Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Валерий Суси Весь текст 273.52 Kb

Привет с того света

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 24
на партийных деньгах.
     - Насчет  партийных денег мне ничего неизвестно. Но, именно, Вишневский
помог мне с работой, когда заварилась вся эта каша.
     - Так, ты - у Вишневского?
     - Да.
     - Говорят, он "повязан" с бандитами.
     - Ну, и что? Кто теперь обходится без них?
     - И ты?
     - Я фигура не  того  калибра.  Начальник  юридического  отдела  -  лицо
подчиненное.
     Филимонов  припомнил  здоровяка  Вишневского, бывшего первого секретаря
райкома. Животастый  балагур,  из  тех,  что  через  пять  минут  знакомства
переходят  на  "ты" и умеют передать собеседнику ощущение раскованности. "До
чего простой мужик!" -  такое  впечатление  внушал  он  малознакомым  людям.
Однако,  те,  кто  работали  с  ним  "бок  о  бок",  при этих словах, только
щурились, но... не возражали.
     Сергей Павлович "нес партийную правду в народ" в  другом  районе,  и  с
Вишневским почти не сталкивался. Так что, и какого-то определенного мнения о
нем  -  не  имел.  Разговоры  же,  между собой - "мужские сплетни за кружкой
пива", имели ту особенность, что в них преобладала одна тема  -  порочность.
(Предполагалась,  разумеется,  порочность  окружающих). Кто, когда, и где, и
при каких обстоятельствах, проявил свою сущность,  "истинное  лицо"?  И  что
теперь,  за  этим,  последует?  Какие  оргвыводы? Неисчерпаемая тема, почти,
ежедневно привносящая дополнительные "изюминки". Несколько  раз,  цетральным
героем   таких  разговоров  становился  Вишневский,  но  когда  доходило  до
предположений об оргвыводах,  то  кто-то,  сожалея  и  завидуя,  произносил:
"Ничего не будет! У него - волосатая рука".
     - Ты хочешь сказать, что с этим делом можно обратиться к Вишневскому?
     - Думаю, что - да!
     - А он не проедется по нам "катком", в случае чего?
     - Исключено.  Дело  старое  и,  между нами, конечно, но он мне, немало,
обязан.
     - Вот как!
     - Да, да! Пару лет тому назад у него могли быть серьезные неприятности.
     - А ты, тогда, как раз, в том районе - прокурорствовал...?
     - Подробности - не обязательно!
     - Значит,  Вишневский?  -  неопределенно   и   вопросительно   повторил
Филимонов,  -  О,  кей!  Пусть  будет  Вишневский!  Хотя бы - не посторонний
человек!
     - И еще! Прежде, чем  идти  к  Вишневскому,  надо  сделать  звоночек  в
Лондон,  в  нотариальную контору. Чтоб уж никаких сомнений! Зачем выставлять
себя наивными дурачками? Верно? Это я беру на себя.



     Застолье получилось  натянутым.  Будто,  собрались  актеры-любители  на
репетицию,  а режиссер - не пришел. И они не знали ни своих ролей, ни как их
исполнять. Супруги Разумовские - Саша  и  Надя  жили  в  соседнем  подъезде.
Примерно, одного возраста с Филимоновыми; дочь, заканчивающая десятый класс;
такая  же  трехкомнатная  квартира  и, даже, секции в гостиной были с одного
конвейера. Вот эти  внешние  совпадения  (общая  социальная  принадлежность)
устанавливали  между  ними  отношения,  напоминающие дружбу. Это был процесс
перехода близкого знакомства в дружбу,  не  имеющий  никаких  перспектив  на
завершенность.  Из-за  отсутствия  внутренних совпадений. Саша принадлежал к
той категории молчунов, с которыми можно общаться долгое время и, так  и  не
понять - то ли причиной молчаливости является глупость, то ли, наоборот, ум,
презирающий пустословие.
     - Зачем  тебе  это понимать? - говорила Маша, - Саша порядочный, вовсе,
не глупый человек. Немного закомплексован, и только.
     Надя держалась свободней (наедине с Машей могла шушукаться часами),  но
в  присутствии  посторонних,  однако, то же смущалась и застенчиво, впрочем,
обаятельно -  улыбалась,  представляя  на  всеобщее  обозрение  трогательные
ямочки на лукавых щечках.
     Дрозд,  неожиданно,  заявился  с  Татьяной. Кажется, это было ее второе
появление в доме за всю "историю" знакомства.  Первый  ее  приход  Филимонов
хорошо  помнил,  хоть  и  прошло  с тех пор семнадцать лет. Они пришли тогда
поздравить с рождением дочери. Татьяна  запомнилась  веселой  и  остроумной.
Филимонов радовался выбору друга, радовался, что впереди их ожидают приятные
встречи, совместные вылазки на природу, общие праздники.
     Теперь  Татьяна  сидела  за  столом  и,  как  будто, пыталась выглядеть
приветливой. Но вместо этого, от нее веяло равнодушием ко всему,  что  здесь
происходило.  С  таким  же  успехом  могла  пытаться  выглядеть  приветливой
"Снежная королева".
     "А, может, я  преувеличиваю?  Может,  это  просто  эффект  макияжа?"  -
подумал   Филимонов,   глядя   на   тонкие,   выверенные   рукой  художника,
чувствительные, но чересчур строгие линии вокруг глаз и вдоль бровей.
     Вся надежда была на Дрозда, на его "искусство" тамады! Но он восседал с
угрюмым видом, разговор поддерживал вяло и не стремился  изменить  ситуацию.
Он  предчувствовал,  что  все  ждут от него инициативы, но, из-за, какого то
необъяснимого противоречия, не желал идти навстречу компании. Как, если  бы,
записного  юмориста  встретили фразой:"А ну-ка, братец, выдай нам что-нибудь
эдакое... Да, посмешней!"
     Филимонова,  слегка,  злило  поведение  друга.  "Мог  бы  выбрать   для
демонстрации  независимости  и другой случай" - думал он, - "А, может, всему
виной - Татьяна? Может, она, как-то, по-своему, "давит" на  него  и  это,  а
ничто другое, мешает ему расслабиться?" Он взглянул на жену друга глазами, в
которых  "плавало"  одно  большое  пятно  неприязни,  похожее  на бензиновую
лужицу. Татьяна взгляд перехватила мгновенно. Так  мощный  радар  улавливает
сразу появление в воздушном пространстве летательного аппарата. Она, видимо,
обладала сверхчуствительным "радаром".
     Филимонов смутился.
     - Господа,   господа!   Водка   киснет!   -   бросился   он,  суетливо,
расшевеливать гостей.
     - Сергей Павлович! А как тебе удалось из "товарищей" - мимикрировать  и
приспособиться   к   "господам"?  Наверно,  сильно  пришлось  помучиться?  -
"мимикрировать" Татьяна сумела выделить  так,  что  все  заулыбались.  Даже,
"профессиональный" молчун, сосед Саша, которого, все-же, Филимонов продолжал
подозревать в дремучей ограниченности.
     - "Товарищ",  по мне, и теперь - лучше звучит. Но, надо же, идти в ногу
со временем!
     - Мне, кажется, что существуют такие  ортодоксы,  которым  это  не  под
силу.  Как  бы,  они  не  исхитрялись  и  какую бы способность к мимикрии не
обнаруживали.
     - Все пенсионеры - ортодоксы. Я, пожалуй, то же - ортодокс! Правда,  не
вижу  в  этом  ничего  плохого.  Что  плохого в том, чтоб быть ортодоксом? -
обратился он напрямую к Саше, с подвохом, конечно.
     Тот покраснел в секунду.
     - Ортодоксом?...  Быть?  Ну...  Это...Это,  нечто...  Вроде...   Я   не
уверен...
     - Быть  ортодоксом - это, значит, элементарно, не понимать настоящего и
не предчувствовать будущего.  Это,  значит,  жить  устаревшими  понятиями  и
цепляться  за  изжитые идеалы, - сказала Татьяна, словно, зачитала статью из
Уголовного кодекса.
     - В таком случае, я то же - ортодокс! - неожиданно вмешался  Дрозд,  но
развивать и пояснять мысль не стал, а опрокинул стопку водки, в одиночку, не
дожидаясь  остальных. Татьяна пробежалась по нему взглядом, не задерживаясь,
скользнув, как лучом фонарика скользят по предмету, не вызывающему интереса.
     Часам, к восьми, компания напоминала людей, запертых в одной  камере  и
вынужденных терпеть друг друга. Гости, поочередно, еще стараясь, как-то, это
прикрыть,  поглядывали  на часы. Действие, имеющее ту же заразительную силу,
что зевота.
     Этот день рождения, наверно, так и уложился бы  "в  пластах  памяти"  -
нервным  дрожащим  листом,  если  бы,  вдруг, не раздался звонок в дверь и в
квартиру, пошатываясь  и  пьяно  запинаясь,  не  ввалился  (именно,  так)  -
Черноусов.  Его  невозможно  было  отличить  от  бомжа "с трех вокзалов". По
внешнему виду. Помятый, словно, спал не раздеваясь -  в  пальто;  измазанный
чем-то,  дурно  пахнущим;  с  постыдным  синяком  под  глазом. Посеребренная
аристократическая бородка  торчала  острыми  концами,  как  куски  разбитого
стекла.
     - Здорово,  Филимон!  Вот,  понимаешь... , решил я... . Что же я решил?
Ах, да! Я решил зайти... Ну, да! К тебе! У тебя же..., это... день рождения?
Я  правильно  говорю?  У  тебя  сегодня...  день  рождения?  Только,  я  без
подарка... Прости...
     Все изумленно оглядывали нежданного гостя.
     - Это   Черноусов.  Андрей  Черноусов.  Писатель  и  мой  сокурсник  по
институту, - поспешно начал  объяснять  Филимонов,  -  Извините!  Мы  сейчас
вернемся!
     Он схватил Андрея под руку и потащил в ванную.
     - Врет,  Филимон!  Никакой  я  не  писатель. Дерьмо я, а не писатель, -
фраза вышла ровной, как линейка.
     - Мы, пожалуй, пойдем, - поднялась Надя, следом за которой  поднялся  и
ее  муж,  будто,  соединенный с ней каким то хитрым механизмом, заставляющим
его повторять ее движения.
     - Да, пожалуй, и нам пора, - поддержал начинание Дрозд.
     Маша не возражала и облегченно вздохнула, когда дверь глухо пристукнула
за ушедшими. Она прошла по коридору и прислушилась к голосам в ванной, но за
шумом воды, пущенной, видать, "на всю катушку", расслышать ничего не смогла.
"Где Наташку носит?" - подумала она и посмотрела на настенные часы.
     - Ты, именинник, врешь по неведению, а я - из  зависти!  Вот  в  чем  -
разница!   -   водная  процедура  вернула  Черноусову  способность  говорить
членораздельно. Теперь он был без пальто, в том же свитере, что и  тогда,  в
ресторане.
     - Постой,  дружище,  постой!  Не  стоит  так  торопиться,  -  Филимонов
аккуратным плавным движением подхватил фужер, который Черноусов, с  завидной
расторопностью, успел наполнить по самые края.
     - Да, ты чего? Не видишь - человеку плохо?
     - Вижу,  дружище,  вижу,  -  успокоил Филимонов приятеля и протянул ему
рюмку с водкой.
     Андрей оспаривать "подмену" не стал. "Синичка"  была  уже  в  руках,  а
"сушняк" сдавливал горло.
     - Так!  За  что  пить  будем?  - заторопился он, опять, забывая причину
своего нахождения здесь.
     - За меня, Андрей! Не против?
     - О, дьявол! Прости! Филимон! Ты всегда был "своим" парнем, несмотря на
то, что много времени провел среди гнид и ползучих гадов!  Я  всегда,  между
прочим,  удивлялся,  что ты сумел так долго просуществовать в той среде. И -
не стать гнидой! Ты - простой честный малый! За тебя!
     Черноусов, видать по всему, находился в той стадии запоя, когда желудок
перестает нуждаться в пище и держится, исключительно, за счет водки.  Потому
закусывать не стал, а вместо того - закурил.
     - А  ты  чего  куролесишь?  -  спокойно  поинтересовался  Филимонов,  -
Что-нибудь случилось?
     - Случилось, - согласился Андрей, - Давай еще по одной?  Ты  не  бойся!
Мне будет только на пользу.
     - Ну, смотри, - Филимонов наполнил рюмки.
     - За тебя!
     - И за тебя!
     Черноусов  сделал  пару  затяжек. Глаза его заблестели, словно, кто-то,
подпустил в зрачки несколько капель глицерина и сразу напомнили институтские
годы и молодого Андрея. "Филимон" - это оттуда, с той поры. Андрея прозывали
- "Усатый". Не из-за усов, усов он не носил. И бороды, тогда,  то  же  -  не
было. Из-за фамилии.
     - Помнишь, наш разговор в ресторане? - начал Черноусов.
     - Конечно.
     - Так  вот.  Все,  что  я сказал - забудь! Все - неправда! От зависти и
отсутствия таланта все это было сказано. Не писатель я - дерьмо!
     - Во, дает! - раздался восхищенный голос Наташки. Она стояла в  дверях,
в  джинсах  и  тонком  свитерочке. Длинные волосы, причудливо раскручиваясь,
перемещались постоянно, принимая новую форму  при  каждом  движении  головы,
напоминая детскую игрушку - калейдоскоп, с прыгающей разноцветной мозаикой.
     - Да, девушка! Именно, так! Дерьмо! - продолжал Черноусов, нисколько не
удивляясь появлению молодой особы. За последние три дня он перебывал в таких
неожиданных  местах  и  так привык к перемене лиц, что возникшее, вдруг, еще
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 24
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама