
сорокалетней давности.  Ни один человек такие материалы не получил.  Кто
наложил запрет? Политбюро ЦК КПСС.
   Знаю и  о  столь же настойчивых попытках получить доступ к архивам со
стороны зарубежных компартий. Тут уже требовалось разрешение Генерально-
го  секретаря  ЦК КПСС.  Но и в этих редких случаях доступа к документам
посланцы "братских партий" не получали.  Аппарат ЦК, не знакомя с исход-
ными документами,  предоставлял лишь справки,  подготовленные ЦК по тому
или иному вопросу. Так было с материалами, связанными с нашими отношени-
ями с ГДР, Польшей, Венгрией, Чехословакией...
   КПСС, ЦК, Политбюро давно нет, но и в посткоммунистической России до-
кументы сталинского периода и материалы, датированные пятидесятыми года-
ми,  предаются огласке лишь избирательно.  Политическая игра,  насколько
понимаю, еще не окончена. Вся группа так называемых дел, связанных с де-
ятельностью моего отца и его судьбой,  засекречена,  как и прежде. И это
лишь один пример...
   Тайны Кремля,  пусть простит меня читатель за тавтологию, все десяти-
летия  существования Советского государства оставались для народа тайной
за семью печатями. Естественно, "низы" не могли знать, какие страсти бу-
шуют  в "верхах".  Тем более не могла дойти до "низов" информация о сек-
ретном ведомстве Лаврентия Берия.
   Отец не "мелькал",  как другие,  с речами в газетах, не появлялся, за
редким исключением, на митингах, партийных активах и прочих массовых ме-
роприятиях.  И не в одной "секретности" дело. Вся эта мишура его раздра-
жала.  Вся его жизнь была заполнена конкретным и очень ответственным де-
лом. Так было и до войны, и в войну, и после войны. У него просто не бы-
ло времени на массовые мероприятия,  которые обожала партийная верхушка.
Опыт советских партийных и государственных деятелей последних  десятиле-
тий убеждает, что надо или заниматься делом, или вести многочасовые пус-
топорожние разговоры "с народом". Третьего, как говорили древние, не да-
но.  А  отец  ценил каждый час.  Самодисциплина у него была - знаю это с
детства - высочайшая. Человек дела - это о нем.
   К славе отец был равнодушен, как, очевидно, любой другой человек, за-
нимающий столь высокое служебное положение. Хотя, как известно, исключе-
ний в советском руководстве всегда хватало...
   На XVII съезде он был избран в состав ЦК ВКП(б),  позднее стал членом
Политбюро.  Имел  звание Генерального комиссара государственной безопас-
ности.  В сорок пятом, как член Государственного Комитета Обороны, полу-
чил звание Героя Социалистического Труда. Тогда же наградили Маленкова и
других высших руководителей.  Когда звания в органах  внутренних  дел  и
госбезопасности  приравняли  к армейским,  отец стал Маршалом Советского
Союза. За организацию обороны Кавказа в войну получил орден Суворова, до
этого,  за работу в разведке, орден Красного Знамени. Помню, отец смеял-
ся: "Зачем мне шесть орденов Ленина? Неужели одного было бы мало?" У от-
ца, кстати, были интересные предложения по изменению советской наградной
системы, что тоже, как ни странно, умудрились поставить ему в вину. Речь
о введении орденов союзных республик.
   Из стенограммы июльского (1953 года) Пленума ЦК КПСС:
   "БАГИРОВ. Речь идет о создании новых республиканских орденов.  Звонит
мне Берия и говорит: ты знаешь, я готовлю вопрос об орденах. Говорю ему,
как это ты готовишь.  Он поправился и говорит; мы хотим установить новые
ордена. Я думаю, вопрос об орденах не простой вопрос. Это не организаци-
онный вопрос.  Он входит в функции Центрального Комитета партии и прави-
тельства, это вопрос политики, как же он может готовить этот вопрос...
   МАЛЕНКОВ. Какие ордена?
   БАГИРОВ. Ордена культуры, союзные и республиканские ордена культуры.
   БУЛГАНИН. Для какой категории людей?
   БАГИРОВ. Для работников искусства, работников театров.
   МАЛЕНКОВ. Например, какие ордена.
   ...Ордена могут быть чьего-то имени.
   ЮСУПОВ. Мне звонил,  по его поручению, его помощник Ордынцев, что Бе-
рия вносит предложение о том,  чтобы установить две группы орденов; пер-
вая группа - ордена союзные,  вторая группа - республиканские; затем ус-
тановить ордена великих людей национальных республик.  Так,  например, у
него Низами, у узбеков Алишер Навои и т. д. Я тогда говорю, что надо по-
думать  по  этому  вопросу.  (Смех) До сих пор по-другому нас воспитыва-
ли..."
   Сколько стрел выпущено на том пленуме в адрес моего отца, якобы поку-
шавшегося  на  "ленинскую национальную политику,  великую дружбу народов
СССР".  А отец просто добивался предоставления широких прав союзным рес-
публикам,  всячески поддерживал национальные кадры. История с орденами -
довольно показательный пример. Отец считал, например, что все республики
должны иметь свои государственные награды.  Высшим орденом Украины, нап-
ример, предполагалось сделать орден Шевченко, Грузии - орден Шота Руста-
вели. Партийная верхушка не рискнула пойти даже на это.
   Не было  со  стороны моего отца "искажения национальной политики",  в
чем его неоднократно упрекали на том Пленуме ЦК. Отец, сторонник единого
сильного государства,  тем не менее был убежден,  что политика,  которую
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 81
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (4)

Реклама