Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Сейфулина Л. Весь текст 175.83 Kb

Виринея

Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 16
   Л. Сейфуллина.
   ВИРИНЕЯ.
 
 
   I.
 
   На сорок девятом году жизни Савелия Магару  растревожил  бог.  Сразу,
хваткой за сердце нежданной. В нехороший полночный час  проснулась  баба
Савельева, глянула кругом по избе и охнула испуганно:
   - Что-й-то ты, Савелий? Лик у тебя больно темен. Я и  то  проснулась,
чисто в бок кто толкнул. Гляжу: и свет в избе не в час, и тебя на крова-
ти нет. Чего ты? Животом заскучал, что ли?.. Аль еще как занедужил?  Вон
тамо-ка, на божнице, вода свяченая...
   Савелий глянул сурово из-под лохматых бровей потемневшими серыми гла-
зами, широкой рыжей бородой повел, передохнул так,  что  большие  крепко
сбитые плечи всколыхнулись. Прервал глухо:
   - Не мешай! Виденье мне сейчас было. Неизвестного имя и какого  перед
богом чину - мученичьего ли, али преподобинского - не знаю, угодник  мне
явился... Стоит вот тут, будто, у стола и кличет сердито: Савелий Егоров
Магара! Хил и росточку малого, немудрящий такой, а голос - ничего. Голо-
сом на земского схож. Я со сну-то спервоначалу и не разобрал, что от бо-
га это. Думал по земному делу расход. Тишком  себе  в  бороду  изругался
крепко: что ты, думаю, пралик тебя зашиби, как это на меня земского  на-
несло? А внутре-то уж чую, что не земский. Чисто лед по кишкам,  захоло-
дал снутра, и по коже прямо пупырями дрожь.
   Не столько самые слова, сколько обилие этих  слов  испугало  старуху.
Неохотлив он на разговоры, тяжелый у Магары язык. А тут вон как высказы-
вает.
   - А-а-ах, мамыньки! Свят, свят, свят! Владыко, царь небесный,  госпо-
ди!.. Слышь-ка, а може-то не угодник, а Стрепишихи-мордовки навод. Чело-
век ты перед богом не заслужоный, не молитвенник. С чего к тебе  угодник
затрудится пойдет? Помолись да прочитай молитву хорошу. Вот:  "Да  воск-
реснет бог, и расточатся"...
   Савелий цыкнул сердито:
   - Не верещи поганым бабьим языком! Тише ты! Молодых в передней горни-
це разбудишь. А это дело тайное пока. Тебе сказал потому,  что  с  тобой
все грехи мои вместе нажиты. Угодник, тебе говорю. Богово имя поминал  и
приказал мне молиться с натугой, старательно. Бог в меня перстом  ткнул.
С того и холод внутре. Три раза виденье было.
   Старуха заахала, кофтенку накинула, платком голову прикрыла и закрес-
тилась часто, испуганно:
   - Божа матушка, троеручица! Господи, батюшко! Свят, свят!..
   - Погоди, не мешай! Не лезь бабьей плотью вперед, не погань  мою  мо-
литву. Сичас сам молиться зачну.
   Встал, тяжело согнул большое тело, упал на колени и  бил  поклоны  до
солнца восхода.
   С той ночи и повредился сердцем мужик. Оно и раньше у Магары  тяжелое
было. Глаз редко веселый был и смеяться не умел. Гмыкал глухо в короткий
веселости миг. А года в три раз накатывало: вином по долгому сроку заши-
бался. Во хмелю буйствовал. Крутил, ломал, бабу и детей  своих  жестоким
боем бил. Старшей дочери слух перешиб. Так и осталась на одно  ухо  глу-
хая, да пугливая. Часом заговаривается вроде дурочки. Но отводил срок  и
остальное время правильно жил. Люди уважали за  крепость  хозяйственную,
за добычливость. А теперь совсем по-другому все поворотил.  Большое  хо-
зяйство на зятя, за младшей дочерью в дом взятого, бросил. Глядя  поверх
головы зятевой, сказал ему веско и строго:
   - Ты меня теперь по хозяйству не замай. Как хочешь  верти.  Хочь  еще
копи, наживай, хочь по ветру развей, коль кишка не вытянет. А мне теперь
не то указано! Молитву строгую и пост должен справлять, в грех  меня  не
вводи с расспросами.
   Дочерям, в другие села замуж  отданным,  дали  весть.  Они  спешно  с
мужьями приехали. Баб в избу набилось, не  продохнешь.  Судить,  рядить,
ахать принялись. Савелий грозно ногой топнул, закричал сердитым зыком  и
ушел из избы. За селом землянку себе сложил. Зимой в ней молился, а  ле-
том на камне под горой. Пропитанье скудное, по его  приказу,  семья  ему
носила.
   В нижней Акгыровке сперва дивились, а потом  почитать  Магару  стали.
Главное дело, и перед богом хорошо: замолит за своих-то  однодеревенцев,
и перед людьми лестно. Первый угодник из мордовско-русской части деревни
Акгыровской. В округе люди богом зашибались и до Магары. Но больше  сек-
танты да кержаки до веры лютые. На горе, в той же  Акгыровке.  А  нижняя
Акгыровка насчет крестин, венчанья, похорон, во грехах исповеди исполня-
ла, что требовалось, но с прохладцей. Без ретивости. Курайгинского  при-
хода были, за пятнадцать верст село. И рекой без  моста  отделено.  Свою
церковь не поставили, а в кержацкую моленную на гору не  пойдешь.  Когда
река мешала, когда по крестьянскому делу недосуг. В церковь не  попадали
подолгу. Курайгинский поп с амвона в строгом проповедном слове баб акгы-
ровских на весь приход ославил:
   - Молитву очистительную после родов не на сороковой день, как по  ус-
таву положено, а ко вторым родинам приезжают брать.
   Так и ходила нижняя Акгыровка по богову делу в последнем счету. А тут
вдруг сразу: старатель перед богом свой. И в соседние волости  далеко  о
Магаре слух прошел. С каждым годом в молитвенном деле он все больше  ук-
реплялся. На третьем году молитвы, когда на камне от коленок  Савельевых
даже отметины углубленьем обозначились, стал ему бог в виденьях во  вся-
ких являться. Предсказывать Магара начал. Один раз  в  село  в  праздник
пришел, на улице старикам объявил:
   - Небо трясется! Вам не видать, а мне открыто. Народу больно много на
земле развелось: дышат и трясут. Виденье мне было:  колготит  народ,  на
подводах на многих куды-то едет, пехом друг за дружкой тянет, с  бабами,
с ребятами, с барахлишком со своим. А царь  белый,  русский,  нашинской,
сидит на престоле, ногами о пол сердито стучит. Не иначе,  война  будет,
чтоб отбавить народ.
   И вот через два на третье лето предсказанье Магары вспомнили акгыров-
цы.
   Отыграла заря багровым огнем, указав тем цветом ветер  на  завтрашний
день. Но темень ночная в тихости расползалась над землей. Плыла прохлада
от реки. Тянула с собой на деревню дымок костров приречных  жителей,  на
воле сготовивших летний свой ужин. Пахло во дворах парным молоком,  све-
жим сеном и дегтем от колес. Народ с вечерней разминкой  готовился  лечь
на покой. Замирали в постепенных переходах от шумливого дня к  затиханью
в ночи звуки во дворах и избах.  Вдруг,  вздымая  по  улице  тяжелую  на
подъем вечернюю пыль и яростный собачий лай, проскакал на маленькой  за-
паренной лошаденке длинноногий мужик. На скаку он махал палкой с красным
лоскутком. Старостиха со двора увидала. За мужем в избу кинулась:
   - Ай-да скорей! С красным лоскутом верховой  из  волости.  Стало,  за
рекрутами. Господи, батюшка, что это нежданно-негаданно...
   Всю ночь беспокоился народ в низине и на горе у кержаков. К старости-
ной избе, в нижней Акгырке, фонарей нанесли. Колыханье  слабых  огней  в
густой июльской темноте было беспомощным и  тревожным.  Мигали  в  окнах
лампы и светцы непривычные в летние ночи в избах.  Светил  жар  неурочно
затопленных бабами печей. По  деревне  ширился,  нарастая,  разноголосый
шум. Визгливый бабий крик, терпкое причитанье  старух,  заливистый  плач
перепуганных суматохой детей, глухие возгласы стариков и  крепкая  брань
молодых мужиков.
   Кержаки на горе к конторе, где жил инженер с постройки железной доро-
ги, сбились. У него по проволоке разговор через  трубку  на  стене  был.
Разъяснял:
   - Германия получит достойное возмездие! Оч-чень скоро получит!
   А в нижней части расспросить было некого. Школа с заколоченными став-
нями стояла, - учитель на лето уехал. Староста, сдабривая крепким перцем
ругательных слов неохотливую медлительную возню свою, шарил  в  сундуке.
Служебную бляху искал.
   Старостиха тонким жалобным голосом, со всхлипом, нарочного  кривогла-
зого расспрашивала:
   - А с кем война-то? Далеко ль угонют?
   Кривоглазый, почесывая запотевшую спину, отвечал неопределенно:
   - Ровно с Ерманией, а хорошень не разобрал.  Некогда  было!  Старшина
сам меня с крыльца толконул, чтоб без роздыху гнал. Видишь, дело-то  ка-
кое повернулось: чтоб завтра к полдням в город призывники  нашинские.  А
до городу двести верст. Ни то к полдням, и к ночи не поспеть. Хоть  при-
каз и на подставных подводах везти. Ну, наши мужицки  каки  подводы!  Да
еще в летню пору, в рабочую!
   - Где поспеть! В волость-то тольки-только могут к завтрему, к полдню.
   - Ну, так и норовят. Но чтоб в волость обязательно!
   - И с роду не видано, не слыхано: без проводин перед царской службой,
без разгулки.
   И завыла горьким голосом:
   - Сыночек ты мой, Митенька! Роженый, хоженый, да куды тебя забирают в
ночну пору чижолую? Да на кого ж ты спокинешь супругу  молоду-у  свою  и
наследничка своего - дите малое? Сестер, братьев, отца-батюшку  и  мене,
родительницу твою горьку-ую...
   Страстное, короткое рыдание прервало старухин,  тягучий,  по  обычаю,
плач. Настасья билась головой в грудь Митрия, вцепившись пальцами в  его
опущенные плечи. Митрий смешно поводил шеей, будто теснил воротник. Ста-
рался оторвать бабьи руки и нарочито сердитым голосом унимал:
   - Отцепись! Завы-ыли! Чего раньше смерти отпеваете? Ну-к, собирай  на
стол. Печь-то выстывает. Айда-те, пеките чего там затеяли!
   Староста с натугой поднялся от сундука, поглядел на сына замутневшими
глазами и буркнул:
   - Буде, бабы! Айда, давай выпивку. Там сколь-то было? На царску служ-
бу с песнями, с гульбой провожать, а у нас один вой.
   Но ни песен, ни гульбы в эти проводины не было. Уходили без удалости,
без храбрящего хмеля царской водочки. Кабака казенного в селе нет,  а  у
шинкарок на всю деревню мал запас оказался. Не дал буйного в напасти ве-
селья. Из печек, не в час затопленных, тоже не сладки подорожники вышли.
Бабы в горькой слезе стряпали, плохо доглядывали.
   Солнце встало, подводы со дворов двинулись. Народ на  улицу  высыпал.
Появился в деревне Магара. В длинной домотканной рубахе до колен, в ста-
рых грязных портах. Встряхивал сердито блеклой рыжиной  волос  с  мутной
сединкой, шел с подводами сбоку. Далеко по дороге  надрывный  бабий  вой
стоял. Старик Федот бадожком по дороге стучал, шел рядом с Магарой.  Го-
ворил ближним на подводах:
   - Поди, не на долго война! Ничего не слыхать было.  Про  стары  войны
загодя слух приходил. Солдатов с этакой спешкой не сбирали. Это так, по-
ди, для нутреннего усмирения под царя. Не войте,  бабы,  как  я  смекаю,
скоро мужики воротятся!
   А Магара зычным голосом, далеко слышно по подводам, объявил:
   - На долго война! Народу хресьянского много в русском царстве  разве-
лось, земли не хватат! Пока весь лишок царь не переведет, война не  кон-
чится.
 
   II.
 
   И опять по слову по Магариному вышло. Вторая пашня подходит, а здоро-
вые мужики царевым делом маются. В своих хозяйствах  бабы,  старики,  из
молодых только телом неправильные, да чужаки нанятые. Которые из богатых
откупались-было, но позабирали и их. Хоть не на самую войну,  а  все  от
дому.
   Повитухе Мокеихе акгыровские бабы позавидовали. Вернулся к ней сын по
весне. Невысок, узкоплеч, щеки в обтяжку, перхает часто, как давится.  А
все свой мужик, для хозяйства как никак старается. И не то, что без  ру-
ки, без ноги. Хиловат, а без  видимого  повреждения.  Низенькая,  пухлая
бабка Фекла, соседка Мокеихина, часто, вытирая рукой  ласковые  слюнявые
губы, говорила ей слащаво через плетень:
   - И жить тебе, бабка, только бога благодарить. Сын пришел  целехонек,
и слуху нет, что заберут. А уж всех позабирали, всех! Старики  остались,
да совсем трухлявые. Твой-то еще хорошо пыжится. И кралю  вон  каку  без
венца заполучил. Ничего, значит еще сок в мужике живет! А  то  из  наших
деревенских молодого-то и не увидишь. Все седые, да недоросточки.  Когда
рази эти казенные жеребцы, анжинеры, дороги  постройщики,  пройдут,  аль
пленные, астрийцы эти хилявые. А нашинских соколиков нет. Не-ет! В  дру-
гих деревнях хучь подранки крепкие, а у нас тоже  наперечет.  Васька-то,
сказывают, на дорогу нанялси? Ай так, на раз взялси за дело?
Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 16
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама