Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!
Aliens Vs Predator |#5| Final fight

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Научная фантастика - Евгений Филенко Весь текст 323.9 Kb

Шествие динозавров

Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 28
изъясняетесь. Жуткая смесь воровской фени и тусовочного арго. Поддерживать
контакт подобными языковыми средствами способен лишь специалист  по  вашей
эпохе - вроде меня.
     - По эпохе, разумеется, перестройки и гласности?
     - Да нет. Мы называем ее иначе. Для большинства  ваших  современников
этот термин показался бы обидным...
     Несмотря на сатанинское палево, в помещении  отнюдь  не  жарко,  даже
наоборот. Я не  испытываю  ни  малейшего  дискомфорта  в  своей  курточке,
попиленных джинсах и кроссовках поверх шерстяных  носков.  Любопытно,  что
как раз ему должно быть зябко  в  его  прикиде.  Но  он  сидит  развалясь,
блаженствуя, будто  кот  на  солнцепеке.  Может  быть,  у  него  кресло  с
подогревом под задницей?
     - Не  морочьте  мне  голову,  -  говорю  нагловато.  -  Если  уж  вас
интересует  мое  мнение...  У  нашего  общества  нет  будущего.  Общество,
сжигающее свои архивы и библиотеки, обречено. Для смягчения  участи  скажу
также, что и у остального человечества, которое не мы, будущего тоже  нет.
СПИД, экология, то-се... Все закончится гораздо раньше и  противнее.  Хотя
вашу байку о крысином вирусе я воспринял не без интереса.
     - Есть будущее, Вячеслав  Иванович,  -  говорит  он  с  легкой  тенью
раздражения. - И у вашего общества, и всех остальных. Правда,  оно  сильно
отличается   от   того,   что   постулировалось   вашими   догматами.   До
справедливости и гармонии  еще  далеконько.  Но  все-таки  гораздо  ближе,
нежели в вашу эпоху.
     - Не смейте говорить: ваши догматы! - я отваживаюсь повысить голос. -
Никаких догматов у меня нет. И, если на то пошло, я не  во  всем  разделяю
политику партии и правительства. Даже сейчас.
     - Ну, допустим, в ваше время не разделять  официальную  точку  зрения
было хорошим тоном... А вот  когда  это  было  чревато  последствиями,  вы
сидели смирно и не высовывались. Как та крыса. И в архивы зарылись, потому
что наплевать вам стало на окружающую реальность. Будто одеяло  на  голову
набросили.
     -  Е-рун-да!  Я  профессиональный   историк.   У   меня   диссер   по
восточно-азиатской дипломатии на выходе.
     - И монография по культам личности в тумбочке. Вы начали  писать  еще
студентом, хотя отчетливо понимали, что работаете исключительно на себя, а
не на общество. В ту пору заниматься исследованием культов  личности  было
равноценно суициду. А вы  никогда  не  стремились  в  самоубийцы.  Настало
время, когда только ленивый не обличает сталинизм  и  не  катит  бочку  на
партию, но монография по-прежнему в тумбочке.
     Это он меня приложил. Никто в целом мире - даже, по-моему, Маришка  -
не мог знать, что хранится в самом глухом закутке  правой  тумбочки  моего
письменного стола. Неужели наши советские телефоны уже поставляются вместе
со встроенными телекамерами?..
     - Очень уж специфический  поворот  темы,  -  медленно,  для  отыгрыша
времени на раздумье, говорю я. - Меня занимали  не  столько  сами  культы,
сколько порождаемый ими механизм социальных провокаций. Я пока не пришел к
осознанию общих закономерностей.  Нахожусь  где-то  на  стадии  первичного
накопления информационного капитала. Писистратовы надувательства, убийство
Рема Гитлером, истребление Сталиным  большевиков  как  расчистка  посевных
площадей под марксистский фундаментализм, кубинские дела  о  наркотиках...
Все это шатуны и кривошипы, а механизм пока не виден. Кстати,  коль  скоро
вы из будущего... Не подскажете, чем кончилась эта контра между Ельциным и
Лигачевым? Брал Егор Кузьмич или нет?
     - Не подскажу, - ухмыляется  он.  -  По  крайней  мере,  сейчас.  Там
поглядим. Если вы пойдете на сотрудничество с нами. А иначе мы  изымем  из
вашей памяти все, что вообще касается этого разговора.
     - Снова по башке трахнете? Лихо вам удалось меня  раскрутить.  Знали,
на чем поймать. На интересе! И про монографию проведали. И про  зубы...  А
могу я взглянуть на свое досье? В Штатах это, по слухам, разрешено.
     -  Опять  же  после  вашего  согласия  на  сотрудничество.  И  строго
избранные места. Но дату и причину смерти мы все равно от вас  утаим.  Для
человека вашей эпохи такое знание обременительно.
     -  Нет,  вы  положительно  меня  интригуете...  Хорошо,  согласен  на
сотрудничество. Что от меня требуется? Кровавый росчерк в договоре?
     - Вячеслав Иванович, - сердится он, - я вижу, вы так  и  не  поверили
моим словам. Вот и дьявола приплели. Кровушку свою оставьте при себе,  она
у вас не Бог весть какая ценность. Придется  нам  покинуть  ненадолго  это
помещение и совершить маленькую экскурсию в _н_а_ш_ мир. Может  быть,  это
убедит вас в моей искренности, - он легко поднимается из кресла  и  теперь
нависает надо мной, как башенный кран. Родил же кто-то  такую  орясину!  -
Хотя должен уведомить вас заранее, что во все времена существовали способы
порождения   мнимых   реальностей.   Раньше   -   наркотики,   литература,
кинематограф. Сейчас мы умеем создавать  реальности,  достоверные  не  для
одного-двух, а для всех органов чувств. Это называется "фантоматика". Лема
по случаю не читали? Поэтому  надо  вам  знать,  что  если  я  захочу  вас
обмануть, то  непременно  обману,  и  вы  не  обнаружите  подлога.  Мнимая
реальность может быть  неотличима  от  истинной.  Но  я  даю  вам  честное
благородное слово, что пока не хочу вас обманывать.
     - Да будет вам... - я тоже встаю и озираюсь. Ни  черта  не  разобрать
из-за этого полыхания, где окна, где двери. - Куда прикажете?  А  руки  за
спину?
     - Прекратите  ерничать,  Вячеслав  Иванович,  -  он  протягивает  мне
обыкновенные темные очки. - Наденьте лучше, солнышко  наше  покажется  вам
излишне  ярким.  Что  поделаешь,  озоновый  слой  вы  порастранжирили,  мы
потихоньку заращиваем... И возьмите меня за руку. Не ровен час, грохнетесь
в обморок от впечатлений, такое тоже бывало...



                                    3

     Трамвай тащился через мокрый,  слякотный  город,  иногда  всем  своим
двухвагонным телом впадая в спазматическую безудержную  тряску.  Словно  у
него вдруг сдавали нервы. Я сидел, старательно пытаясь угодить в такт этим
судорогам. На коленях у меня  лежал  "Огонек".  Но  не  современный  имени
Коротича, который я предпочитал читать дома, на диване, часу этак в первом
ночи, когда исполнены  все  семейные  долги.  А  старый,  аж  17-го  года.
Состоящий из вестей с фронта пополам с  рекламой.  Чье  название  писалось
через твердый знак: "Огонекъ". Почти такой же по формату, но на плохонькой
бумаге и в две краски. И нужно было  уступить  трамвайной  падучей,  чтобы
разобрать хоть слово.
     Я с умилением полюбовался на двух солдатиков, куда-то ведших под рога
крутомордого бычка. Должно быть, на заклание для  нужд  российской  армии.
Затем, трепетно касаясь грязно-желтых от времени и  безобразного  хранения
страниц, погрузился в содержание. "Альбомъ парижскихъ  красавицъ...  за  8
руб. съ пересылкой... Е.Д.Урусовъ". - "Ишь ты, - подумал я,  усмехаясь.  -
Небось, порнуха какая-нибудь". Печально и устало глядел куда-то мимо  меня
мощный, похожий на пожилого бульдога "Его Императорское Высочество  принцъ
Александр Петровичъ  Ольденбургский,  верховный  начальникъ  санитарной  и
эвакуационной части". Мученически щурясь, я пробежал глазами небольшой, но
предельно паршивый "разсказ А.С.Грина". Даже и не упомню, вошел  ли  он  в
современные  собрания  сочинений.  Ну,  Грина  я  отроду   не   жаловал...
Полюбовался на коллаж "Герои и жертвы Отечественной войны 1914-1917 гг." -
все как на подбор с браво закрученными усами, глядели  орлами.  Исключение
составлял подпоручик П.А.Недавний. Ни усов,  ни  орлиного  взгляда.  Пацан
пацаном, даром что "нагр.орд.св.Стан.3 ст. и Анны 3 и  4  ст.".  Были  мне
представлены также "известный французский писатель  Октавъ  Мирбо"  -  мне
положительно неизвестный, "новый  японский  посолъ  в  Петрограде  виконтъ
Ушида" и "новая абисинская императрица  Зеодиту,  дочь  Негуса  Менелика",
статная  негритянка,  которую  в  нынешних  энциклопедиях  величали  когда
Заудиту, когда Зоудиту, и уже известно, что властвовала она неудачно... На
последней странице обложки донельзя счастливый буржуй в  халате,  потрясая
расписной коробкой, возглашал: "Коорин противъ запоровъ работает  пока  вы
спите". Сильно, видать, достал его недуг, коль он так радовался.
     За моей спиной в  сопровождении  родителей  ехал  младенец,  которому
путешествие активно не нравилось. Временами  он  громко,  на  весь  вагон,
взревывал. Поддатый папаша сей же час принимался его  стращать:  "Щас  вон
бабе-яге отдам!" Древняя бабулька  в  ветхом  пальтишке  и  грязно-зеленом
платке охотно включалась в действо:  "Чичас  баба  приберет,  у  ней  жить
будео-ошь, дак чо тогда?.." На переднем сидении, возложив  руки  в  тонких
перчатках на ручку "дипломата", горделиво присутствовал пожилой туз,  если
судить по затянутой в черную кожу спине и ондатровой, не  по  сезону  еще,
шапке. Спина тоже раскачивалась в трамвайном ритме, но амплитуда была чуть
раздольнее. Видно, и этот был подшафе... Что ж, выходной,  время  позднее,
не с работы же люди возвращаются. Это только я такой ненормальный. Да  еще
красивая,  пусть  не  первой  молодости,  дама  в  широкополой   шляпе   и
ослепительно-белом шарфе, с  царственной  небрежностью  обмотанном  вокруг
стоячего воротника короткого бежевого полупальто,  из-под  которого  сразу
начинались полные, однако  же  не  утратившие  стройности  ноги  в  черном
полиамиде. Дама стояла возле выхода, вперясь в  убрызганное  грязью  окно,
что она там видела - один Бог знает.
     Я не без труда  отвел  глаза  от  черного  полиамида  и  обнаружил  в
"Огоньке" рекламу еще одного средства  от  запоров  -  "Стомоксигенъ  Д-ра
Антона Мейеръ". Должно быть, накануне двух подряд революций  именно  запор
был  болезнью  века.  А  после  его  сменил  понос...  Господам  читателям
предлагалась также "Волшебство и магия. Самая полн.  книга.  Кажд.  можетъ
легко научиться. Ц. 1 руб.".  Я  бы  и  червонца  не  пожалел.  Тогда  все
обреченные архивы города были бы мои.
     Трамвай остановился, гулко сыграл дверями, и произошло то неизбежное,
чего я больше всего и опасался. В вагон поднялась Кодла, тотчас же во  всю
матушку врубила  кассетник  и  принялась  меж  собой  общаться.  Кассетник
огласил окрестности нытьем безымянного исполнителя о любви и о розах. Судя
по голосу, нытик был еще и кастратом,  так  что  вполне  мог  ограничиться
одними  розами.  Общение  же  состояло  по  преимуществу   из   ржания   и
звукоподражаний  выстрелам  и  ударам,  а  все   остальное   было   тупой,
неискушенный мат. Всякий раз, когда я возвращался  этим  трамваем  поздним
вечером, обязательно находилась Кодла, дабы испоганить мне  настроение.  И
всякий раз я порывался немедленно выйти, но  удерживался:  трамваи  в  эту
пору редки, да и на остановке меня ожидала точно такая же  Кодла,  она  же
встречала меня и в том трамвае, куда я хотел бы пересесть... Кодла жила по
своим законам, окружающие обычно ее не занимали. Она была  вещью  в  себе,
замкнутым социумом, и частенько, прокатившись без малейшего  поползновения
оплатить проезд, вываливалась  прочь,  в  темноту  и  слякоть.  После  нее
оставалась  лишь  вонючая,  перегарная,   никотинизированная,   напитанная
скрытой угрозой атмосфера. Но случалось и по-другому.  Кодла  Кодле  ЛУПУС
ЕСТ. Иной раз ее совокупное внимание все же переключалось вовне.  И  тогда
я, заранее уловив такое переключение, выскакивал на первой же остановке  и
старался не думать о том, что происходило в вагоне  _п_о_с_л_е_  меня.  Не
мне с моей конституцией встревать в истории.
     Этим вечером мне не повезло. Изматерившись с  головы  до  ног,  Кодла
скуки ради стала вязаться к даме. Кодлу чем-то привлекла шляпа.  Наверное,
тем, что ни одна из подружек Кодлы такой шляпы  отродясь  не  нашивала.  У
нормальных людей комплекс неполноценности выражается по-разному. Но только
Кодла находит в нем источник развлечения.
Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 28
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама