Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - Сергей Снегов Весь текст 1489.59 Kb

Диктатор

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 8 9 10 11 12 13 14  15 16 17 18 19 20 21 ... 128
спросил вас, записана ли на пленку беседа с Мордасовым?
     Павел засмеялся.
     - Полковник, мне кажется, я свои обязанности знаю.
     - Слушаю вас, генерал, - сказал Гамов. - Вы  хотели  что-то  сказать,
когда я закончу.
     Генерал Прищепа протянул руку Гамову.
     - Хочу сказать, что я с вами, Гамов. Во всем и до конца!



                                    9


     Вся следующая неделя сохранилась в моей памяти как  что-то  тяжкое  и
сумбурное.
     Это было  одно  гигантское  сражение,  протянувшееся  во  времени  на
несколько сотен часов, а в пространстве на несколько десятков лиг.
     Мы шли,  оттесняя  вражеские  части,  умножая  число  раненых,  теряя
убитых, накапливая пленных. И когда наступил последний день этой недели  и
вокруг  перестали  греметь  электроорудия,  шипеть  резонансные   пули   и
шрапнель, вспыхивать синие  пламена  импульсаторов,  мы  как-то  не  сразу
сообразили, что последний заслон врага опрокинут  и  окружение  прорвано--
вышли к своим!
     Затем был отдых и  раздача  наград.  Обе  денежные  машины  полностью
опустели. Появились офицеры из Главного штаба. Нам приказали  двигаться  к
Забону на пополнение и переформирование. Лучшего приказа и быть не могло -
мы шли в родной город, где в начале войны собрались, вооружились и  откуда
начали свой поход на запад.
     Перед новым походом - уже по своей территории - в штаб явилась группа
солдат - человек тридцать, среди них я заметил и Семена Сербина, и  лихого
сержанта Серова, чуть не застрелившего Сербина, когда тот  бунтовал,  -  и
попросили разрешения на секретный  разговор.  Гамов,  принимавший  солдат,
высоко поднял брови.
     - Какие у нас с вами могут быть секреты, друзья?
     - Так мы решили между собой, чтобы  секретно,  полковник,  -  ответил
один из солдат. Лихой парень, Григорий Варелла, он отличился еще  в  рейде
против Питера Парпа, потом при подавлении "денежного  бунта",  затем  стал
героем последующих сражений. Но его открытое, веселое лицо так не вязалось
со словом "секретность", что я не удержался от улыбки. Впрочем, то, что он
сказал дальше, даже  в  анархическом  обществе  числилось  бы  "совершенно
секретной информацией", а мы все  же  были  дисциплинированные  военные  в
централизованном государстве.
     - Объявляйте свои секреты, - разрешил Гамов.
     Варелла сказал, что солдаты обсуждают, что  будет  на  родине.  Общее
мнение - по головке  не  погладят.  Командир  корпуса  самоуправствовал  с
казной.  Генерала,  явившегося  отбирать  ее,  казнили.  До  сих  пор   не
утверждены командиры в их новых должностях  в  созданном  ими  корпусе.  И
никого не повысили в званиях, а разве это дело, когда полковник  командует
корпусом, а дивизией майор? В общем, хорошего не ждать.
     - Интересный анализ обстановки! И какой вывод?
     - Арестуют вас за ослушание! А у нас отберут награды. И наше  решение
- награды не вернем, а вас в обиду не дадим. И если попробуют  разоружить,
воспротивимся.
     - Это пахнет бунтом! Приказы начальства надо исполнять.
     - Против государства мы не бунтуем. Отдавали  кровь  за  него  и  еще
отдавать будем. А захотят расправиться с вами, мигом встанем.
     - Мне кажется, вы слишком мрачно рисуете обстановку. Не думаю,  чтобы
осмелились вас грабить, - он подчеркнул голосом словечко "грабить". -  Что
же до ареста командиров... Не за победы же нас карать? За победы хвалят.
     - Все может быть, - убежденно сказал Варелла. - Такое время  -  и  за
победы иной раз карают. Но мы за вас. Помните об этом.
     - Идите в свои полки, - сказал Гамов. - Буду помнить, что вы сказали.
     Когда солдаты ушли, Гамов упрекнул Павла Прищепу:
     - Капитан, вы хвалитесь своей разведкой. А пропустили, что  у  солдат
панические мысли о том, что их ждет в тылу, и что они вздыбливают себя  на
неповиновение... Плохая работа, капитан Прищепа!
     - Отличная работа, полковник!  Замечу  в  скобках,  что  в  делегации
солдат три моих разведчика и что  их  оратор  Григорий  Варелла  тоже  мой
человек, к тому же из  самых  боевых.  А  что  солдаты  хорошо  знакомы  с
положением в стране, так ведь не из  сводок  нашего  маршала.  И  что  нас
ожидают неприятности, особенно - вас, тоже не  из  пальца  высосали.  Люди
понимают свои задачи.
     - Бестия вы, капитан! - не удержался Гамов от своеобразной похвалы. -
Сами все задумали, сами осуществляли!
     - Коллективная работа, полковник. Спорили, вырабатывали решения...
     Гамов посмотрел на меня. Я покачал головой. Я понятия  не  имел,  что
среди моих солдат проводится тайная работа. Гамов обернулся к Пеано. Пеано
ослепительно заулыбался.
     - Мы! Мы! И я - больше всех. Я ведь хорошо знаю маршала.  И  характер
дядюшки тоже не первый год изучаю. Мы стали опасны для них. Почему бы  нам
не переиграть их? Настроение солдат в такой игре - карта козырная. Вот так
мы решили.
     - Маршал не осмелится отбирать у солдат награды! Он все же не отпетый
дурак, - задумчиво произнес Гамов.
     - Не осмелится, верно. И дядюшка не осмелится - единственная воинская
часть, вернувшаяся с победой, а не разбитая! Но почему не  разоружить  наш
корпус под видом его пополнения, переформирования, оздоровления?.. Хорошие
словечки для плохого дела всегда найдутся. Нам надо сохранить  оружие,  мы
исполняем ваши решения.
     - Я не говорил об этом, - Гамов пристально вглядывался в  Пеано.  Тот
сбросил свою маскирующую улыбку и снова, как в схватке с Мордасовым,  стал
истинным - злым, решительным, скорым на дело.
     - Вы думали об этом, полковник. Все ваши передачи били в одну  точку.
Пора от стереопередач перейти к действиям активней.
     - С обоими генералами вы говорили, Пеано?
     - Нет, конечно.  С  Коркиным  говорить  бесполезно,  он  распался.  А
генерал Прищепа и сам понимает, что вы задумали и на что решились.
     - Задумал,  решился!..  Вы   уверены,   что   разбираетесь   в   моих
невысказанных намерениях?
     - Уверены! - в один голос отозвались они втроем.
     - Раз так, будем ждать завтрашнего дня, - сказал Гамов.
     "Завтрашний день" растянулся на десять суток.
     День за днем мы двигались в радостном марше  по  своей  территории  к
Забону.  Каждодневно  возобновлялась  одна  и  та  же  картина  -   тысячи
встречающих на сельских дорогах и в городах, цветы, подарки и речи,  речи,
речи! Конечно, мы знали, что победы наши должны производить впечатление на
фоне постоянных неудач. Знали, что  стереопередачи  чрезвычайно  усиливают
нашу известность,  но  даже  Гамов,  диктовавший  содержание  передач,  не
подозревал, что так  быстро  превратится  из  неизвестного  полковника  во
всенародного героя.
     До города Парку мы двигались по шоссе, из Парку шли  железные  дороги
на Забон и на Адан. Здесь корпус должен был погрузиться в  поезда:  пустые
составы уже стояли на всех путях. На вокзале  ко  мне  кинулась  жена.  Ее
сопровождал Джон Вудворт. Елена с рыданием обняла меня, прижалась лицом  к
груди. Я целовал ее щеки и глаза, не  мог  насмотреться.  Она  похудела  и
посерела, но  была  еще  красивей,  чем  раньше,  -  так  мне  показалось.
Допускаю, впрочем, что если бы она и подурнела, я бы этого  не  заметил  -
она всегда была для меня лучше всех женщин.
     - Ты жив! Ты жив! - твердила она, не  переставая  плакать.  -  Я  так
боялась! Такие сражения!..
     - Жив, даже не ранен! - Я протянул руку Вудворту.  -  Рад  увидеться,
Джон. Вас не попросили под конвоем в добровольцы?
     До Вудворта шутки решительно не доходили.
     - Я сам просился  в  добровольцы.  Но  отказали.  Я  теперь  референт
Маруцзяна по международным делам.
     - Если бы не Джон, я бы не пробралась в Парку,  -  сказала  Елена.  -
Сюда гражданских не пропускают. А я не могла дождаться тебя в Забоне. Джон
выдал мне пропуск сюда.
     - Я начальник эшелона, в котором вы поедете, - сказал Вудворт. -  Вам
с Еленой выделили отдельное купе. Вот ваш поезд. В  салоне,  наверно,  уже
собрались ваши офицеры. Когда поезд тронется, я тоже приду в салон.
     Он чопорно поклонился и отошел. Мне не  понравилось,  что  он  назвал
Елену так по-приятельски - по имени.
     - Ты подружилась с Джоном, Елена? И, кажется, увлеклась?
     - Глупый! Я увлеклась в своей жизни однажды  -  и,  боюсь,  навсегда!
Тобой увлеклась,  дружище!  Тобой  одним!  Ты  и  он  -  разве  вас  можно
сравнивать?
     - А что? Высокий, умный, красивый!..
     - Некрасивый!  Аскет!  И  по  внешности,  и  по   натуре.   Перестань
ревновать, а то я рассержусь.
     - Уже перестал. Не сердись. Идем в вагон.
     В салоне сидели генерал Прищепа, Гамов, Павел, Пеано  и  Гонсалес.  Я
представил товарищам Елену. Все  приветствовали  ее,  а  Гамов  вгляделся,
словно старался открыть в ее  лице  что-то  тайное  -  она  покраснела  от
бесцеремонного взгляда, - потом сказал чрезмерно вежливым голосом:
     - Очень рад познакомиться, Елена. Ваш муж никогда не говорил, что  вы
такая красивая.
     - Он не замечает моей красоты. Мой муж реалист  и  никогда  не  видит
того, чего нет.
     - Отличное свойство! Но только в военном деле. Не дай бог  видеть  на
поле  боя  то,  чего  там  нет.  Но  для  женщины  нужна   психологическая
фантастика. Если женщине говорят, что она красива,  она  сразу  становится
красивой.
     - Вы часто так говорите своей жене, полковник Гамов?
     - Я не женат, Елена. Семья - нечто для меня недоступное.
     В салон вошел Вудворт. Поезд погромыхивал на стыках рельс.  За  окном
открывался  унылый  пейзаж,  окрестности   Парку   никогда   не   радовали
живописностью. Меня удивила малая скорость  движения,  я  сказал  об  этом
Вудворту. Он громко ответил, чтобы слышали все в салоне:
     - Вы плохо представляете себе положение, Семипалов. Главное  горючее,
сгущенная   вода,   давно   не   поступает   на   транспорт.    Локомотивы
переоборудуются на старинное топливо - уголь и нефть.
     - Кто  вы  сейчас,  Вудворт?  -  со  сдержанным  недоброжелательством
поинтересовался Гамов - он не забыл  их  резкого  спора  на  "четверге"  у
Готлиба Бара.
     - Я  уже  объяснил  Семипалову  мое  положение.  Я   референт   главы
правительства по международным отношениям.  В  данный  момент  -  командир
эшелона, везущего вас с одним батальоном ваших войск в  Забон.  Остальными
эшелонами командуют назначенные мной люди. А пришел к вам,  чтобы  сделать
важное заявление. Но прежде попрошу посторонних лиц удалиться из салона.
     Такое распоряжение могло относиться лишь к Елене, других  посторонних
лиц не было. Она сказала, что отдохнет в купе, и вышла.
     - Полковник Гамов, я должен перед вами извиниться, - начал Вудворт  в
своей церемонной манере. - На вечере у нашего друга Готлиба Бара вы  очень
грубо  отозвались  о  моем  нынешнем  шефе,  лидере  максималистов  Артуре
Маруцзяне. Я  столь  же  грубо  возражал  вам.  Ныне  я  работаю  под  его
непосредственным началом и убедился, что вы были правы в своих  негативных
оценках.
     Вудворт промолчал, чтобы дать нам справиться с изумлением. Пеано,  по
обыкновению, улыбался - только не  радостно,  а  насмешливо.  Он  один  не
удивился, что Вудворт, начав работать с Маруцзяном, так круто изменил свое
мнение о нем. На худом лице Вудворта  установилась  мина  решительности  и
твердости. Вудворт продолжал:
     - Понимаю, вы поражены, многие не  верят.  Поверят  после  дальнейших
объяснений. Начну с информации о некоторых фактах. Мне  было  приказано  в
ваш эшелон посадить только больных  и  раненых,  а  в  остальных  эшелонах
перемешать солдат дивизий "Стальной таран" и "Золотые крылья". Я не сделал
ни того, ни другого. Раненым  выделен  отдельный  эшелон.  В  этом  поезде
находится тот батальон, который совершил диверсионный рейд в тыл родеров и
отбил машины с деньгами. Солдаты этого батальона сейчас в вашем  поезде  и
под вашим командованием.
     - Вы узнали из наших сводок и стереопередач о  том,  как  ведут  себя
отдельные наши подразделения? - осведомился Гамов.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 8 9 10 11 12 13 14  15 16 17 18 19 20 21 ... 128
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама