Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Детектив - Юлиан Семенов Весь текст 809.57 Kb

Приказано выжить

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 5 6 7 8 9 10 11  12 13 14 15 16 17 18 ... 70
слова, которые я вам назову, по группам, работающим вне  нашего  здания...
Слова, которые я  вам  назову,  опасны,  доктор...  Если  их  будет  знать
кто-либо третий в нашем  учреждении,  я  не  поставлю  за  вас  и  понюшку
табаку... Итак, вот те слова, которые о б я з а т е л ь н о  будут звучать
в шифрограмме:  "Дагмар", "Стокгольм", "Фрайтаг",  "Швейцария",  "Даллес",
"Мюллер", "Шелленберг", "Бернадот"; вполне вероятно, что в  провокационных
целях будут названы святые для каждого члена  партии  имена  рейхсмаршала,
рейхсфюрера и рейхсляйтера.  Более того, вполне возможно упоминание  имени
великого фюрера германской нации...  Я  не  знаю,  каким  будет  шифр,  но
вероятно, что он окажется таким же, каким оперировала русская радистка...
     - Та, которую арестовал Штирлиц? В госпитале?
     - Да, Штирлиц сумел обнаружить ее именно в  "Шарите",  вы  совершенно
правы.
     Мюллер достал из сейфа перехваченные шифровки,  положил  их  на  стол
перед Ниче и сказал:
     - Пока суд да дело, попробуйте помудрить с этими  цифрами,  подставив
сюда следующие  слова:  "Вольф",  "Даллес",  "Шлаг",  "пастор",  "Мюллер",
"Швейцария", "Берн", "Шелленберг"...  Возможны упоминания имен Гиммлера  и
Бормана в гнусном, клеветническом подтексте.  Если не все, то  большинство
этих слов, я полагаю, присутствует в этих цифрах...  Я  останусь  ночевать
здесь,  так  что  звоните,  Шольц  предупрежден  -  он  меня    немедленно
разбудит...


     Шольц его разбудил в шесть, когда уже  светало;  небо  было  высоким,
пепельным; сегодня ночью не бомбили, поэтому не было дымных пожарищ  и  не
летала мягкая, невесомая, крематорская копоть.
     Доктор Ниче положил перед Мюллером расшифрованный текст:
     "Шелленберг с санкции Гиммлера намерен вести переговоры в Швейцарии с
американцами.  Мне  санкционирована  свобода  действия,  срочно необходима
связь, подробное донесение передаст пастор, которого я переправляю в Берн.
Ю с т а с".
     Мюллер закрыл глаза, а потом мягко заколыхался в кресле  -  смех  его
был беззвучным, он качал головою и хмыкал, словно бы простудился на ветру.
А когда ему передали шифровку, отправленную Штирлицем  через  Пауля  Лорха
после его бесед с ним, с  Мюллером,  с  Шелленбергом  и  с  Борманом,  шеф
гестапо ощутил такое удовлетворение, такую сладостную  радость,  какую  он
испытывал лишь в детстве, помогая дедушке работать в поле,  весною,  когда
наступала пора ухода за саженцами на их винограднике.
     Он имел право на такую радость.
     Он добился того, что Штирлиц оказался слепым исполнителем  его  воли:
отныне вопрос возможной конфронтации между Кремлем и Белым домом  перестал
быть отвлеченной идеей.  Случись такое - Мюллер спасен. Впрочем, шансы его
и Бормана  на  спасение  увеличились  неизмеримо,  даже  если  вооруженной
конфронтации между русскими и  американцами  не  произойдет  -  все  равно
разведка красных не может не заинтересоваться  тем,  как  будут  и  дальше
реагировать на мирные переговоры Борман и он, Мюллер; от них ведь зависит,
прервать их или же содействовать их продолжению...



ОПОРЫ БУДУЩЕГО РЕВАНША
__________________________________________________________________________

     Борман выехал из Берлина на рассвете.
     Он отправился  в  Потсдам;  здесь,  в  лесу,  в  маленьком  особняке,
обнесенном высокой оградой, охраняемой  пятью  ветеранами  НСДАП  и  тремя
офицерами СС, выделенными Мюллером, доктор Менгеле оборудовал  специальную
лабораторию "АЕ-2".  Так закодированно обозначался его  госпиталь,  высшая
тайна Бормана, не доложенная им фюреру.
     Именно сюда привозили - ночью, в машинах с зашторенными окнами -  тех
к а н д и д а т о в,  которых по его личному поручению отобрали  для  него
самые доверенные люди рейхсляйтера.
     Менгеле делал здесь пластические операции; первым  был  прооперирован
оберштурмбанфюрер СС  Гросс,  сын  "старого  борца",  друга  рейхсляйтера,
осуществлявшего его защиту на судебном процессе в двадцатых годах.  Именно
он  подсказал  адвокатам  идею  квалифицировать   убийство,    совершенное
Борманом, как акт  политической  самообороны  в  борьбе  с  большевистским
терроризмом. Ныне, спустя двадцать два года, Борман сориентировал младшего
Гросса на будущую работу в сионистских кругах Америки; парень кончил Итон,
его английский был абсолютен, служил под началом Эйхмана, помогал Вальтеру
Рауфу, когда тот опробовал свои душегубки, в которых уничтожали  еврейских
детей.
     Менгеле изменил Гроссу форму  носа,  сделал  обрезание  и  переправил
татуированный эсэсовский номер на тот,  который  накалывали  евреям  перед
удушением в газовых камерах в концентрационных лагерях, - "1.597.842".
     Вторым  в  лабораторию  "АЕ-2"  был  доставлен  Рудольф  Витлофф;  он
воспитывался в России, отец работал в  торговой  фирме  Симменса-Шуккерта,
мальчик посещал русскую школу, язык знал в совершенстве;  практиковался  в
группе Мюллера, занимавшейся "Красной капеллой".  Менгеле сделал  Витлоффу
шрам на лбу, наколол  -  через  кусок  кожи,  вырезанной  с  левого  плеча
русского военнопленного,  -  портрет  Сталина  и  слова  "Смерть  немецким
оккупантам".
     Сегодня  Менгеле  провел  третью  операцию:  к  внедрению   в    ряды
радикальных арабских антимонархистов готовился Клаус Нейман.
     Борману предстояло поговорить с каждым из трех его людей: по  законам
конспирации никто из этой тройки не должен был видеть друг друга.
     Борман ехал по израненному городу и до сих пор не мог ответить  себе,
имеет ли он право поставить все точки над "и" в беседе с тремя избранными.
Он колебался: просто ли ориентировать людей на глубинное внедрение в  тылы
врага или же сказать то, что было ясно всем: "Наша битва проиграна,  война
закончится  в  ближайшие  месяцы,  если  только  не  чудо;   вам    выпала
ответственнейшая  задача  -  отдать  себя  великому  делу   восстановления
национал-социализма.  Притягательность нашего движения заключается в  том,
что мы открыто  и  недвусмысленно  провозглашаем  всепозволенность  лучшим
представителям избранной нации арийцев в борьбе за господство сильных. Да,
видимо, мы были в чем-то неправы, выпячивая право  одних  лишь  немцев  на
абсолютное  и  непререкаемое  лидерство.  Надо  было    разжигать    пламя
национальной исключительности в тех регионах мира, где только можно зажечь
м е ч т у  стать первыми. Да, мы учтем эту ошибку на будущее, и вы, именно
вы, будете теми хранителями огня, которые обязаны саккумулировать  в  себе
п а м я т ь  и  м е ч т у.  Немцы так или иначе сделаются лидерами,  когда
пожар  национальной  идеи  заполыхает  в  мире.  Нет  классов,  это  вздор
марксистов, одержимых тайной еврейской идеей;  нет  и  не  будет  никакого
"интернационального братства",  проповедуемого  русскими  большевиками,  -
каждая нация думает только о себе; нет никаких  противоречий  в  обществе,
если  только  это  общество  одной  нации;  чистота  крови  -  вот   залог
благоденствия общества арийцев".
     Борман понимал, что если  он  сейчас  не  скажет  всей  правды  своим
избранникам, то его делу - делу истинного, хоть и необъявленного пока  что
преемника фюрера - может быть нанесен определенный  урон;  но  он  отдавал
себе отчет в том, что ему  подобрали  таких  людей,  которые  воспитаны  в
слепой, фанатичной вере в Гитлера.  Если сказать открыто, что конец  рейха
неминуем  и  близок,  предугадать  реакцию  этих  людей  на  слова  правды
невозможно.  Он вправе допустить, что  один  из  них  немедленно  отправит
письмо  фюреру,  в  котором  обвинит  Бормана  в  измене,  распространении
панических слухов и потребует суда над предателем.  Уже были зафиксированы
несколько доносов мальчиков и девочек на своих отцов: "Они смели говорить,
что фюрер проиграл войну"; эти письма детей показывал Борману председатель
народного  имперского  суда  Фрейслер,  плакал  от  умиления:  "С   такими
патриотами, вроде этих малышей, мы одолеем любого врага! "
     ...Борман отгонял от себя мысли о том, что  грядет;  человек  сильной
воли, он приучился контролировать не только слова и поступки, но и  мысли.
Однако, когда в начале марта он выехал на два дня в Австрию в район  Линца
по делам НСДАП, связанным с вопросом размещения  и  хранения  произведений
искусства - как-никак из  России,  Польши  и  Франции  вывезено  картин  и
скульптур на девятьсот семьдесят миллионов долларов, - и увидел  особняки,
где  разместилось  эвакуированное  министерство  иностранных  дел   рейха,
"правительства в изгнании" Болгарии, Хорватии, Венгрии, Словакии, когда он
почувствовал  ж а л к и е  остатки былого величия, ему стало очевидно: это
конец.  Не отступление на фронтах, не оперативные сводки Мюллера-гестапо о
том, что все рушится, не данные областных организаций  НСДАП  о  голоде  и
болезнях в рейхе, но именно ощущение  м а л о с т и  подкосило его. Покуда
он находился в бункере, рядом  с  фюрером,  и  заведенный  распорядок  дня
неукоснительно повторялся изо дня в  день:  бесперебойно  работала  связь,
Гитлер свободно оперировал с картами и  сообщениями  министерств,  -  ему,
Борману, было спокойно, ибо грохот бомбежек  не  был  слышен  в  подземной
имперской канцелярии, еду подавали отменную, офицеры СС были, как  всегда,
великолепно одеты, генералы приезжали для докладов по минутам; царствовала
и л л ю з и я могущества; рейх продолжал оккупировать Данию, север Италии,
Голландию и Норвегию, войска СС стояли в  Австрии,  по-прежнему  держались
гарнизоны в Чехословакии и Венгрии; тревожным было положение  на  Востоке,
но ведь нация обязана стоять насмерть, кто захочет пойти  на  добровольное
самоубийство?! Красные вырежут всех, это  очевидно;  значит,  немцы  будут
защищать  каждый  дом,  перелесок,  поле,  каждый  сарай  -  речь  идет  о
физическом существовании нации, возобладают скрытые, таинственные  пружины
к р о в и...
     Именно тогда, возвращаясь из Линца, Борман впервые отдал себе отчет в
том, что произошло.  И впервые ему надо было самому  принять  решение,  не
дожидаясь указания фюрера.  И вот именно тогда в его голове начал трудно и
боязливо  ворочаться   с в о й   план  спасения.   Поначалу  он  страшился
признаться себе в том, что этот план окончательно созрел в  нем;  он  гнал
мысль прочь, он умел  это.  Однако,  когда  маршал  Жуков  начал  готовить
наступление на Берлин, когда Розенберг  прочитал  ему  подборку  передовиц
"Правды" и  "Красной  звезды",  Борман  понял:  время  колебаний  кончено,
настала пора активного действия.
     (В чем-то помог Геббельс, с которым он сейчас вошел  в  тесный  блок,
окончательно оттерев, таким  образом,  Геринга,  Гиммлера,  Риббентропа  и
Розенберга.
     Именно Геббельс  в  апреле  пришел  к  Борману  с  переводом  статьи,
опубликованной  в  "Красной  звезде"  начальником  управления  агитации  и
пропаганды ЦК ВКП(б) Александровым.  Статья называлась  "Товарищ  Эренбург
упрощает".
     - Русские предлагают немцам тур вальса, - сказал Геббельс ликующе.
     Борман внимательно прочитал статью, в которой говорилось про то,  что
существуют разные немцы, не только враги; пора уже сейчас  думать  о  том,
какие отношения между двумя нациями будут после неминуемой победы.
     Геббельс продолжал говорить о наивности Сталина,  о  том,  что  немцы
всегда останутся врагами диких азиатов, а Борман даже похолодел от шальной
мысли: "А вдруг Москва действительно протягивает руку ему, Борману? Почему
не навязать этой статье именно такой смысл?"
     Борман уже к концу марта построил план спасения,  базируясь  в  своих
отправных посылках именно на такого рода допуске.)
     Он  решил  отныне  ни  в  коем  случае  не  мешать  ни  Гиммлеру,  ни
Шелленбергу в налаживании контактов с Западом.  Более того, Мюллер  обязан
будет помогать им в этих контактах, делая все, чтобы ни один волос не упал
с головы заговорщиков.  Но при этом необходимо добиться, чтобы  информация
об этих переговорах постоянно и ежечасно уходила в Москву, Сталину.  Пусть
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 5 6 7 8 9 10 11  12 13 14 15 16 17 18 ... 70
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама