Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#6| We are getting closer and closer to the Lost Sinner.
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#5| Flexile Sentry
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#4| The Last Giant & The Pursuer
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#3| Forest of Fallen Giants

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Эротическая литература - Эмануэль Арсан Весь текст 362.04 Kb

Ванесса

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 14 15 16 17 18 19 20  21 22 23 24 25 26 27 ... 31
смоковницы и  анх  -  символ  бессмертия.  Но  иероглифы,  иерархические
символы и более поздние демотические письмена вокруг  них  были  кое-где
варварски заляпаны штукатуркой.
   Колонны, устоявшие под натиском времени, напоминали те, что  украшали
дом губернатора в Сивахе. В заброшенном святилище было пусто.  Несколько
искусственных цветов, выцветших флажков и жалких остатков украшений были
единственными приношениями  на  алтарь  некогда  величественного  храма.
Наос, центральное помещение храма,  где  обычно  устанавливались  статуи
богов, был закрыт, но Вана знала, что там  нет  ничего,  кроме  осколков
изваяний. Само каменное изображение  божества  давно  уже  было  увезено
далеко за море и хранилось где-то в музее. В соседней  комнате  хранился
единственный подлинник - низкая  платформа,  на  которой  бога  выносили
глотнуть свежего воздуха. Именно это не замедлили сделать Гвидо с Ваной.
Снаружи им легче было  представить,  как  идол  выносился  на  обозрение
толпы. Вокруг святилища, должно  быть,  росли  оливковые  и  шелковичные
деревья. И не смолкал птичий гомон. Казалось, одна природа  еще  помнила
древнего бога. Его рабы и богатства давно перешли к другим хозяевам.
   - Да, благоденствие Амона кончилось,- вздохнула Вана.- Знаешь ли  ты,
что его  владения  были  обширнее  и  богаче  владений  самого  фараона?
Необозримые земельные угодья, стада,  виноградники,  шахты.  Может,  его
утешает мысль о том, что здесь есть еще и нефть?
   - Конечно, если он уже достаточно араб.
   - Почему нет? Амон - современный бог.  Он  жил  за  каких-нибудь  две
тысячи лет до нашей эры. По сравнению с шестью-семью тысячами - я имею в
виду Гора Нефертума - он совсем юный бог.
   - Наверное поэтому Хатшепсут была от него без ума,- насмешливо сказал
Гвидо.
   - Кстати, во многом благодаря ей он стал главным среди богов.
   - Значит, она была не просто шлюшка, как ты ее изображала?
   - Твои римляне сделали все, чтобы стереть с лица земли  Амона  и  его
религию. И все же она жива, как видишь.
   - Я лично ничего не вижу. Где верующие?
   - Египетские храмы не для публики. За исключением  особых  случаев  и
праздничных церемоний. Обычно забота о храме входила в  функции  жрецов.
Они были ответственны за то, чтобы бог был доволен - его слух  услаждали
пением, его обмывали и умащивали благовониями  и,  конечно,  берегли  от
разрушения.
   - Здесь не больше  жрецов,  чем  верующих,-  заметил  Гвидо.-  Короче
говоря, боги похожи на людей - стремления их ничтожны,  а  финал  жалок.
Чем ты объясняешь закат его культа?
   - Сейчас мы не можем с уверенностью назвать его  причины.  Важно  то,
что египетские жрецы  всегда  очень  тщательно  следили  за  соблюдением
ритуала. Здесь же, чтобы делать все вовремя, они  следили  за  движением
светил. Теперь мы называем таких людей астрологами.
   - Мы все в неоплатном долгу перед ними за ежемесячные гороскопы.
   -  К  нам  это  не  относится,-  поправила  его  Вана.-  Египтяне  не
увлекались астрологией. По крайней мере, до тех пор, пока ее не насадили
ваши греко-римские завоеватели. Я  трижды  права,  утверждая,  что  твой
народ виновен в оболванивании моих предков.
   -  Не  преувеличивай,  Вана.  У.  твоих  предков  не   было   времени
советоваться со звездами: они  были  слишком  заняты  толкованием  снов.
Именно они, а не римляне, обогатили мир этим умением. Мы квиты.
   -  Что  мне  действительно  нравится  -  это  значение,  которое  они
придавали именам.
   - Что бы они подумали обо мне, если бы узнали, что я  избрал  женщину
своим гидом?- рассмеялся Гвидо.
   - Они были достаточно великодушны, чтобы подумать,  будто  ты  хочешь
последовать за мной по пути, ведущему к двум добродетелям,  которые  они
ценили превыше всего: правдивости и справедливости.
   - Не слишком ли высоко ты сама оцениваешь их?-  с  сомнением  спросил
Гвидо.
   - Тогда почитай "Книгу мертвых", главу  "Суд  сердца".  Когда  фараон
предстал перед высшим судом  загробного  мира,  возглавляемым  Осирисом,
возле которого стояли Исис, Нефитис, Ра и еще сорок  два  божества,  его
сердце положили на одну чашу весов. Кто же еще мог стоять на другой, как
не Маат, воплощение правды и справедливости.
   Взглянув на девушку, Гвидо тихонько усмехнулся,  но  она  продолжала,
устремив вдаль невидящие глаза, точно вглядываясь в картины,  проходящие
перед ее мысленным взором.
   - Бог смерти Тот с птичьей головой следил за чашами весов. И если зло
перевесит, то адское чудовище разорвет лживого фараона на части.
   - Почему лживого?
   - Потому что прежде чем сердце его было брошено на весы, он  произнес
"Декларацию невинности":
 
   Я никогда не совершал беззакония.
   Я никогда не причинял людям зла.
   Я не поднял руки на человека.
   Я никогда не лишал человека того, чего он желает.
   Я никогда не заставлял людей плакать.
   Я не убивал.
 
   Тронутый необычными нотками в голосе девушки,  Гвидо  заглянул  ей  в
глаза. В них стояли слезы.
 
Глава третья 
ТАХА И ИЛИТИС 
 
   В отеле Гвидо и  Вану  додала  записка  от  Мехди  Яссерита.  Учитель
приглашал их на чай в дом  одного  из  местных  жителей,  с  которым  он
познакомился в свой прошлый приезд. За ними пришлют такси.
   На чай собралось много гостей, разодетых, словно на посольский прием.
Гвидо и Вана были удивлены - они явно не ожидали такого размаха.  К  ним
сразу подошел Мехди Яссерит, и все прояснилось.
   - Я хотел сделать вам сюрприз,- сказал он.- Сегодня женится сын моего
друга. Я подумал, что вы хотели бы прийти, но если бы я сказал  об  этом
заранее, вы бы засомневались, удобно ли... '
   Такой такт заслуживал самой высокой  оценки.  Гвидо  спросил,  почему
многие  гости  выглядят  скорее  европейцами,  чем   египтянами.   Мехди
растерялся, и Вана ответила за него:
   - По той же причине, по которой во мне течет смешанная кровь. Сивахцы
отличаются от меня только в одном: им не надо  было  искать  свою  белую
половину - она была здесь, хотя ее  никто  не  звал.  Персидские  воины,
греческие герои,  войска  Александра  Македонского,  римские  легионеры,
французские моряки, наполеоновская гвардия, гитлеровские солдаты  -  все
они помогли создать новую  расу.  Знаете  ли  вы,  что  этот  оазис  был
заправочной базой африканского корпуса во время последней войны?
   - Заправочная база? Замечательно!-рассмеялся Гвидо.- Жаль, не нашлось
оракула, чтобы предостеречь Роммеля.
   - Предсказать поражение завоевателю - не такая  уж  сложная  задача,-
заметила Вана.
   Итальянца не оставляло отличное расположение духа:
   - Мои недоразвитые мозги так же слабо способны к завоеваниям, как и к
ворожбе.
   Стоявшие неподалеку гости  бессовестно  подслушивали  и  одобрительно
кивали.  Казалось,  никого  не   интересовала   предстоящая   церемония.
Приглашенные бесцельно слонялись по  огромному  саду,  напоминая  своими
нарядами  экзотических  птиц.  Гвидо  чувствовал  себя  как  дома  среди
цветущего миндаля и миниатюрных пальм, гигантских кактусов, бугенвиля  и
олеандров, пышность и пестрота которых казались искусственными.  И  даже
небо походило на итальянское.
   - Никогда не видел, как венчаются мусульмане,- пробормотал он.
   - Теперь у тебя будет возможность увидеть все воочию.
   - Как сказать,-  вмешался  Мехди.-  Наши  друзья,  конечно,  истинные
мусульмане,  но   здесь   имеются   влиятельные   организации,   которые
придерживаются традиций, позорящих ислам. Наш вчерашний разговор, мистер
Андреотти, навел меня на мысль пригласить вас. Мне показалось,  что  вам
будет любопытно взглянуть на эту дикость. Вот почему я посчитал  удобным
пригласить вас.
   - Мехди, да ты просто умница,- улыбнулся Гвидо.
   Учитель   растерялся,   не   зная,   как   отреагировать   на   такую
фамильярность. Сам он держался подчеркнуто официально.
   - Вон там хозяин доиа,- сказал он.- Хотите, я вас представлю?
   - Еще бы!
   Они подошли к  группе  мужчин  в  белых  и  голубых  одеждах,  богато
расшитых золотом и серебром. Те были заняты выбором сладостей,  лежавших
на огромном подносе посреди стола. Самый младший из них налил подошедшим
горячего чая, прежде чем они успели возразить. От  чая  исходил  терпкий
аромат мяты.
   Яссерит всех представил, и Гвидо понял, что чаем их угостил хозяин  -
Кхалед Айаддин.
   У него были толстые губы и крючковатый нос. Кожа  поражала  белизной.
На лицо были нанесены полосы из глины, оттенявшие его бледность.
   - Это мои знаки отличия,- объяснил Айаддин.- В брачной церемонии отец
жениха играет более важную роль, чем сам жених. Он расправил  на  плечах
тяжелые складки шерстяного бурнуса и засмеялся. Гвидо удивленно спросил,
как сын такого молодого мужчины может быть женихом? Хозяин снова  весело
расхохотался.
   - У меня пятеро детей,- сказал он.- Таха,  тот,  что  женится,  самый
старший. Ему двадцать один год. Младший родился в прошлом году.
   Гвидо хотел было спросить, где его жена, но вовремя  заметил,  что  в
саду нет ни одной женщины; Вана тоже куда-то пропала.  Он  подумал,  что
гостю, а тем более иностранцу, будет уместно  спросить,  почему  женщины
отсутствуют.
   - Они все заняты. Готовят невесту,- невозмутимо объяснил Кхалед.- Это
серьезное дело. Поймете, когда увидите.
   - А где жених? -. Последняя холостяцкая попойка.
   - Как у нас. Такие проводы длятся до последней минуты.
   - После чего - прощай свобода!- пошутил Кхалед.- Особенно для женщин,
да?
   - Я мало путешествовал, но знаю,  что  все  люди  похожи.  Христиане,
сивахцы... У нас есть правила, но кто их придерживается? '
   - У нас в стране их изменили. Раньше прелюбодеяние  каралось  тюрьмой
или смертью. Теперь адюльтер - естественное дополнение семейной жизни.
   - Для обоих полов?
   - Можно сказать, да. Здесь на неверность - изменяет ли муж  с  другим
мужчиной или жена с другой женщиной - смотрят косо. Но ни одна  жена  не
возражает против того,  чтобы  ее  муж  любил  мальчиков.  И  какой  муж
вздумает сердиться, если его жена поиграет с девочкой?
   - Но такие взаимоотношения причиняют людям боль!
   - Ничего подобного. Люди любят не для того, чтобы страдать.
   - Значит, здесь не знают ревности?
   - Никто никого не ревнует. Могут только предпочесть одного другому.
   - Что же тогда люди думают о любви?
   - О ней мы знаем из песен и от рассказчиков. Те,  кто  умеет  читать,
рассказывают о ней. Одно время в городе было кино. Так что многие узнали
о любви из фильмов.
   Через некоторое время Гвидо снова обратился к Айаддину:
   - А политика? Она вас интересует?
   - Политика?- удивленно переспросил Кхалед.
   - Да, каковы ваши взгляды на политику?
   - Никаких взглядов,- снова засмеялся египтянин.- Кому она нужна?
   - Но ведь над вами есть правительство в Каире и местный губернатор.
   - И что?
   - Вы должны принимать их в расчет.
   - Зачем?
   Настала очередь Гвидо удивляться:
   - Ну, я не знаю.  Чтобы  попросить  о  чем-нибудь,  проголосовать  за
какой-нибудь  закон.  Принимать  или  отвергать  правителей.  Знать   их
возможности и способности...
   Хозяин хлопнул его по плечу:
   - Шутки иностранцев бывает трудно понять. Но эта - превосходна!
   Большой черный "остин" как минимум пятнадцатилетней давности въехал в
ворота сада. Шофер вышел из  машины  и  открыл  заднюю  дверцу.  Из  нее
осторожно, словно боясь рассыпаться, выбрался мужчина в белом полотняном
костюме. Он был так худ и высок, что казался больным. Седые волосы  были
коротко  острижены.  Черные  глаза  и  смуглая  кожа  морщинистого  лица
выдавали арабскую кровь. Когда человек выпрямился, его фигура показалась
Гвидо  величественной.  Он  холодно  оглядел  присутствующих,  отыскивая
глазами хозяина. Увидев его, не спеша подошел пожать ему руку. Отец Тахи
приветливо улыбнулся, но  остальные  не  обратили  на  вновь  прибывшего
никакого внимания.
   Все же Гвидо заподозрил, что это большая шишка. Он хотел обратиться с
вопросом к Мехди, но тот как в воду канул.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 14 15 16 17 18 19 20  21 22 23 24 25 26 27 ... 31
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (5)

Реклама