Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Детектив - Юлиан Семенов Весь текст 809.57 Kb

Приказано выжить

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 70
восковой.
     Штирлиц  медленно  переключил  скорость,  притормозил  на  мгновение,
улыбнулся мальчику ободряюще и только после этого развернулся и  поехал  в
центр  -  там,  возле  метро,  кое-где  еще  работали   телефоны-автоматы.
Наверняка можно  позвонить  из  кабачков  на  Фишермаркте  -  от  "Грубого
Готлиба" звонить нет  смысла,  там  все  разговоры  записываются  районным
гестапо, да и сам Готлиб  ухо  держит  востро.  По  имперскому  закону  от
седьмого  июня  тридцать  четвертого  года  каждый  владелец    ресторана,
гостиницы, вайнштуббе,  бара,  кафе,  пивной  был  обязан  сотрудничать  с
властями и сообщать обо всех гостях, поведение которых хоть в самой  малой
малости может показаться подозрительным.  Если человек, пришедший  к  тебе
выпить пива, не брит, неряшливо одет или, наоборот,  чрезмерно  изысканно,
особенно в иностранном костюме (английский и  американский  стиль  заметны
сразу же), если гость плачет или же слишком громко смеется - словом,  если
он хоть в чем-то разнится от  м а с с ы,  о  нем  следует  незамедлительно
сообщить в отделение гестапо. Поскольку цыганам и евреям вход в рестораны,
кафе и гостиницы был запрещен - недочеловеки, подлежащие уничтожению, -  а
после начала войны посещение  общественных  мест  было  так  же  запрещено
французским  рабочим,  пригнанным  в  рейх,  "остарбайтерам"  из   Польши,
Югославии и Советского Союза, то  репрессивная  система  тотальной  слежки
обрушилась на тех, кого фюрер столь патетически  называл  "расой  господ";
именно  они,  "господа",  и  оказались  заключенными  в  том    гигантском
концлагере, именовавшемся "великим рейхом германской  нации",  где  "права
каждого имперского  подданного  на  свободу  и  достоинство"  ежедневно  и
ежечасно повторялись пропагандистским аппаратом доктора Геббельса.
     ...Штирлиц притормозил возле станции  метро  "Адольф  Гитлер  Платц",
обошел свой пыльный "хорьх", подумал, что машину надо срочно помыть, иначе
полицейские немедленно сообщат по цепи (номер его машины служебный; каждое
сочетание букв отдано тому или иному рейхсминистерству, так легче  следить
за передвижением  на  улицах;  спецсообщение  о  поездках  бонз  "среднего
калибра" каждый день исследовалось особым  сектором  дорожной  полиции,  а
затем  донесение  о  тех  маршрутах  служебных  машин,  которые   казались
н е с т а н д а р т н ы м и,  отправлялось в гестапо).
     Опустив в телефонный аппарат две монетки по десять пфеннигов, Штирлиц
подумал: "Но ведь, позвонив Борману первым, я сразу же восстановлю  против
себя Мюллера.  Как он ликовал, когда говорил мне:  "Видите,  Штирлиц,  как
легко я вас перевербовал - десять минут, и все в  порядке!"  Не  надо  мне
сбрасывать его со счета.  В том, что мне предстоит сейчас, все-таки именно
он будет стоять под номером "один"...  Я должен  позвонить  его  Шольцу  и
сказать,  чтобы  он  доложил  шефу  о  моем  возвращении,  назначил  время
аудиенции, ибо у меня есть чрезвычайно важная  информация...  А  уж  после
этого я позвоню Борману... Молодец, Штирлиц, ты вовремя внес крайне важную
коррективу.  А говорят,  что  от  перестановки  мест  слагаемых  сумма  не
меняется...  Дудки, еще как меняется... Но я все же не зря  отталкивал  от
себя тот проклятый вопрос, который мучает меня с той минуты, когда  парень
в баре передал мне приказ вернуться в рейх...  Ну да, конечно, не  приказ,
просьбу, ясное дело...  Я боюсь задать себе этот вопрос: "Почему я  должен
вернуться?"  Может  быть,  в  Швейцарии,  читая  наши  русские  газеты,  я
просто-напросто не смог понять, что дома знают куда как больше о том,  что
может произойти в рейхе, чем знаю я, сидящий здесь? Но что? Что же?!"


     ...Встретившись с Борманом - как и в прошлый раз, в его машине  возле
Музея природоведения, - Штирлиц в какой-то мере понял, отчего Москве  было
выгодно его возвращение...



"ДА, ИМЕННО ТАК - Я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ВАС ПОДОЗРЕВАЮ..."
__________________________________________________________________________

     - Здравствуйте, Штирлиц, необыкновенно рад вас  видеть.  Садитесь,  -
сказал Мюллер, и быстрая продольная гримаса свела его левую щеку. - Хотите
выпить моей домашней водки?
     - Хочу.
     - А попробовать настоящего магдебургского сала?
     - Тем более.
     Мюллер достал из холодильника,  вмонтированного  в  книжный  стеллаж,
запотевшую бутылку  баварского  "айнциана",  деревянную  досочку  с  тонко
порезанным бело-розовым салом, банку консервированных мидий, поставил  все
это на маленький столик в своей комнате отдыха и сказал:
     - Если не можете не курить - курите.
     - Спасибо. - Штирлиц усмехнулся.
     Мюллер быстро глянул на него:
     - Чему смеетесь?
     -  Памяти...  Я  когда-то  читал  книгу  еврейского  писателя   Шолом
Алейхема...  У него там была  занятная  строка:  "Если  нельзя,  но  очень
хочется, то можно".
     - Замечательно, - сказал Мюллер  и  поднял  свою  рюмку.  -  За  ваше
благополучное возвращение, за то, что вы блистательно выполнили свой долг,
и за ваши филологические способности.
     Штирлиц выпил, закусил салом - оно  действительно  было  отменным,  -
поинтересовался:
     - А почему "филологические способности"?
     - Потому что мне  знакомы  списки  всех  тех  евреев,  книги  которых
издавались в Германии.  Шолом Алейхема среди них  не  было.  Его  издавали
только в России.
     - Верно. И еще его трижды издавал Галлимар в Париже.
     - Да черт  с  ним,  с  этим  Алейхемом,  я  бы  не  отказался  сейчас
обнаружить среди своей родни  какого-нибудь  еврея,  вскорости  это  очень
сгодится, когда сюда понаедут жидочки из Америки, а Сталин  пришлет  своим
наместником Илью Эренбурга...  Ладно, рассказывайте о беседе с Борманом...
Вы не писали ее?
     - Нет. И впредь этого делать не стану.
     - Почему?
     - Потому что после моей первой с ним встречи он и так переменил  свое
отношение к вам...  Вы же были у него после того, как я  рассказал  ему  о
вашей безграничной преданности?
     - Он уведомил вас об этом?
     Штирлиц пожал плечами:
     - А кто еще мог меня об этом уведомить?
     - Ваш шеф и мой друг Шелленберг, например...
     - Мой  шеф  и  ваш  друг  Шелленберг,  видимо,  отдаст  меня  в  руки
имперского  народного  суда  за  то,  что  я  способствовал  изменническим
переговорам пастора Шлага с англо-американцами...
     - А кого представляет Шлаг? Разве за ним кто-то стоит?  Он  связан  с
нами? Или с партией? Он был и остался изменником,  Шелленберг  знал,  кого
отправлять в Берн... Меня, во всяком случае, Шелленберг пока еще не просил
заняться вами - в качестве "пособника врагов"...
     - Попросит.
     - Вы сказали об этом Борману?
     - Конечно.
     - Как он отреагировал?
     - Сказал, что подумает...  Но мне показалось, что вы заранее обсудили
с ним возможность такого рода...
     Мюллер налил еще в рюмки, посмотрел свою на свет, покачал головою:
     - Какого черта всех нас потянуло в политику, Штирлиц?
     - Какие мы политики? Шпионы...
     - Истинными политиками на этом  свете  являются  именно  шпионы:  они
знают  две  стороны  медали,  то  есть  абсолютную  правду,  а    политики
извиваются, словно змеи, дабы отчеканить орла и решку  на  одной  стороне,
что, согласитесь, невозможно.
     - Именно поэтому их работа будет  потребна  во  все  века,  как-никак
иллюзия, а люди на нее падки...
     - Борман действительно попросил меня обеспечить вашу безопасность, вы
снова угадали... Спалось в Швейцарии хорошо?
     - Так же, как здесь.
     - Но там нет бомбежек, тишина...
     - А я не реагирую на бомбежки.
     - Вы фаталист?
     - Вы до чего угодно доведете, - вздохнул Штирлиц.
     -  Это  -  да,  умеем,  -  согласился  Мюллер  добродушно.   -    Ну,
выкладывайте, о чем он говорил?
     - О том, что Шелленберг, видимо, продолжает свое дело в  Швейцарии  и
готовит новое, в Стокгольме.
     - И вам, как специалисту по срывам переговоров, поручено войти в  эти
комбинации Шелленберга?
     - Да.
     - Но ни Борман, ни вы не знаете, как это можно сделать?
     - Именно так.
     - И Мюллер-гестапо, добрый старый папа-Мюллер, должен  помочь  вам  в
этом?
     - Должен.
     - А как он это сделает? Что он, семи пядей во лбу?  Я  не  знаю,  как
подкрасться к вашему шефу.  Я ломаю голову второй день и  ничего  не  могу
придумать.  Давайте выкладывайте ваши соображения,  Штирлиц,  вы  умный  и
хитрый...  Смело  говорите  все,  что  взбредет  на  ум,  я   стану    вас
корректировать...
     - Группенфюрер, если уж вы не знаете  к а к,  то я, даже со всей моей
хитростью, вообще ничего не придумаю...
     - Штирлиц, я не люблю кокетства...  Да вы и  не  умеете  кокетничать,
слишком для этого умны...  Расскажите мне весь ход операции по Вольфу... С
самого начала...  Англичане не так уж  были  неправы,  когда  решили  -  в
судебных разбирательствах - жить по закону аналогии. Я слушаю...
     Штирлиц понял: началась проверка. "Он хочет  послушать,  как  я  буду
излагать ему свою версию всего  дела...  А  он  станет  перепроверять  ее,
основываясь  на  донесениях  агентуры,   расшифровке    моих    телефонных
разговоров, рапортах службы наблюдения...  Сейчас он  должен  подняться  и
отойти к шкафу или куда-то еще, где у него есть кнопка включения записи...
Вряд ли он решится на то,  чтобы,  сидя  напротив  меня,  шарить  рукою  в
кармане  по  рычажкам  диктофона,  он  слишком  большой  профессионал,  он
р а с с ч и т ы в а е т  контрагента заранее..."
     Мюллер, однако, не встал с кресла, он  просто-напросто  пододвинул  к
себе маленький пульт, лежавший на столе, нажал кнопку и сказал:
     - Я запишу вас, потом послушаем  вместе,  если  какой-то  узел  будет
непонятен, вернемся к нему и проанализируем заново. Согласны?
     - Конечно, - ответил Штирлиц и снова, в который  уже  раз,  подивился
этому человеку, его совершенно особенной логике. - Итак, мне была поручена
работа с пастором, которого Шелленберг, видимо, уже давно держал в уме для
прикрытия Вольфа - в случае, если переговоры с Даллесом окончатся неудачей
или же сведения о них дойдут до фюрера...  Я  работал  со  Шлагом  не  без
интереса: это достойный человек, у него своя позиция, он бесстрашен, готов
на все, лишь бы немцы получили мир как можно раньше...  У  Шлага  довольно
широкие связи среди движения пацифистов,  имя  его  известно  Ватикану,  с
экс-канцлером Брюнингом его  связывает  давняя  дружба...  По  легенде  он
должен был вступить в контакт с  Даллесом,  назвав  имена  ряда  достойных
людей в переговорах о мире, ибо он - по словам агентов Даллеса - не  имеет
в рейхе опоры на те  реальные  силы,  которые  смогут  удержать  в  стране
порядок и не позволить Германии сделаться поживой для русских -  в  полной
мере, а не так, как было решено в Ялте.  От  Брюнинга  к  Шлагу  поступили
данные, что Даллес начал переговоры с обергруппенфюрером Вольфом. Но и это
не все: Шлаг - и это самое главное, с чем я к вам приехал, я не сказал  об
этом  Борману,  цените  мою  верность  -  высчитал,  что  операция  Вольфа
планировалась не только вашим другом и моим шефом, но и весьма  серьезными
силами в генеральном штабе и министерстве иностранных дел...
     - Факты? - закашлявшись, спросил Мюллер.
     Штирлиц понял, что тот специально закашлялся,  не  хочет,  чтобы  его
голос присутствовал на пленке,  кашель  меняет  голос  до  неузнаваемости,
однако, отметил Штирлиц, на его пассаж про  генштаб  и  дипломатов  Мюллер
клюнул, сразу же потребовал факты. "Ну что ж, я  дам  тебе  факты,  только
плохо, что я не рассказал об этой моей идее пастору, они, я думаю,  станут
сейчас к нему подкрадываться...  Надо сделать все,  чтобы  Мюллер,  именно
Мюллер, поручил мне поездку в Швейцарию.  Я должен  так  повести  себя  во
время  д о п р о с а,  а это допрос,  ясное  дело,  чтобы  оставить  нечто
такое на донышке, что сделалось бы совершенно необходимым Мюллеру... Нужен
крючок, только б не переторопить дело, только б  п о в е с т и мне, только
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 70
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама