Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
История - Аматуни П. Весь текст 270.49 Kb

Если б заговорил Сфинкс...

Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 24
                               П.Г.АМАТУНИ

                        ЕСЛИ Б ЗАГОВОРИЛ СФИНКС...




                               НОЧЬ ПЕРВАЯ,
            или рассказ о событиях разрозненных и, как бусинки
            порванного ожерелья, закатившиеся у разные углы...


                                    1

     Земля в потемках - подобна  усопшему.  Ночью  она  -  что  завязанные
глаза. Что труп с заткнутыми ноздрями. Глаз не видит глаза! И змея  жалит.
И лев покидает свое логово. Молчит земля.
     Вот почему ночь хороша, когда человек дома, а его дыхание сливается с
дыханием семьи. Под открытым небом в такую пору - человек без головы...
     Так   думал   Нефр-ка,   третий   смотритель   ступенчатой   пирамиды
Неджерихета, притаившись у одной из гробниц, окружавших усыпальницу царя.
     Он с уважением поглядывал на пирамиду и старался не шуметь, чтобы  не
беспокоить дух Неджерихета - да и его друзей, привыкших к покою за  многие
десятилетия.
     Нефр-ка знал, что до вступления на трон фараон  был  человеком.  Зато
после магического обряда коронования он превращался в бога.
     А любое божество состоит из Силы и, как бы  это  сказать,  Тела,  что
ли... Оболочки. Эта его плоть творила волю Силы. Без  божественных  тел  в
мире царил бы хаос.
     Потому-то плоть божества условно называют рабом - хем. То есть  рабом
Силы. И обращаясь к фараону, говорят "Хем-ек", а говоря  о  нем,  вельможи
называют его "Хем-еф".
     А после смерти все фараоны, отдыхая телесно, продолжают - через  свои
незримые лучистые сущности - наблюдать за подопечными  и  их  потомками  и
даже могут, при необходимости, вмешаться в их дела.
     Поэтому здесь, в Городе мертвых, да еще ночью, лучше не терять к  ним
уважения.
     При воспоминании о душах усопших в груди Нефр-ка стало холодно, будто
в ней открылось окошко. Поймут ли они, почему он здесь в этот час?
     В смелости он уступал своему отцу Джеди,  кто  происходил  из  города
Джед-Снофру и дожил до совершеннейшей старости - ста десяти лет.  Тот  был
фокусником и чародеем, забавлявшим даже самого Хуфу, кто ныне  покоится  в
Великой пирамиде, севернее этих мест.
     Да, отец не зря слыл жизнелюбом. Говорят, однажды на царском пиру  он
съел половину быка и  запил  ста  кружками  пива!  О  другом  такое  и  не
придумают...
     А вот Нефр-ка не пошел в него. Он - обычный  богобоязненный  человек,
чтит предков, поклоняется Хефрэ и его небесным родственникам.
     От отца он унаследовал лишь охотничью страсть читать следы  и  как-то
необъяснимо чуять притаившегося неподалеку зверя - это он умел.
     Но здесь, ночью...
     Видно, не зря знающие  говорили  ему,  что  все  пространство  вокруг
заполнено всевозможными  мыслями  и  чувствами  и  если,  например,  страх
проникнет в твое сердце - средоточие ума, то по  этой  невидимой  тропинке
туда устремятся из окружающего воздуха его  "друзья":  родственное  всегда
идет к родственному.
     И человеку тогда может стать невыносимо жутко!
     А  чтобы  восстановить  внутреннюю  упругость  и  стойкость,  надобно
подумать о другом. Тогда иные, более приятные  мысли  и  чувства  заполнят
твою грудь и вытеснят страхи.
     Чтобы достичь этой цели, Нефр-ка стал думать о своем сыне Каре.  Сыну
исполнилось двадцать семь лет, и он рос копией деда. Так  же  как  и  тот,
стал фокусником и приобрел  немалую  известность.  Пожалуй,  он  превзошел
Джеди. Умеет дрессировать животных, творит чудеса на глазах и всех и  даже
отцу не раскрывает секретов своих проделок.
     Что же касается охоты - не уступает никому... кроме царя, разумеется.
     Нефр-ка вспомнил, как они придумали охотничью  игру:  один  уходил  в
пустыню или в заросли дельты и рисовал по пути определенные знаки. Немного
спустя второй тоже пускался в путь и по этим знакам отыскивал его.
     Нефр-ка на всякий случай начертил возле себя на  земле  круг  -  свой
опознавательный знак - и принялся размышлять о цели своей засады.
     Разумеется, не покойники тревожили  его.  Накануне  он  увидел  здесь
свежие следы человека, ведущие на запад  и  обратно,  но  обрывающиеся  на
камнях, и Нефр-ка вспомнил рассказы о грабителях усыпальниц.
     Если его предположение верно - дело может принять рискованный оборот,
и предусмотрительность не помешает.
     Чу!
     Обостренный  слух  уловил  чьи-то  шаги,  и  каждая   мышца   Нефр-ка
напряглась. Луна светила  ярко,  но  густая  тень,  отбрасываемая  стенами
гробниц, служила хорошим укрытием.
     Нефр-ка шепотом попросил богов воодушевить его и, зорко всматриваясь,
потер мочку уха, чтобы оно не уставало и не обманывало.
     И тут же увидел рослого незнакомца в темном переднике,  с  мешком  на
плече. Черты его лица издали, к тому же измененные лунным светом, казались
странными и даже уродливыми.
     Нефр-ка унял свое волнение, чтобы  душа  незнакомца  не  почуяла  его
душу, и неслышно двинулся за ним...
     "Ведь сегодня день Сета, - вдруг вспомнил Нефр-ка, - черный день,  не
предвещающий ничего приятного".
     Он стал еще осторожнее, но продолжал преследование, оставляя условные
знаки по пути. Незнакомец шел к ступенчатой пирамиде. Не доходя до высокой
и длинной стены, окружавшей ее, взял правее  и  направился  к  усыпальнице
какого-то вельможи, давным-давно засыпанной песком.
     Имя похороненного  нигде  не  сохранилось,  и  усыпальница  считалась
заброшенной.
     "Но зачем?! И кто он?.. Как поведут  себя  духи  знатных  предков?  А
боги: вмешаются или нет?"
     Обогнув угол усыпальницы,  грабитель  -  иначе  его  не  назовешь!  -
огляделся (Нефр-ка  вовремя  как  бы  превратился  в  камень)  и  принялся
молиться.
     Издалека едва доносилось его бормотание, и Нефр-ка снова обратил свои
помыслы к небу.
     - О великие дети Рэ-Атума - Шу и Тефнут, - шептал он, - родители Геба
и Нут, помогите мне! Только служение вам и верность тем, чьи тела покоятся
здесь, привели меня сюда... Укрепите мою силу и ловкость!..
     Он тщательно подбирал слова. Ведь обращение к богам - по существу, та
же жертва или приношение.
     Молитвой и заклинанием  человек  может  сделать  многое,  если  точно
знает, кого из богов, когда и как надо умиротворить. Лишь бы  не  упустить
нужного слова!
     А вот грабитель заведомо решился на святотатство и находился в худшем
положении: зло - плохой советчик...
     Помолившись, оба несколько успокоились надеждой  на  помощь  свыше  и
могли теперь не отвлекаться.
     Незнакомец, пыхтя, отваливал плоский камень,  стоявший  на  ребре,  и
Нефр-ка даже издали увидел за ним зловещий овал входа в гробницу!
     Это более чем  странно.  Входы  всех  гробниц  страны  Кемт  на  века
заваливались камнями и маскировались. Значит, этот  либо  устроен  заново,
либо найден людьми. Именно - людьми, потому что  духи  обходились  и  так:
стены им не помеха...
     Проникнув в отверстие, грабитель долго добывал огонь, зажег фитиль, и
пятно света в стене усыпальницы с  неровными  краями  стало  колебаться  и
тускнеть.
     Нефр-ка смело пробежал расстояние,  отделявшее  его  от  гробницы,  и
протиснулся в устье входа. Истина и боги на его стороне!
     Торопливо оставляя для Кара условные знаки, он почти добежал до  угла
и свернул влево, где совсем близко виднелся  качающийся,  словно  маятник,
силуэт незнакомца. Низкий потолок вынуждал обоих идти согнувшись,  к  тому
же  дым  и  пламя  светильника  мешали  грабителю,  который  то   и   дело
отворачивался и сердито сплевывал на гладкие камни пола.
     Нефр-ка извлек из-за  пояса  нож,  как  вдруг  приметил  другой  ход,
справа,  более  удобный  и  высокий.  Пораженный  тем,  что  грабитель  не
воспользовался им, Нефр-ка задержался, но задел лезвием ножа за  выступ  и
выронил свое единственное оружие. Оно звякнуло...
     Грабитель бросил огонь и рыгнул  в  сторону  преследователя.  Нефр-ка
инстинктивно развел руки, но ступни его стояли близко одна от другой, и он
потерял устойчивость.
     Они покатились по земле, кусая и царапая друг друга, рыча от гнева  и
боли, но не произнося ни слова, чтобы не всколыхнуть мир духов, населяющих
гробницу.
     Смотритель начал уставать первым:  он  чувствовал  твердость  мышц  и
молодую свежесть кожи противника. Ноги его, на беду,  свело  судорогой,  и
Нефр-ка на секунду обмяк. Этим  воспользовался  грабитель,  который  успел
заломить ему правую руку за спину и так нажал подбородком  на  плечо,  что
судорога охватила все тело, и Нефр-ка лишь смутно  почувствовал,  как  его
волокли по земле, затем камень под ним как бы  повернулся  на  оси,  и  он
провалился в бездну.
     Яма, поглотившая смотрителя, оказалась неглубокой,  но  неожиданность
падения, нервное напряжение и удар о ее дно лишили его сознания...



                                    2

     Дворец Хефрэ находился южнее столицы, за двойными стенами.  Восточная
наружная зубчатая стена имела два входа, указывая, что здесь живет  хозяин
Верхней и Нижней страны.
     От каждого из главных входов вели  аллеи,  оканчивающиеся  у  площади
перед  дворцом  -  большим  одноэтажным  зданием  из  дерева  и   кирпича,
расположенным в северо-восточном углу обширного двора.
     Колонны перед фасадом дворца поддерживали высокий - на уровне крыши -
помост, защищенный от солнца тентом. Здесь в  часы  приемов  восседали  на
троне царь и царица и взирали на своих подданных, распростертых на земле.
     Во дворце - трапезная, кухня, комнаты для особо торжественных приемов
и для отдыха, ванная и спальни. Плоская крыша с ажурными перилами  служила
террасой, устланной коврами и защищенной от солнца  тентом  на  деревянных
резных шестах. Этим уголком безраздельно пользовался сам Хефрэ.
     Отсюда ему был виден "деловой двор", расположенный за южной дворцовой
стеной: там склады, канцелярии,  место  для  экзекуций,  жилище  стражи  и
всякого рода мастерские.
     У главных входов - набережная и широкая лента Хапи, несущей свои воды
на север. На западе - редкие силуэты гробниц царей и вельмож...
     ...Ночь. Шустрый ветерок примчал прохладу с моря и резвился в пламени
множества светильников. Тишину  и  покой  дворца  не  нарушали,  а  скорее
приятно разнообразили хор лягушек на реке и прерывистое пение цикад.
     Хефрэ любил одиночество в такие часы на крыше  своего  дворца.  Он  и
сейчас лежал один на высоком ложе  из  черного  дерева,  устланном  мягкой
шкурой пантеры. Ложе опиралось на ножки, вырезанные в  виде  львиных  лап;
изголовье, сделанное из слоновой кости, имело форму полумесяца.
     Рядом, на круглом  столике,  -  тонкостенный  кувшин,  выточенный  из
цельного камня, наполненный пивом, и два бокала.
     - Сенеб! - раздался веселый голос, и перед  царем  появился  высокий,
тонкий в поясе, но широкий в плечах Мериб, младший брат и  любимец  Хефрэ,
меджех нисут, то есть начальник всех работ царя, зодчий,  спроектировавший
погребальные сооружения владыке Кемта.
     - Сенеб! - улыбаясь ответил Хефрэ на приветствие и, не  торопясь,  на
одних руках, поднялся, повернул свое холеной,  но  уже  полнеющее  тело  и
опустил ноги на пол.
     - О Хем-ек, видел я сейчас, какое тело у льва! - засмеялся Мериб.
     - Никогда не увидишь ты его  хрупким,  словно  кость...  -  хвастливо
заметил Хефрэ. - Самим Рэ послан я, послан Кемту!
     - Ты истинный Хор...
     - Я сын самого Рэ,  -  отчетливо  произнес  Хефрэ,  останавливая  его
движением руки и с любовью всматриваясь в узкое  лицо  брата,  с  тонкими,
изнеженными чертами и миндалевидными черными глазами.
     В  свою  очередь  и  Мериб  внимательно  следил  за  старшим  братом:
широкоскулое лицо с крупным носом, четкими надбровными  дугами  и  волевым
подбородком казалось надменным, а карие глаза сорокалетнего царя  смотрели
озорно и чуть смешливо.
     Мериб  привык  к  своему  особому  положению  в  царской  семье.  Ему
позволялось многое, и все же он не забывал, кто его брат, и  понимал,  что
может проявлять в его присутствии "вольность"  лишь  настолько,  насколько
Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 24
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама