Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
StarCraft II: Wings of Liberty |#20| Outbreak
StarCraft II: Wings of Liberty |#20| Outbreak
Объявление о переносе стрима по Starcraft 2!
Объявление о стриме!

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Классика - Лев Толстой Весь текст 229.11 Kb

Хаджи-Мурат

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 10 11 12 13 14 15 16  17 18 19 20
вами... Вам, господа, знакома, как, истина - один в поле не воин. Поэтому
все, чем я на службе моей, как, награжден, всё, как, чем осыпан, великими
щедротами государя императора, как, всем положением моим и, как, добрым
именем - всем, всем решительно, как... - здесь голос его задрожал, - я,
как, обязан одним вам и одним вам, дорогие друзья мои! - И морщинистое
лицо сморщилось еще больше. Он всхлипнул, и слезы выступили ему на глаза.
- От всего сердца приношу вам, как, мою искреннюю задушевную
признательность...
  Козловский не мог говорить дальше и, встав, стал обнимать офицеров,
которые подходили к нему. Все были растроганы. Княгиня закрыла лицо
платком. Князь Семен Михайлович, скривя рот, моргал глазами. Многие из
офицеров тоже прослезились. Бутлер, который очень мало знал Козловского,
тоже не мог удержать слез. Все это ему чрезвычайно нравилось. Потом
начались тосты за Барятинского, за Воронцова, за офицеров, за солдат, и
гости вышли от обеда опьяненные и выпитым вином, и военным восторгом, к
которому они и так были особенно склонны.
  Погода была чудная, солнечная, тихая, с бодрящим свежим воздухом. Со
всех сторон трещали костры, слышались песни. Казалось, все праздновали
что-то. Бутлер в самом счастливом, умиленном расположении духа пошел к
Полторацкому. К Полторацкому собрались офицеры, раскинули карточный стол,
и адъютант заложил банк в сто рублей. Раза два Бутлер выходил из палатки,
держа в руке, в кармане панталон, свой кошелек, но, наконец, не выдержал
и, несмотря на данное себе и братьям слово не играть, стал понтировать.
  И не прошло часу, как Бутлер, весь красный, в поту, испачканный мелом,
сидел, облокотившись обеими руками на стол, и писал под смятыми на углы и
транспорты картами цифры своих ставок. Он проиграл так много, что уж
боялся счесть то, что было за ним запи-
[127]
сано. Он, не считая, знал, что, отдав все жалованье, которое он мог взять
вперед, и цену своей лошади, он все-таки не мог заплатить всего, что было
за ним записано незнакомым адъютантом. Он бы играл и еще, но адъютант с
строгим лицом положил своими белыми чистыми руками карты и стал считать
меловую колонну записей Бутлера. Бутлер сконфуженно просил извинить его за
то, что не может заплатить сейчас всего того, что проиграл, и сказал, что
он пришлет из дому, и когда он сказал это, он заметил, что всем стало жаль
его и что все, даже Полторацкий, избегали его взгляда. Это был последний
его вечер. Стоило ему не играть, а пойти к Воронцову, куда его звали, "и
все бы было хорошо", - думал он. А теперь было не только не хорошо, но
было ужасно.
  Простившись с товарищами и знакомыми, он уехал домой и, приехав,
тотчас же лег спать и спал восемнадцать часов сряду, как спят обыкновенно
после проигрыша. Марья Дмитриевна по тому, что он попросил у нее
полтинник, чтобы дать на чай провожавшему его казаку, и по его грустному
виду и коротким ответам поняла, что он проигрался, и напала на Ивана
Матвеевича, зачем он отпускал его.
  На другой день Бутлер проснулся в двенадцатом часу и, вспомнив свое
положение, хотел бы опять нырнуть в забвение, из которого только что
вышел, но нельзя было. Надо было принять меры, чтобы выплатить четыреста
семьдесят рублей, которые он остался должен незнакомому человеку. Одна из
этих мер состояла в том, что он написал письмо брату, каясь в своем грехе
и умоляя его выслать ему в последний раз пятьсот рублей в счет той
мельницы, которая оставалась еще у них в общем владении. Потом он написал
своей скупой родственнице, прося ее дать ему на каких она хочет процентах
те же пятьсот рублей. Потом он пошел к Ивану Матвеевичу и, зная, что у
него или, скорее, у Марьи Дмитриевны есть деньги, просил его дать ему
взаймы пятьсот рублей.
  - Я бы дал, - сказал Иван Матвеевич, - сейчас отдал бы, да Машка не
даст. Они, эти бабы, очень уж
[128]
прижимисты, черт их знает. А надо, надо выкрутиться, черт его возьми. У
того черта, у маркитанта, нет ли? Но у маркитанта нечего было и пробовать
занимать. Так что спасение Бутлера могло прийти только от брата или от
скупой родственницы.




                                XXII


Не достигнув своей цели в Чечне, Хаджи-Мурат вернулся в Тифлис и
каждый день ходил к Воронцову и, когда его принимали, умолял его собрать
горских пленных и выменять на них его семью. Он опять говорил, что без
этого он связан и не может, как он хотел бы, служить русским и уничтожить
Шамиля. Воронцов неопределенно обещал сделать, что может, но откладывал,
говоря, что он решит дело, когда приедет в Тифлис генерал Аргутинский и он
переговорит с ним. Тогда Хаджи-Мурат стал просить Воронцова разрешить ему
съездить на время и пожить в Нухе, небольшом городке Закавказья, где он
полагал, что ему удобнее будет вести переговоры с Шамилем и с преданными
ему людьми о своей семье. Кроме того, в Нухе, магометанском городе, была
мечеть, где он более удобно мог исполнять требуемые магометанским законом
молитвы. Воронцов написал об этом в Петербург, а между тем все-таки
разрешил Хаджи-Мурату переехать в Нуху.
  Для Воронцова, для петербургских властей, так же как и для большинства
русских людей, знавших историю Хаджи-Мурата, история эта представлялась
или счастливым оборотом в кавказской войне, или просто интересным случаем;
для Хаджи-Мурата же это был, особенно в последнее время, страшный поворот
в его жизни. Он бежал из гор, отчасти спасая себя, отчасти из ненависти к
Шамилю, и, как ни трудно было это бегство, он достиг своей цели, и в
первое время его радовал его успех и он действительно обдумывал планы
нападения на Шамиля. Но оказалось, что выход его семьи, который, он думал,
легко устроить, был труднее, чем он думал. Шамиль захватил его семью и,
держа ее в плену, обещал раздать женщин по аулам и убить
[129]
или ослепить сына. Теперь Хаджи-Мурат переезжал в Нуху с намерением
попытаться через своих приверженцев в Дагестане хитростью или силой
вырвать семью от Шамиля. Последний лазутчик, который был у него в Нухе,
сообщил ему, что преданные ему аварцы собираются похитить его семью и
выйти вместе с семьею к русским, но людей, готовых на это, слишком мало, и
что они не решаются сделать этого в месте заключения семьи, в Ведено, но
сделают это только в том случае, если семью переведут из Ведено в другое
место. Тогда на пути они обещаются сделать это. Хаджи-Мурат велел сказать
своим друзьям, что он обещает три тысячи рублей за выручку семьи.
  В Нухе Хаджи-Мурату был отведен небольшой дом в пять комнат, недалеко
от мечети и ханского дворца. В том же доме жили приставленные к нему
офицеры и переводчик и его нукеры. Жизнь Хаджи-Мурата проходила в ожидании
и приеме лазутчиков из гор и в разрешенных ему прогулках верхом по
окрестностям Нухи.
  Вернувшись 8 апреля с прогулки, Хаджи-Мурат узнал, что в его
отсутствие приехал чиновник, из Тифлиса. Несмотря на все желание узнать,
что привез ему чиновник, Хаджи-Мурат, прежде чем идти в ту комнату, где
его ожидали пристав с чиновником, пошел к себе и совершил полуденную
молитву. Окончив молитву, он вышел в другую комнату, служившую гостиной и
приемной. Приехавший из Тифлиса чиновник, толстенький статский советник
Кириллов, передал Хаджи-Мурату желание Воронцова, чтоб он к двенадцатому
числу приехал в Тифлис для свидания с Аргутинским.
  - Якши, - сердито сказал Хаджи-Мурат. Чиновник Кириллов не понравился
ему.
  - А деньги привез?
  - Привез, - сказал Кириллов.
  - За две недели теперь, - сказал Хаджи-Мурат и показал десять пальцев
и еще четыре. - Давай.
  - Сейчас дадим, - сказал чиновник, доставая кошелек из своей дорожной
сумки. - И на что ему деньги? - сказал он по-русски приставу, полагая, что
Хаджи-Мурат не понимает, но Хаджи-Мурат понял и сердито взглянул на
Кириллова. Доставая деньги,
[130]
Кириллов, желая разговориться с Хаджи-Муратом, с тем чтобы иметь что
передать по возвращении своем князю Воронцову, спросил у него через
переводчика, скучно ли ему здесь. Хаджи-Мурат сбоку взглянул презрительно
на маленького толстого человечка в штатском и без оружия и ничего не
ответил. Переводчик повторил вопрос.
  - Скажи ему, что я не хочу с ним говорить. Пускай даст деньги.
  И, сказав это, Хаджи-Мурат опять сел к столу, собираясь считать деньги.
  Когда Кириллов вынул золотые и разложил семь столбиков по десять
золотых (Хаджи-Мурат получал по пять золотых в день), он подвинул их к
Хаджи-Мурату. Хаджи-Мурат ссыпал золотые в рукав черкески, поднялся и
совершенно неожиданно хлопнул статского советника по плеши и пошел из
комнаты. Статский советник привскочил и велел переводчику сказать, что он
не должен сметь этого делать, потому что он в чине полковника. То же
подтвердил и пристав. Но Хаджи-Мурат кивнул головой в знак того, что он
знает, и вышел из комнаты.
  - Что с ним станешь делать, - сказал пристав. - Пырнет кинжалом, вот и
все. С этими чертями не сговоришь. Я вижу, он беситься начинает.
  Как только смерклось, пришли из гор обвязанные до глаз башлыками два
лазутчика. Пристав провел их в комнаты к Хаджи-Мурату. Один из лазутчиков
был мясистый черный тавлинец, другой - худой старик. Известия, принесенные
ими, были для Хаджи-Мурата нерадостные. Друзья его, взявшиеся выручить
семью, теперь прямо отказывались, боясь Шамиля, который угрожал самыми
страшными казнями тем, кто будут помогать Хаджи-Мурату. Отслушав рассказ
лазутчиков, Хаджи-Мурат облокотил руки на скрещенные ноги и, опустив
голову в папахе, долго молчал. Хаджи-Мурат думал, и думал решительно. Он
знал, что думает теперь в последний раз, и необходимо решение. Хаджи-Мурат
поднял голову и, достав два золотых, отдал лазутчикам по одному и сказал:
  - Идите.
  - Какой будет ответ?.
  [131]
- Ответ будет, какой даст бог. Идите. Лазутчики встали и ушли, а
Хаджи-Мурат продолжал сидеть на ковре, опершись локтями на колени. Он
долго сидел так и думал.
  "Что делать? Поверить Шамилю и вернуться к нему? - думал Хаджи-Мурат.
- Он лисица - обманет. Если же бы он и не обманул, то покориться ему,
рыжему обманщику, нельзя было. Нельзя было потому, что он теперь, после
того как я побыл у русских, уже не поверит мне", - думал Хаджи-Мурат.
  И он вспомнил сказку тавлинскую о соколе, который был пойман, жил у
людей и потом вернулся в свои горы к своим. Он вернулся, но в путах, и на
путах остались бубенцы. И соколы не приняли его. "Лети, - сказали они, -
туда, где надели на тебя серебряные бубенцы. У нас нет бубенцов, нет и
пут". Сокол не хотел покидать родину и остался. Но другие соколы не
приняли и заклевали его.
  "Так заклюют и меня", - думал Хаджи-Мурат. "Остаться здесь? Покорить
русскому царю Кавказ, заслужить славу, чины, богатство?"
"Это можно", - думал он, вспоминая про свои свидания с Воронцовым и
лестные слова старого князя. "Но надо сейчас решить, а то он погубит
семью". Всю ночь Хаджи-Мурат не спал и думал.



XXIII

К середине ночи решение его было составлено. Он решил, что надо бежать
в горы и с преданными аварцами ворваться в Ведено и или умереть, или
освободить семью. Выведет ли он семью назад к русским, или бежит с нею в
Хунзах и будет бороться с Шамилем, - Хаджи-Мурат не решал. Он знал только
то, что сейчас надо было бежать от русских в горы. И он сейчас стал
приводить это решение в исполнение. Он взял из-под подушки свой черный
ватный бешмет и пошел в помещение своих нукеров. Они жили через сени. Как
только он вышел в сени с отворенной дверью, его охватила росистая свежесть
лунной ночи и ударили в уши свисты и
[132]
щелканье сразу нескольких соловьев из сада, примыкавшего к дому.
  Пройдя сени, Хаджи-Мурат отворил дверь в комнату нукеров. В комнате
этой не было света, только молодой месяц в первой четверти светил в окна.
Стол и два стула стояли в стороне, и все четыре нукера лежали на коврах и
бурках на полу. Ханефи спал на дворе с лошадьми. Гамзало, услыхав скрип
двери, поднялся, оглянулся на Хаджи-Мурата и, узнав его, опять лег. Элдар
же, лежавший подле, вскочил и стал надевать бешмет, ожидая приказаний.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 10 11 12 13 14 15 16  17 18 19 20
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама