Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#1| To freedom!
Aliens Vs Predator |#10| Human company final
Aliens Vs Predator |#9| Unidentified xenomorph
Aliens Vs Predator |#8| Tequila Rescue

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Эротическая литература - Эмануэль Арсан Весь текст 362.04 Kb

Ванесса

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 20 21 22 23 24 25 26  27 28 29 30 31
   - Не сердитесь, дорогой коллега, но я позволю себе кое-что уточнить,-
сказал Гвидо.- Пресинаптические структуры не всегда синтезируют  тот  же
медиатор, что и  постсинаптические.  Строго  говоря,  из  того,  что  мы
установили  нервное  происхождение  одного  из   передатчиков   нервного
возбуждения, нельзя заключить, что гаммааминомасляная  кислота  является
продуктом деятельности пирамидальной структуры.
   На Незрина это не произвело никакого впечатления.
   - Если процесс обучения связаны  тем,  что  в  коре  головного  мозга
вырабатываются  новые  нуклеиновые   кислоты,   белки,   полипептиды   и
полисахариды, которые не существовали в мозгу до того, как человек начал
систематизировать информацию, то не следует  ли  нам  объяснить  процесс
отбора информации работой пирамидальных клеток мозга?
   -  Ерунда!-  Гвидо   вежливо   улыбнулся.-   Мы   способны   осознать
существование   новых   видов   молекул   лишь   благодаря   генетически
унаследованной  способности   к   обучению.   Способность   вырабатывать
вещества, о которых вы говорили, на самом  деле  является  эмбриональным
процессом, запрограммированным генетически. А гены не подвластны  нашему
контролю. Поэтому мы  должны  предоставить  им  возможность  действовать
свободно и во  все  вмешиваться.  Таким  образом,  процесс  обучения  не
обеспечивает прогресса, поскольку приобретаемые знания ни в коей мере не
компенсируют быстрого износа, который начинается с рождения. Этот  износ
происходит, разумеется, не вследствие истощения  запасов  информации,  а
из-за  неспособности  разумно  оперировать   такой   информацией   после
рождения.
   Мы подобны обладателю компьютера,  который  должен  работать  со  все
возрастающим объемом  информации,  используя  вычислительную  машину,  в
которой блоки начинают один за другим  выходить  из  строя,  как  только
истек гарантийный срок  -  обычно  двухгодичный.  Хотя  этому  владельцу
компьютера следовало бы винить за  неведение  самого  себя,  потому  что
сгорают те блоки, которые он не обслуживал  как  следует  в  первые  два
года. Он не делал этого лишь потому, что никто ему об этом не говорил.
   Но, откровенно говоря, его ошибки и невежество не очень  повлияли  на
ситуацию: компьютер все равно  никуда  не  годился.  Это  -  примитивная
машина для начинающих. Давайте дадим ему другой компьютер,  вместо  того
чтобы  забивать  его  голову  ерундой:  болтовней  вроде  того,  что   в
результате действия  Бог  знает  какого  мутагена  -  Святого  Духа  или
лабораторной  пробирки  -  произойдет  партеногенез,   размножение   без
оплодотворения, как  у  некоторых  насекомых,  посредством  которого  он
сможет родить вундеркиндов, которые удостоверят его идиотизм.
   - Если я правильно вас понял,- сказал Незрин, поглаживая бороду,-  вы
считаете,  во-первых,  что  генетическая  мутация  не  сможет   изменить
человечество.
   - Если и изменит, то не в лучшую сторону,- отрезал Гвидо.
   -  Во-вторых,  чтобы  улучшить  интеллектуальные  и  даже  физические
возможности человека, ему нужно ввести искусственный медиатор  сразу  по
достижении зрелости организма.
   - Я совсем не это хотел сказать,- резко  возразил  Гвидо.-  В  зрелом
возрасте мы не только не познаем мир так, как это делали в  первые  годы
после рождения, но мало пользуемся нашим запасом знаний и еще  меньше  -
способностью действовать. Фактически, чем дольше мы  живем,  тем  меньше
познаем,  тем  пассивнее  и  бесполезнее   становимся.   Наше   хваленое
взросление -  не  что  иное,  как  прогрессирующий  регресс,  постоянное
сужение и в конечном итоге утрата широкого  круга  возможностей,  данных
плоду еще до рождения. Недостаточно просто обогатить организм, обновив и
усилив  его  нейрохимическое  наследие;  новое  средство  должно  помочь
человеку полностью использовать все, что дано  ему  от  рождения  и  что
семья и различные общественные институты за первые  два-три  года  жизни
уничтожают или извращают до неузнаваемости.
   -  Если  вы  так  считаете,-  холодно  заметил.  Незрин,-  то  почему
связываете все свои исследования с попыткой изменить генотип? Почему  вы
с  вашей  логикой  не  попробовали  химически  -  как  другие  пробовали
психологически -  преодолеть  препятствия,  мешающие  полному  раскрытию
человеческих способностей?
   - Вы совершенно не  способны  понять,  о  чем  я  говорю.  Бесполезно
преодолевать боль в гангренозной ноге. Ногу нужно ампутировать.
   - Следует ли считать, что стремление к  образованию  или,  скорее,  к
преобразованию имеет для вас меньшее значение, чем желание изменить свою
сущность?- спросил Незрин.- Ведь вы прекратили работу по  активации  или
реактивации клеток человеческого мозга. Я имею в виду мозг людей,  менее
талантливых, чем вы. И вот, посчитав себя  равным  Прометею,  вы  решили
придать человеческому мозгу качества, не свойственные ему от природы.
   Незрин замолчал, прикрыв глаза, мысленно любуясь  портретом,  который
сам  создал.  Потом  открыл  глаза,  сравнивая  созданный  им  образ  со
скучающей  физиономией  Гвидо,  откинувшегося  в  кресле.  "Пути   науки
неисповедимы",- подумал он.
   Гвидо зевнул и лениво проронил:
   - Природа делает все, что может. Но у нас получается лучше.
   - По первым вашим открытиям этого не скажешь. Не удивительно, что все
племя биологов, не чувствуя опасности, без устали возносило  вам  хвалы.
Но чествования закончились, как только вы сделали последний штрих  и  об
этом стало известно. Ваше открытие не менее важно с точки зрения  науки,
чем все  предыдущие,  и  все  же  моральный  и  социальный  аспекты  его
применения - поскольку дело  касалось  совершенно  новой  субстанции,  о
которой никто до вас и не подозревал, - вызывали у  ваших  коллег  самые
мрачные предчувствия.
   Гвидо слушал с отсутствующим видом.
   - Для этого вы использовали бета-ацетоксиэтил-три-метил-аммоний  или,
если вы не любите слишком точных формул, ацетилхолин.
   - Совершенно верно,- кивнул Гвидо. Внезапно лицо Незрина просияло.
   - Мой дорогой Гвидо!  Надеюсь,  вы  не  считаете  меня  суеверным.  Я
никогда  не  верил  в  мистическую  связь  между  людьми  и  вещами.  Но
согласитесь, поневоле задумаешься, когда дело касается вашего пребывания
здесь и выбора ацетилхолина для ваших  экспериментов.  Я  позволил  себе
назвать вещество его полным именем вовсе не для того, чтобы похвастаться
перед вами знаниями и памятью. Чтобы произвести на вас впечатление,  мне
понадобилось бы гораздо  больше  и  того,  и  другого.  Я  просто  хотел
подчеркнуть одно из самых странных совпадений... Этот химический  термин
напоминает нам, что медиатор, о котором уже упоминалось,-  сложный  эфир
холина, а  холин  имеет  нитрогенную  основу,  производную  от  аммония.
Аммоний! Поразительно! Как странно  произносить  это  слово,  когда  вы,
Гвидо Андреотти, здесь, в  этом  оазисе.  Оазисе,  который  в  древности
назывался точно так же - Амоний. Ведь это имя дали ему ваши предки!
   - Я приехал сюда совсем не поэтому,- сказал Гвидо.
   - Дело не только в совпадении названий,- продолжал Незрин.- Хлористый
аммоний и другие соли аммония были известны  очень  давно.  Аммоний  был
назван в честь Амона. И даже не самого Амона, а его  храма  Хат-ан-Шо  в
Сивахе. И знаете почему? Потому что вещество экспортировалось  в  Италию
только из этого района. Две тысячи лет  назад  Сивах  был  уже  известен
римлянам. Они приезжали сюда не только потому, что верили его  оракулам,
но и для того, чтобы запастись хлористым аммонием. Тогда этим занимались
купцы. Они сами производили его. Знаете как? Сжигая навоз  верблюдов.  В
химии это называется сублимацией, не так ли? Все это не лишено смысла.
   Гвидо вспомнил и разрушенный храм Амона, где Вана прочитала ему  "Суд
сердца" и "Декларацию невинности" из "Книги мертвых". Где она говорила с
ним о справедливости и правде, доброте и любви к человеку.  Он  напрасно
старался  связать  эти  расплывающиеся  образы  с  химической  формулой,
которой он посвятил жизнь.
   Гвидо подумал, что не видит между ними ни логической, ни  мистической
связи.
   Во всем мире происходят такие удивительные  и  абсурдные  совпадения,
иррациональные чудеса, в которых человек всегда ищет присутствие некоего
туманного божества. Сегодня, как и всегда,  на  первом  месте  в  списке
случайностей  жизни  одушевленная  материя  -  явление,  в  котором  все
происходящее необходимо и бессмысленно одновременно!
 
*** 
 
   Несколько минут мужчины молчали. Возможно, они думали, как прекратить
эту дуэль. Вместо того  чтобы  обрушивать  на  противника  град  научных
терминов, доказывать очевидное, подчиняясь непонятной силе и  обольщаясь
надеждами, которым не суждено сбыться, почему  бы  им  не  поговорить  о
любви, поговорить честно, открыто и доброжелательно? Или распахнуть окно
и ощутить душистый ветерок, шевелящий кроны деревьев? Почему бы им,  как
часто делали Гвидо и Мехди, не пойти, взявшись за руки, на  улицу  и  не
восхититься мастерами  древности,  извлекавшими  пользу  даже  из  самых
неудобоваримых  вещей?  Почему  не  посмеяться  ласково  над   древними,
перевозившими в своих галерах кувшины с верблюжьим дерьмом, чтобы с  его
помощью воскурить богам фимиам?
   Наконец Гвидо нарушил молчание:
   - Конечно, аммоний не благоухает,  но  из  него  получается  отличное
удобрение.
   - И неплохие бомбы,- добавил Незрин.-  Люди  похожи  на  Амона  и  на
аммоний: они способны на все - злое и доброе.
   - Они творят зло, потому что недостаточно умны,- заметил Гвидо.
   Незрин вздохнул:
   - Вернемся к разговору о вашем веществе, ацетилхолине. И о  том,  как
вы  хотели  применять  его  для  улучшения  человеческих   способностей,
которые, как вы считаете, используются неадекватно.
   Незрин поудобнее устроился в бархатном кресле, сложил руки,  взглянул
на потолок, точно профессор, уставший от лекции.
   Он обратился к Гвидо, не глядя на него:
   - Не стану спорить с вами о физиологическом происхождении  медиатора.
Я недостаточно компетентен в этом вопросе. О его существовании и составе
кое-что уже известно. Но его действие по-прежнему остается  неясным.  Мы
совершенно не знаем, как и почему срабатывает ацетилхолин. Проще  говоря
(вы ведь не любите усложнений), он производится  определенными  клетками
коры  головного  мозга  и  имеет  наркотические  свойства,  сходные   со
свойствами опиума.
   Гвидо почувствовал, что не может не вмешаться:
   - Что ж, давайте поговорим об ацетилхолине, который вам так нравится.
Это вещество  умнее,  чем  вы  думаете.  Оно  способно  влиять  на  свой
собственный синтез, как бы это ни шокировало вашу железную логику. Более
того, оно в какой-то мере освобождает  нервные  волокна.  Точно  Моисей,
который вывел свой народ из примитивного мира пирамид.
   - Это и есть хваленая свобода, которой вы столь преданы? Но когда  вы
работали с гамма... простите, с ГАМК, вам недостаточно  было  воссоздать
его свойства или выделить его  природным  способом.  Нет,  вы  не  могли
первым синтезировать ацетилхолин. Другие уже сделали это за сто  лет  до
вас. Поэтому вам нужно было шагнуть дальше, что вы и  сделали.  Впрочем,
вы не стали, как Сганарель, "менять все  это".  Вы  изменили  лишь  один
элемент в молекуле ацетилхолйна. Лишь один. Отделили одну группу СНз  от
азотного радикала.
   Не теряя своего  аристократического  хладнокровия,  Незин  достал  из
нагрудного кармана ручку, отвернул манжеты  с  сапфировыми  запонками  и
быстро начертил прямо на белоснежной скатерти сложную  формулу.  Холеным
пальцем он ткнул в группу СНз в правом нижнем углу.
   - Пожалуй, вы сами обрекли себя на это вынужденное путешествие -  ваш
гений вызывал у коллег лишь громкие похвалы и тайную зависть.
   Незрин вздохнул и снова пустился в долгие рассуждения:
   - Ацетилхолин, конечно, умели разлагать на элементы и до вас. Но  его
могли  расщепить  только  Полностью.  Вычленить  отдельные  элементы  не
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 20 21 22 23 24 25 26  27 28 29 30 31
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (5)

Реклама