Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - А&Б Стругацкие Весь текст 360.43 Kb

Сказка о Тройке (2)

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 17 18 19 20 21 22 23  24 25 26 27 28 29 30 31
Нет, пойду все-таки малинки соберу, - сказал он и ушел в темноту.
     - Может быть, кто-нибудь объяснит мне все это? - громко спросил я.
     Но Говоруна на пеньке уже не было. Сквозь носоглоточный хор я слышал,
как он  осторожно  бродит  в  палатке,  ступая  по  спящим,  и  потихоньку
мурлычет: "Хочу быть дерзким, хочу быть смелым..."
     Никто не ответил на мой вопрос.  Только  из  омута  донесся  до  меня
скрежещущий смех Спиридона.



                                    8

     Утреннее солнце, вывернув из-за угла школы, теплым потоком  ворвалось
в раскрытые настежь окна  комнаты  заседаний,  когда  на  пороге  появился
каменнолицый Лавр Федотович и немедленно предложил задернуть шторы. Народу
это не нужно, объяснил он. Сейчас же следом за ним  появился  Хлебовводов,
подталкивая впереди себя полковника. Полковник разбитым голосом выкрикивал
команды и комментировал их,  а  Хлебовводов  приговаривал:  "Ладно,  ладно
тебе, развоевался..." Когда мы с комендантом задернули  шторы,  на  пороге
возник Фарфуркис. Он что-то  жевал  и  утирался.  Невнятной  скороговоркой
извинившись за опоздание, он разом проглотил все недожеванное и завопил:
     - Протестую! Вы с ума сошли,  товарищ  Зубо!  Немедленно  убрать  эти
шторы! Что за манера отгораживаться и бросать тень?
     Возник  крайне  неприятный  инцидент,  и  все  время,  пока  инцидент
распутывался, пока Фарфуркиса унижали, сгибали в бараний рог, вытирали  об
него ноги и выбивали ему бубну, Выбегалло, как бы говоря:  "Вот  злонравия
достойные  плоды!"  -  укоризненно  качал   головой   и   многозначительно
поглядывал в мою сторону. Потом Фарфуркиса, растоптанного,  растерзанного,
измолоченного и измочаленного, пустили униженно догнивать на его место,  а
сами, отдуваясь, опуская засученные рукава, вычищая  клочья  шкуры  из-под
когтей, облизывая окровавленные клыки и непроизвольно взрыкивая, расселись
за столом и объявили себя готовыми к утреннему заседанию.
     - Грррм, -  произнес  Лавр  Федотович,  бросив  последний  взгляд  на
распятые останки. - Следующий! Докладывайте, товарищ Зубо.
     Комендант впился в раскрытую папку скрюченными пальцами, в  последний
раз глянул  поверх  бумаги  на  поверженного  врага  налитыми  глазами,  в
последний раз с оттяжкой кинул задними лапами землю и, только втянув жадно
раздутыми ноздрями сладостный аромат разложения, окончательно успокоился.
     -  Дело  семьдесят   второе,   -   забарабанил   он.   -   Константин
Константинович  Константинов  двести  тринадцатый  до  новый   эры   город
Константинов планеты Константины звезды Антарес...
     - Я бы попросил! - прервал его Хлебовводов. - Ты что это нам читаете?
Ты  это  нам  роман  читаете?  Или  водевиль?  Ты,  браток,   анкету   нам
зачитываете, а получается у тебя водевиль.
     Лавр Федотович взял бинокль и направил на коменданта. Комендант сник.
     - Это, помню, в Сызрани, -  продолжал  Хлебовводов,  -  бросили  меня
заведующим курсов повышения квалификации среднего персонала, так там  тоже
был один - улицу не хотел подметать... Только не в Сызрани, помнится,  это
было, а в Саратове... Ну  да,  точно,  в  Саратове!  Сперва  я  там  школу
мастеров-крупчатников укреплял, а  потом,  значит,  бросили  меня  на  эти
курсы... Да, в Саратове, в пятьдесят втором году,  зимой.  Морозы,  помню,
как в Сибире... Нет, - сказал он с сожалением, - не в Саратове это было. В
Сибире это и было, а вот в каком городе - вылетело  из  башки.  Вчера  еще
помнил, эх, думаю, хорошо было там, в этом городе...
     Он  замолчал,  мучительно  приоткрыв  рот.  Лавр  Федотович  подождал
немного, осведомился, есть ли вопросы к докладчику, убедился, что вопросов
нет, и предложил Хлебовводову продолжать.
     - Лавр Федотович, -  прочувствованно  сказал  Хлебовводов.  -  Забыл,
понимаете, город. Ну забыл, и все. Пускай он пока дальше зачитывает,  а  я
покуда вспомню. Только пускай он по форме, пускай  пункты  называет  и  не
частит, а то ведь безобразие получается...
     - Продолжайте докладывать, товарищ Зубо, - сказал Лавр Федотович.
     - Пункт пятый, - прочитал комендант с робостью. - Национальность...
     Фарфуркис позволил себе слабо  шевельнуться  и  сейчас  же  испуганно
замер. Однако Хлебовводов уловил это движение и приказал коменданту:
     - Сначала. Сначала! Сызнова читайте!
     - Пункт первый, - сказал комендант. - Фамилия...
     Пока он читал сызнова, я с беспокойством думал о ребятах, почему  они
не пришли вчера в лагерь, почему  их  нет  сейчас  на  заседании,  неужели
работы оказалось так много...
     - Херсон! - заорал вдруг Хлебовводов.  -  В  Херсоне  это  было,  вот
где... Ты давайте, продолжайте, - сказал  он  вздрогнувшему  коменданту. -
Это я так, вспомнил... - Он сунулся к уху  Лавра  Федотовича  и,  млея  от
смеха, принялся ему что-то нашептывать, так что  черты  товарища  Вунюкова
обнаружили тенденцию к раздеревенению, и он  был  вынужден  прикрыться  от
демократии обширной ладонью.
     - Пункт шестой, -  нерешительно  зачитал  комендант.  -  Образование:
высшее син... кри... кре... кретическое.
     Фарфуркис дернулся и пискнул, но опять не посмел. Хлебовводов ревниво
вскинулся:
     - Какое? Какое образование?
     - Синкретическое, - повторил комендант единым духом.
     - Ага, - сказал Хлебовводов и поглядел на Лавра Федотовича.
     - Это  хорошо,  -  веско  произнес  Лавр  Федотович.  -  Народ  любит
самокритику. Продолжайте докладывать, товарищ Зубо.
     - Пункт седьмой. Знание иностранных языков: все без словаря.
     - Чего-чего? - сказал Хлебовводов.
     - Все, - повторил комендант. - Без словаря.
     - Вот так самокритическое, - сказал Хлебовводов. - Ну ладно,  мы  это
проверим.
     - Пункт восьмой. Профессия и место работы в настоящее время: читатель
поэзии,  ам-фи-бра-хист,  пребывает   в   краткосрочном   отпуске.   Пункт
девятый...
     - Подождите, - сказал Хлебовводов. - Работает-то он где?
     -  В  настоящее  время  он  в  отпуске,  -  пояснил  комендант.  -  В
краткосрочном.
     - Это  я  без  тебя  понял,  -  возразил  Хлебовводов.  -  Я  говорю:
специальность у него какая?
     Комендант поднял папку к глазам.
     - Читатель... - сказал он. - Стихи, видно, читает.
     Хлебовводов ударил по столу ладонью.
     - Я тебе не говорю, что я глухой, - сказал он. - Что он читает, это я
слышал.  Читает  и  пусть  себе  читает  в  свободное  от  работы   время.
Специальность, говорю! Работает где, кем?
     Выбегалло отмалчивался, и я не вытерпел.
     -  Его  специальность  -  читать   поэзию,   -   сказал   я.   -   Он
специализируется по амфибрахию.
     Хлебовводов посмотрел на меня с подозрением.
     - Нет, - сказал он. - Амфибрахий - это я понимаю.  Амфибрахий  там...
то, се... Я что хочу уяснить? Я хочу уяснить, за что ему жалованье плотят,
зарплату.
     - У них зарплаты как таковой нет, - пояснил я.
     - А! - обрадовался Хлебовводов. - Безработный! - Но он тут  же  опять
насторожился. - Нет, не получается!.. Концы с концами у вас  не  сходятся.
Зарплаты нет, а отпуск есть. Что-то вы тут крутите, изворачиваетесь вы тут
что-то...
     - Грррм, - произнес Лавр Федотович. - Имеется вопрос к докладчику,  а
также к научному консультанту. Профессия дела номер семьдесят два.
     - Читатель поэзии, - быстро сказал Выбегалло. - И вдобавок...  эта...
амфибрахист.
     - Место работы в настоящее время, - сказал Лавр Федотович.
     - Пребывает в краткосрочном отпуске. Отдыхает, значить, краткосрочно.
     Лавр Федотович, не поворачивая головы,  перекатил  взгляд  в  сторону
Хлебовводова.
     - Имеются еще вопросы? - осведомился он.
     Хлебовводов тоскливо заерзал. Простым глазом было видно,  как  высшая
доблесть солидарности с мнением  начальства  борется  в  нем  с  не  менее
высоким чувством гражданского долга.  Наконец  гражданский  долг  победил,
хотя и с заметным для себя ущербом.
     - Что я должен сказать, Лавр Федотович, -  залебезил  Хлебовводов.  -
Ведь  вот  что  я  должен  сказать!  Амфибрахист  -  это  вполне  понятно.
Амфибрахий там... то,  се...  И  насчет  поэзии  все  четко.  Пушкин  там,
Михалков, Корнейчук... А вот  читатель...  Нет  же  в  номенклатуре  такой
профессии! И понятно, что нет. А то как это получается? Я, значит,  стишки
почитываю, а мне за это - блага, мне за это - отпуск... Вот что  я  должен
уяснить.
     Лавр Федотович взял бинокль и воззрился на Выбегаллу.
     - Заслушаем мнение консультанта, - объявил он.
     Выбегалло поднялся.
     - Эта... -  сказал  он  и  погладил  бороду.  -  Товарищ  Хлебовводов
правильно здесь заостряет вопрос и верно расставляет акценты. Народ  любит
стихи - се ля мэн сюр ле кер ке же ву ле ди! [Я говорю  вам  это,  положив
руку на сердце] Но всякие ли стихи нужны народу? Же ву деманд анпе [Я  вас
спрашиваю], всякие ли? Мы с вами, товарищи, знаем, что далеко  не  всякие.
Поэтому мы должны очень строго следовать... эта... определенному, значить,
курсу, не терять из виду маяков и... эта... ле вин этире иль  фо  ле  боар
[Когда вино откупорено, его следует выпить]. Мое личное мнение вот  какое:
эдэ - туа э дье тедера [Помогай себе сам, тогда и бог тебе поможет]. Но  я
предложил бы еще заслушать присутствующего  здесь  представителя  товарища
Привалова, вызвать его, так сказать, в качестве свидетеля...
     Лавр Федотович перевел бинокль на меня. Хлебовводов сказал:
     - А что ж, пускай. Все равно он постоянно  выскакивает,  не  терпится
ему, вот пускай и прояснит, раз он такой шустрый...
     - Вуаля, - с горечью сказал Выбегалло, - ледукасьен куон донно женжен
дапрезан! [Вот воспитание, какое дают теперь молодым людям]
     - Вот я и говорю, пускай, - повторил Хлебовводов.
     -  Слово  предоставляется  свидетелю  Привалову,  -   произнес   Лавр
Федотович, опуская бинокль.
     Я сказал:
     - У них там очень много поэтов.  Все  пишут  стихи,  и  каждый  поэт,
естественно,  хочет  иметь  своего  читателя.  Читатель  же   -   существо
неорганизованное, он этой простой вещи не  понимает.  Он  с  удовольствием
читает хорошие стихи и даже заучивает  их  наизусть,  а  плохие  знать  не
желает. Создается  ситуация  несправедливости,  неравенства,  а  поскольку
жители там очень деликатны и стремятся, чтобы всем  было  хорошо,  создана
специальная профессия - читатель. Одни специализируются по ямбу, другие  -
по хорею, а Константин Константинович - крупный специалист по амфибрахию и
осваивает сейчас александрийский стих, приобретает  вторую  специальность.
Цех этот, естественно, вредный, и читателям полагается не только усиленное
питание, но и частые краткосрочные отпуска.
     - Это я все понимаю! - проникновенно  вскричал  Хлебовводов.  -  Ямбы
там, александриты... Я одного не понимаю: за что же ему деньги плотят?  Ну
сидит он, ну читает. Вредно, знаю! Но чтение - дело тихое, внутреннее, как
ты его проверишь, читает он или кемарит, сачок?..  Я  помню,  заведовал  я
отделом в инспекции по карантину и защите растений,  так  у  меня  попался
один... Сидит на заседании и вроде бы слушает, даже  записывает  что-то  в
блокноте,  а  на  деле  спит,  прощелыга!  Сейчас   по   конторам   многие
навострились спать с открытыми глазами... Так вот я и не  понимаю:  наш-то
как? Может, врет? Не должно же быть такой профессии,  чтобы  контроль  был
невозможен - работает человек или, наоборот, спит?
     - Это все не так просто, - возразил я. - Ведь он  не  только  читает,
ему  присылают  все  стихи,  написанные  амфибрахием.  Он  должен  все  их
прочесть, понять, найти в них источник высокого наслаждения,  полюбить  их
и, естественно, обнаружить какие-нибудь недостатки.  Об  этих  всех  своих
чувствах и размышлениях он обязан регулярно писать авторам и выступать  на
творческих вечерах этих авторов, на читательских конференциях, и выступать
так,  чтобы   авторы   были   довольны,   чтобы   они   чувствовали   свою
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 17 18 19 20 21 22 23  24 25 26 27 28 29 30 31
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама