Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!
Aliens Vs Predator |#5| Final fight

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Научная фантастика - Евгений Филенко Весь текст 323.9 Kb

Шествие динозавров

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 28
неприлично, а вы, как я подозреваю, дельтаплан видали только на картинках.
Или как там у  вас  пелось:  "Вот  я  надену  два  крыла..."  Не  помните?
Чрезвычайно кудлатый молодой человек в костюме, специально  подчеркивающем
гениталии, как бишь его...
     - Отчего ж не подчеркнуть, коли есть что, - ворчу я.
     -  И  потом,  здесь  попросту  рукой  подать  до  моей  квартиры.   Я
рассчитывал  продолжить  беседу  в  домашнем  комфорте,  у   комелька.   В
темпоральной клинике вам неуютно. И светло,  и  холодно.  У  меня  бы  вам
понравилось. Полумрак, свечи. Тихая  музыка,  старинный  клавесин.  Уверяю
вас, такого клавесинного концерта вам слышать не  доводилось.  Неизвестный
Вивальди! Красивые женщины в изысканных туалетах. Согретое красное вино  в
хрустале.
     - Неужто не побороли зеленого змия?!
     -  Малопродуктивное  занятие,  -  фыркает  он.  -  Есть  иные,  более
достойные   противники...   Вы   расслабитесь,   и   нам   легче    станет
договариваться.
     - Квартирка, небось, коммунальная? Или и впрямь "к двухтысячному году
каждому - отдельное жилье"?
     - Я полагаю, еще в ваше время стало очевидно, что это был всего  лишь
красивый лозунг. Так сказать, манящий горизонт. Вы же не могли без светлых
путей. "Пятилетку в три года... догнать и  перегнать  Америку...  нынешнее
поколение советских людей будет жить  при  коммунизме..."  Легко  называть
срок, зная наверняка, что не доживешь и с тебя не спросят. Но с  жильем  у
нас нынче неплохо. Правда, растем не вширь, как вы, а  все  больше  вверх:
землица дороговата. И вас, если согласитесь, обустроим.
     - Знаете что... - тяну я, не  двигаясь  с  места.  Пусть  лучше  меня
удавят, чем я ступлю на эту сеточку. - Может быть, не станем откладывать в
долгий ящик и все обсудим прямо тут? В конце концов, я согласен  вернуться
в эту... гм... темпоральную клинику.
     - Э, да вы трусите, голубчик! - он изображает крайнее изумление.
     - Да, трушу, - объявляю я почти с гордостью. - А вы чего ждали? Я  не
верхолаз, не парашютист.  Я  обычный,  нормальный  человек,  "человек  без
свойств"...
     - Музиля, допустим, вы не читали. Может быть, и не напрасно,  не  лег
бы он вам на душу.
     - ...а вы решили подловить меня. Припугнуть. Подумали,  что  увижу  я
эти ваши ненормальные "Саратовы" и сразу поверю байкам про шестьдесят семь
лет!
     - Да вы уже поверили, - ухмыляется он. - Это вам инерция  восприятия,
точнее  -  неприятия,  мешает.  Хоть  и  мните   вы   себя   в   оппозиции
господствующему мировоззрению, а голова у вас не менее  прочих  замусорена
дурно понимаемым материализмом. Ни в Бога-то вы не верите, ни в черта,  ни
в инопланетян.
     - Ни в снежного человека, -  подхватываю  я.  -  Ни  в  Несси.  Ни  в
шестьдесят семь лет и... сколько там месяцев? Сами, небось, забыли?
     - Ну и зря. Снежный человек у нас под защитой закона.  Несси  никакой
нет. А я есть. Дан вам в ощущениях.
     - А инопланетян вы мне тоже дадите ощутить?
     - Сколько угодно! - он обещающе выставляет перед собой  широкую,  как
разделочная доска, ладонь. - Если пойдете на сотрудничество.
     -  Опять  это  условие!  Да  что  вы  привязались  ко  мне  с   вашим
сотрудничеством?! Какой вам от меня прок?
     Он не успевает ответить.
     На площадку,  галдя  и  хохоча,  вываливается  стайка  молодежи.  Все
загорелые, как и мой спутник - до сих пор не удосужился  узнать  его  имя.
Высоченные,  упитанные,  гладкие.  Что  парни,  что   девицы   -   завиты,
подстрижены, намазаны. В пестрых и до чрезвычайности легких одеждах. Такое
ощущение, что температура воздуха не имеет для них значения.  На  одной  -
юбчонка  в   две   пуговицы,   скорее   даже   набедренная   повязка,   да
кофточка-разлетайка, под которой привольно  скачут  круглые,  как  мячики,
загорелые цицки. И другие ничем не плоше. А среди этого попугайника...
     Приземистый, плотный, как рекламная тумба. Без  плеч  и  без  шеи.  В
тяжелом, на манер монашеского, сером балахоне. Ног не видно. Зато рук - не
две, не четыре,  даже  не  восемь.  Венчик  многосуставчатых  конечностей,
которые судорожно сокращаются, хватают пустоту. Лица нет.  Вместо  него  -
овальная, белесая с радугой линза. И безгубая влажная щель чуть ниже.
     Машинально фиксирую взглядом среди толпы еще такого же монстра.
     До гологрудой девицы мне уже дела нет. Но я  здесь  единственный,  на
кого присутствие чудовищ производит  впечатление.  Для  прочих  они  не  в
диковинку. Свои.
     Шумная компания вступает на мостик. Ни на миг  не  задержавшись,  без
тени колебаний несется сквозь облака к темной громаде  "Саратова-13".  Мой
незнакомец уступает им дорогу, кое с  кем  обмениваясь  кивками.  Кажется,
один из кивков адресован мерзким уродам в балахонах.
     - Вот видите, обошлось без условий, - говорит он, и  направляется  ко
мне. - Мы их так и называем: Звездные Капуцины.  Они  не  обижаются,  хотя
поначалу полагали, что речь идет не о монашеском ордене, а об обезьянах...
Итак, вернемся в клинику?
     - Подождите, - говорю я. - Что за спешка, в самом деле. Надо человеку
адаптироваться.
     И, обмирая всей душой, делаю первый шаг в ледяную пропасть...



                                    5

     Должно  быть,  я  очнулся  раньше,  чем   следовало.   Вокруг   меня,
распяленного на чем-то жестком, скорее всего -  сырых  неструганых  досках
типа "горбыль", звучали голоса. Речь  была  явно  не  родная.  Однако  же,
слова, произносимые во вполне  обыденных  интонациях,  были  мне  понятны.
Негромко обсуждалось, стоит ли возжигать  все  светильники  зараз  или  же
"ниллган" - я с трудом подыскал этому понятию удобопроизносимый эквивалент
"тусклоглаз" - удовольствуется двумя пястями, не набросить ли все тому  же
"тусклоглазу" по  лишней  веревке  на  руки,  не  то  сорвется  до  исхода
церемонии, примется крушить алтарь, как в прошлое Воплощение...  "Что  еще
за зверь такой - "тусклоглаз", - подумал я не  без  усилия.  Мысли  звонко
бились о пустую внутренность черепа, как язык о медный колокол.  Из  этого
звона сама собой родилась истина,  которую  я  вынужден  был  принять  без
доказательств: это я - "тусклоглаз". Так называют в этом  мире  всех  нас,
вызванных из ада. Я вызван из ада, я лежу пластом, голый,  прикрученный  к
алтарю из паршиво обработанного  дерева,  и  это  меня  сейчас  подвергнут
Воплощению. Кстати обнаружилось, что глаза  мои  давно  открыты  и  заняты
тупым  созерцанием  высоких   каменных   сводов,   по   которым   метались
раскоряченные тени от факелов. Разило паленой шерстью. Я напряг  одубевшие
мышцы и повернул голову,  чтобы  увидеть  тех,  кто  говорил.  Мое  слабое
движение вынудило их прервать пересуды о деталях ритуала.
     - Бьеоверюйбо адиуйн бюнзоге! - провозгласили откуда-то сверху.
     "Тело соединилось с душой!" - откликнулся мой внутренний  переводчик.
Наверное, это была ключевая фраза к началу Воплощения. Гулко, с дребезгом,
застонал  гонг.  Каменный  мешок  озарился  прыгающим  светом.   Нестройно
рявкнули трубы. Я ощутил быстрые опасливые прикосновения к животу и ногам.
"Какого черта, что вам надо?!.." Но было уже ясно, что ни к чему  лезть  в
бутылку, а разумнее всего лежать себе тихо и ждать, когда  все  закончится
естественным образом. Конечно, смотря что под таковым понимать.
     Фигуры в черных бесформенных накидках кружили  надо  мной,  вразнобой
бормоча заклинания, иногда срываясь на истерические вскрики:

                   Члены твои нальются соками,
                   Мясо твое умягчится,
                   Жилы твои укрепятся,
                   И станешь ты - вода,
                   И станешь ты - глина,
                   И станешь ты - медь,
                   И станешь ты - человек,
                   Человек как мы,
                   Человек как ты,
                   Человек как бог,
                   Бог как человек...

     Чуть в стороне от кликуш недвижно стояли трое в кожаных  латах.  Лица
их на сей раз были открыты: одинаково грубые, иссеченные не то  морщинами,
не то шрамами, с одинаково застывшим выражением  зверского  мужества.  Мне
сразу стало понятно, отчего я - "тусклоглаз". По-волчьи глубоко упрятанные
под надбровья белки  моих  похитителей  светились  в  сумраке.  Если  быть
точным, они полыхали.

                   И разорвешь путы,
                   Словно зверь Уэггд,
                   И прочь извергнешь свою ярость,
                   И восстанешь как человек,
                   Человек как мы,
                   Человек как ты,
                   Человек как бог...

     Раскаленный гвоздь впился мне в колено. "А-а, мммать вашу!"  -  взвыл
я. И все взвыли, будто бродячая собачья свора в лунную ночь. Жгучие  уколы
сыпались на меня отовсюду и без разбора. Я извивался,  рвал  свои  путы  с
невесть откуда взятой нелюдской силой, мне даже удалось высвободить ногу и
наугад лягнуть одного из мучителей - тот с воплем укатился прочь.

                   И явишь кровь свою,
                   И явишь гнев свой,
                   И не станешь зверь Уэггд,
                   И станешь человек,
                   Человек как мы!..

     Трубы истошно визжали, истязатели в балахонах хрипло выкрикивали свои
заговоры, я вился винтом на  алтаре.  И  только  трое  в  латах  сохраняли
каменную безучастность.
     Горбыль подо мной выгнулся и с  треском  переломился.  Я  сел.  Трубы
моментально  заткнулись.  Балахоны  со  всхлипами  шарахнулись  рассыпную.
"Гады, - сорванным, плачущим голосом бормотал я,  стряхивая  с  ободранных
рук обрывки грубого  вервия.  -  Сейчас  устрою  вам  Воплощение...  зверя
Уэггд... пасскуды!" На  левой  грудной  мышце  отозвался  нытьем  багровый
кровоподтек - след от арбалетной стрелки. Я покосился  на  латников  -  те
сменили  позы.  Стояли  выставив  вперед  одну  ногу  и  вскинув  арбалеты
наизготовку. "Траханого черта вы меня возьмете..." Избавившись  от  уз,  я
замер - пусть зафиксируют меня своими гляделками-прожекторами, привыкнут к
моей недвижности. Арбалеты чуть заметно загуляли:  латники  поднапряглись,
пальцы онемели на спусковых крючках...
     Вот тогда-то я опрокинулся на спину, перекатился через себя, упал  за
алтарь, притих. До моего слуха доносилось шебуршание торопливых шагов. Они
потеряли меня, но приблизиться боялись. И правильно боялись.
     Что-то противно заскрежетало, посыпалась каменная труха.  Я  выглянул
из своего укрытия. Пусто. И тихо - если не считать треска чадящих факелов,
понатыканных по углам. Все куда-то сгинули, оставив  меня  одного  в  этом
склепе.
     Неужто я переусердствовал, "извергая свою ярость",  перепугал  их,  и
все пошло прахом?..
     Впрочем, вместо стены, у которой прежде истуканами  торчали  латники,
теперь разверзлась черная пасть прохода. Оттуда ощутимо тянуло сквозняком.
     "Двадцать пятый век до рождества Христова".
     Эта дикая мысль родилась  в  моем  мозгу  сама  собой  и  моментально
заполыхала там, как транспарант. Словно подошел срок, и невидимый  дирижер
моих поступков, он  же  по  случаю  переводчик,  раздернул  занавесочки  и
подбросил мне подсказку, загодя начертанную на ученической доске.
     Минус двадцать пятый век!
     Толща ненаступивших времен обрушилась  на  меня  тяжким,  неподъемным
гнетом, согнула в три погибели, смяла и расплющила. Я был один не только в
этом затхлом святилище  -  один  во  всем  мире,  во  всей  эпохе.  Голый,
беззащитный, смертельно перепуганный.  Воздух  не  поступал  в  сдавленное
железным обручем горло. Мне хотелось  плакать.  Обхватить  голову  руками,
забиться в самый дальний угол и беспомощно захныкать.
     И тогда была начертана новая подсказка.
     "Чего ты, в самом деле... Это же древний мир, ты как историк душу  бы
должен запродать за саму возможность одним глазком заглянуть в него! Вот и
пользуйся шансом, изучай. И не дрожи попусту. Ты ловок  и  силен,  сильнее
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 28
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама