Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Пол Андерсон Весь текст 389.34 Kb

Нелимитированная орбита

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13 14 15 16 ... 34
конституционалистическому образу жизни, отменен.
     На Земле теперь вы были бы не в худшем положении, чем прежде, но и не
в лучшем, хотя  в  послании  содержится  намек  на  дальнейшие  уступки  в
будущем. Вас приглашают вернуться. Это все. Других сообщений не поступало.
На мой взгляд, этих  данных  явно  недостаточно  для  того,  чтобы  на  их
основании принять такое ответственное решение.
     -  Продолжение  полета  -  решение  гораздо  более  ответственное,  -
возразил Де Смет. Он наклонил вперед свою  грузную  фигуру,  пока  она  не
заполнила весь экран. Голос его был жестким и суровым. -  Мы  были  людьми
знающими, материально хорошо обеспеченными. Я  даже  могу  взять  на  себя
смелость заявить, что Земля нуждается  в  нас,  особенно  тех,  кто  имеет
технические специальности. Согласно вашему  же  собственному  утверждению,
Растум - это мрачная  и  страшная  планета.  Многим  из  нас  суждено  там
погибнуть. Почему же нам не вернуться домой, раз есть такая возможность?
     - Домой, - прошептал кто-то.
     Это слово ворвалось во внезапную тишину, как звук воды, наливаемой  в
чашку, и, наконец, оно заполнило ее до краев и выплеснулось наружу. Коффин
сидел,  прислушиваясь  к  голосу  своего  корабля,  к  шуму   генераторов,
вентиляторов, регуляторов, и даже в этом звуке ему скоро  стала  слышаться
частая пульсация: "Домой, домой, домой..."
     А у него дома не было. Отцовскую церквушку снесли и поставили  на  ее
месте восточный храм; леса, где прежде пылал октябрь, вырубили,  и  вместо
них туда протянулось еще одно щупальце  города;  гавань  обнесли  забором,
чтобы строить там планктонную ферму. Ему остались только холодная  надежда
неба, да еще корабль.
     Молодой мужчина сказал, словно обращаясь к самому себе:
     - У меня там осталась девушка.
     - А у меня была своя собственная подлодка, - отозвался другой.  -  Я,
бывало, проводил исследования в окрестностях  Большого  Рифового  Барьера,
частенько принимая воздушные пузыри за жемчужины, и гонялся за  ними,  или
же просто болтался на поверхности.
     Вы не можете себе представить, какими голубыми могут быть волны. А на
Растуме, говорят, спускаться вниз с горных плато нельзя.
     - Но в нашем распоряжении была бы целая планета, -  возразила  Тереза
Дилени.
     Какой-то человек с благородной внешностью ученого ответил на это:
     - Дорогая моя, может быть, как раз в этом-то вся и беда.  Три  тысячи
человек,  включая  детей,  в  совершенной  изоляции  от  всего  остального
человечества. Можем ли мы надеяться, что нам удастся создать  цивилизацию?
Или хотя бы поддерживать ту, что есть?
     - Вся беда, папаша, - сухо сказал офицер рядом с ним, -  состоит  для
тебя в том, что на Растуме нет средневековых манускриптов.
     - Я согласен признаться в этом, -  заявил  ученый.  -  Да,  я  всегда
полагал, что  важнее  всего  научить  детей  пользоваться  своим  разумом.
Однако, если оказывается возможным сделать это на Земле... В конце концов,
много ли шансов на то, что первые первые  поколения  Растума  будут  иметь
возможность и время на размышления?
     - Будут ли вообще на Растуме следующие поколения?
     - Сила тяжести, на 0,25% превышающая земную -  боже!  Я  лишь  теперь
начинаю это понимать.
     - Синтетика, год за годом одна синтетика и гидропоника, до  тех  пор,
пока мы не создадим экологию. На Земле хоть иногда перепадали бифштексы.
     - Моя мама не смогла лететь. Она слишком слаба. Но она  заплатила  за
десятки лет своего сна, отдала все свои сбережения...  в  надежде,  что  я
вернусь.
     - Я проектировал небоскребы. А на Растуме, пока я буду жив,  вряд  ли
построят нечто большее, чем бревенчатую избу.
     - Вы помните, как светит Луна над Большим Каньоном?
     - А помните Девятую Бетховена в Концертном зале Федерации?
     - А эту маленькую смешную старую таверну на Среднем  уровне,  где  мы
пили пиво и пели немецкие песенки?
     - А помните?
     - А помните?
     Тереза Дилени крикнула, заглушая все голоса:
     - Именем Энкера! О чем вы думаете-то? Зачем  тогда  было  добровольно
лететь?
     Шум стал умолкать,  не  сразу,  но  постепенно  и,  наконец,  Коффин,
стукнув кулаком по столу, призвал к порядку. Он посмотрел  прямо  в  глаза
Терезы, спрятанные под маской, и сказал:
     - Благодарю вас, мисс Дилени. Я уже  ожидал,  что  сейчас  кто-нибудь
даст волю слезам.
     Одна из девушек действительно всхлипнула под маской.
     Чарльз Локейбер, представитель колонистов "Курьера", кивнул:
     - Да, это настоящий  удар  по  нашей  целеустремленности.  Если  б  я
чувствовал,  что  этому  посланию  можно  доверять,   я   сам,   возможно,
проголосовал бы за возвращение.
     - Что? - квадратная голова Де Смета вынырнула из плеч.
     Локейбер печально улыбнулся:
     - Правительство с каждым годом становилось все деспотичнее, -  сказал
он. - Оно было не против избавиться от нас навсегда. Но теперь,  возможно,
оно об этом пожалело, не потому что со временем мы  могли  превратиться  в
живую угрозу, а потому, что мы были бы губительным примером - там наверху,
на звездном небе.
     Или просто потому, что мы были бы - и все. Предупреждаю,  я  не  могу
ничего утверждать, но, вполне возможно, правительство решило, что  мертвые
мы безопаснее,  и  хочет  заманить  нас  в  ловушку  этим  посланием.  Для
диктаторского режима это вполне характерно.
     - Из всех  фантазий...  -  задыхаясь,  произнес  неизвестный  женский
голос.
     - Не таких уж безосновательных, как ты, возможно, думаешь, дорогая, -
перебила ее Тереза. - Я читала кое-что по истории - я имею в  виду  не  те
насквозь процензурированные книжонки, которые сейчас называются учебниками
по истории - я не исключаю возможности, что Чарльз прав. Но есть и  другая
возможность, не менее опасная. Возможно,  послание  вполне  искреннее.  Но
будет ли оно все еще соответствовать действительности, когда  мы  вернемся
назад? Вспомните, сколько времени это займет. И  даже  если  бы  мы  могли
вернуться к завтрашнему вечеру, где гарантия, что нашим детям  или  внукам
не придется страдать от тех же самых бед, от которых страдали мы, и что  у
них будет шанс освободиться подобно нам, улетев на другую планету?
     - Значит, вы голосуете за продолжение полета? - спросил Локейбер.
     - Да.
     - Умница, девочка. Я с тобой.
     Киви поднял руку. Коффин дал ему слово.
     - Мне кажется, команда тоже имеет право голоса, - сказал он.
     - Что? - Де Смет побагровел.
     Некоторое время он не в силах был вымолвить ни одного слова и  только
издавал какое-то индюшачье кудахтанье, затем, наконец, взял себя в руки  и
сказал:
     - Неужели вы всерьез полагаете, что имеете право оставить нас в  этом
подобии ада, а сами затем вернетесь на Землю?
     - Откровенно признаться, -  улыбнулся  Киви,  -  Я  предполагаю,  что
команда предпочла бы вернуться сразу. Лично я - без всяких сомнений.
     - Я уже объяснял вам, как недальновидно это было  бы  с  вашей  точки
зрения, - вмешался Коффин. - Космические полеты всегда  были  невыгодны  с
финансовой стороны. Они  всегда  оставались  лишь  научными  достижениями,
открытиями, чем-то нематериальным, если хотите.
     До тех  пор,  пока  у  людей  не  появится  заинтересованность  в  их
использовании, полеты не будут осуществляться. Успешное  развитие  колонии
на Растуме станет стимулом для возрождения космического флота.
     - Это ваше личное мнение, - сказал Киви.
     - Я надеюсь, вы не  забыли,  -  сказал  молодой  мужчина  с  глубоким
сарказмом в голосе, что каждая секунда,  которую  мы  проводим  в  спорах,
означает удаление от дома на сто пятьдесят тысяч километров?
     - Не дергайся, - успокоил его Локейбер. -  Какое  бы  решение  мы  ни
приняли, все равно твоя девушка превратится в старую каргу  еще  до  того,
как ты достигнешь Земли.
     Де Смет все еще бросался на Киви.
     - Ты, вшивый извозчик, если ты думаешь, что можешь поступать с  нами,
как с пешками...
     Киви в ответ огрызнулся:
     - Если ты не будешь выбирать выражения, жирный болван, я сейчас приду
на твой корабль и запихну тебя в твою же собственную глотку.
     - К порядку! - воскликнул Коффин. - К порядку!
     Вторя ему, Тереза крикнула:
     - Пожалуйста... ради жизни всех нас... разве вы  не  знаете,  где  мы
находимся? Всего лишь тонкая стенка в несколько сантиметров  отделяет  нас
от пустоты! Пожалуйста, не надо ссориться,  иначе  мы  никогда  не  увидим
больше вообще никакой планеты!
     Но в ее голосе не слышно было ни слез,  ни  мольбы.  Он  был  подобен
голосу матери, (что было странно для незамужней  женщины),  и  этот  голос
подействовал на грызущихся мужчин лучше, чем окрик Коффина.
     Наконец, адмирал флотилии сказал:
     - Пока достаточно. Все слишком взволнованы, чтобы  быть  в  состоянии
принять разумное решение. Прения откладываются на четыре дежурных периода,
то есть на шестнадцать часов. Обсудите проблему со  своими  товарищами  по
кораблю,  выспитесь  и  представьте  согласованное  решение  на  следующем
собрании.
     - Шестнадцать часов? - взвизгнул кто-то. - А вы отдаете  себе  отчет,
какое расстояние это добавит при возвращении?
     - Ну, вот что, - заявил Коффин. - Всем,  кому  хочется  поспорить,  я
могу предоставить такую возможность в тюремной камере. Все свободны!
     Он выключил экран.
     Киви, немного успокоившийся, доверительно ему улыбнулся.
     - Такое обещание почти всегда действует успокаивающе, нет?
     Коффин рванулся из-за стола.
     - Я ухожу, - сказал он. Собственный  голос  показался  ему  грубым  и
незнакомым. - Займитесь своими делами.
     Никогда прежде не чувствовал он себя таким одиноким, даже в ту  ночь,
когда умер отец. "О, великий боже, твой глас являлся Моисею в пустыне, яви
же  сейчас  свою  волю".  Но  бог  молчал,  и  Коффин  слепо  потянулся  к
единственному другому источнику помощи, мысль о котором могла прийти ему в
голову.



                                    3

     Облачившись в скафандр, Коффин  на  секунду  задержался  в  воздушном
шлюзе, прежде чем выйти в открытый космос.
     Он уже двадцать пять лет как стал звездолетчиком - целая эпоха,  если
учесть еще время, которое он провел в усыпленном состоянии, но до сих  пор
так  и  не   привык   воспринимать   открытое   мироздание   без   чувства
благоговейного страха. Бесконечная тьма  сверкала  и  переливалась:  везде
звезды  и  звезды,  доходящие  до  яркого   водопада   Млечного   Пути   и
устремляющиеся дальше, в  другие  Галактики  и  группы  Галактик,  до  той
границы, где вблизи от Земли рождался свет, который сейчас можно  было  бы
уловить телескопом.
     Глядя из шлюза вдаль,  мимо  паутины  радиоустановок  и  мимо  других
кораблей, Коффин почувствовал себя затерянным в этом  огромном  абсолютном
безмолвии. Но он знал, что на самом деле эта пустота пылала и грохотала от
смертоносных энергий, взбалтываемых потоками газа и пыли,  более  тяжелой,
чем планеты, что ее мучили родовые  схватки  при  появлении  новых  солнц.
Вспомнив об этом, он вдруг поймал себя на ужасной мысли: "Я - ничто  иное,
как я", и под мышками у него выступили темные круги от пота.
     Такую картину человек  мог  наблюдать  только  в  пределах  Солнечной
системы. Полеты с полусветовой скоростью позволяли людям проникать  дальше
в просторы космоса, но за это пришлось платить дорогой ценой: человеческое
сознание часто не выдерживало, оно разрывалось, словно  материя,  и  тогда
очередного безумца усыпляли и запихивали  в  саркофаг.  Помраченный  разум
вновь рисовал небо, звезды, толпой  бегущие  навстречу  кораблю,  который,
наконец, погружался в облако допплеровской адской тоски.
     На  траверзе  призрачно  мерцали  созвездия:  Коффин  вглядывался   в
темноту. Если смотреть в направлении кормы,  Солнце  все  еще  было  самой
яркой точкой на небе, но приобретало какой-то  зловещий  красный  оттенок,
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13 14 15 16 ... 34
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама