Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#2| RO part 2 in HELL
Aliens Vs Predator |#1| Rescue operation part 1
Sons of Valhalla |#1| The Viking Way
Roman legionnaire vs Knight Artorias

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Валерий Сегаль Весь текст 189.44 Kb

Охотники до любви

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7  8 9 10 11 12 13 14 ... 17
от битвы, он был  опьянен  неожиданно  обретенной  свободой,  и
наконец -- он был слишком удручен очевидной гибелью Деймоса.
      Остальных  оставшихся  в  живых  рабов накормили, кое-как
приодели,  снабдили  захваченным  на  галере  огнестрельным   и
холодным оружием и посадили в шлюпки с большим запасом провизии
и   подробными   инструкциями,   как  добраться  до  ближайшего
населенного острова.
      Концентрик грустно смотрел,  как  эти  люди  отправлялись
навстречу  неведомому.  Что  ждет  их там? И что ждет население
этого острова, когда к его берегам  приплывут  шлюпки  с  этими
обозленными и вооруженными людьми?
      Тем   временем  галеру,  на  которой  так  долго  мучился
Концентрик, окончательно разграбили; все добро с нее перетащили
на пиратский корабль, а саму галеру подожгли. Пираты взяли курс
на восток. С палубы своего  нового  плавучего  дома  Концентрик
торжественно  смотрел,  как догорает все удаляющийся символ его
рабства.
      Затем он снова вспомнил Деймоса. Быть может, подумал  он,
Деймос  умер  уже давно, ведь, наверное, прошло много времени с
тех пор, как их разлучили.
      -- Какое сегодня число? -- спросил Концентрик у одного из
своих новых товарищей, выкатывавшего в этот  момент  на  палубу
бочонок рому, чтобы отметить победу.
      -- А  хрен  его  знает!  --  отвечал  беспечный пират. --
Спроси у капитана; он всегда знает такие вещи.
      -- Сегодня  одиннадцатое  августа,  --   сказал   капитан
Маккормик, благожелательно посматривая на Концентрика.
      -- Которого года?
      -- Две  тысячи  сто  восемьдесят  третьего  года,  --  не
слишком удивившись этому странному вопросу, ответил капитан.
      Ровно четырнадцать месяцев провел Концентрик, прикованный
цепью к рабской скамье.

      * ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ПИРАТ *

     1

      Итак, в конце  XXII  века,  когда  большая  и,  вероятно,
лучшая  часть  человечества  попряталась  по  норам  и занялась
научной работой, нашлось несколько сот тысяч  наиболее  горячих
голов,  которых  романтика  дальних  странствий, жажда телесных
наслаждений, запах рома и копченого мяса влекли  куда  сильнее,
чем вегетарианство и онанизм инженерной эпохи.
      Эти   отчаянные   мужчины   и   женщины,   взбудораженные
собственной атавистической памятью  и  начитавшиеся  авантюрных
романов  прошлого,  прибывали  на Галапагос -- в одиночку или с
приятелями, а порой и с собственным судном, нередко управляемым
небольшим  количеством  весьма   примитивных   биороботов.   Их
дальнейшая  судьба  зависела от личных качеств и, в еще большей
степени, от удачи: женщины почти неизменно  попадали  в  гаремы
Островной Империи (так называлось государство, расположенное на
островах  Загадочного  Архипелага),  многие  мужчины погибали в
первые же дни, очутившись, подобно Концентрику, в плавучем  аду
галерного  рабства,  иные оседали на Галапагосе или на островах
Загадочного  Архипелага,  а  некоторые  --  едва  ли  не  самые
удачливые  --  подписывали  пресловутые контракты и становились
подлинными "джентльменами удачи" этого  моря,  которое  местные
остряки прозвали Южным Блядовитым океаном.
      С  разношерстной  командой,  набранной  из представителей
всех рас и национальностей,  эти  пираты  XXII  века  бороздили
море, наводя ужас на "честных" рабо- и баботорговцев, укрываясь
время   от   времени   в   какой-нибудь  уединенной  бухте  для
кренгования или бросая  якорь  в  каком-либо  островном  порту,
чтобы   сбыть   награбленное,   покутить   и  потерроризировать
"аборигенов", нагнав на них ужас  своей  жестокостью.  Впрочем,
полосы  чудовищных  зверств  столь  часто  чередовались у них с
вспышками благородства и великодушия, да и сам моральный кодекс
обитателей Южного Блядовитого океана был  настолько  покладист,
что  едва  ли можно считать этих пиратов такими уж отъявленными
негодяями, во всяком случае -- в сравнении  с  большинством  их
жертв.
      Как  и  в старые добрые времена, пираты XXII века были не
просто грабителями. В большинстве своем, они представляли собой
плавучую  республику,  в  которой  господствовали   собственные
законы,  порядки и обычаи. При этом, с женщинами они поступали,
смотря по  обстоятельствам;  захваченный  пиратами  торгаш  был
обречен,  но  раб  вполне  мог  рассчитывать на их великодушие.
Более того, капитаны пиратских судов  чаще  всего  и  пополняли
свою команду за счет освобожденных ими рабов.
      Одним  из  таких  пиратов и был капитан Маккормик, хозяин
быстроходного двадцатипушечного капера -- веселый и добродушный
человек, ладный  и  широкоплечий,  со  славным,  чуть  тронутым
веснушками  лицом  и заметно поредевшими рыжими волосами. Роста
он   был   невысокого,   но   силищей,   по-видимому,   обладал
неимоверной.  "Не  с  галер  ли?" -- подумал как-то Концентрик,
разглядывая толстые могучие  руки  капитана.  Но  Маккормик  не
любил рассказывать о себе. О своем прошлом он сообщал лишь, что
зачат  он  был  непорочно и до прибытия на Загадочный Архипелаг
вынужден был  поститься,  дабы  искупить  многочисленные  грехи
своих  далеких  предков.  Днем  он редко удалялся в свою каюту,
предпочитая проводить  время  на  палубе,  где  он  обыкновенно
расхаживал   взад-вперед,   заложив  руки  в  карманы  коротких
хлопчатобумажных штанов, отпуская  шуточки,  богохульствуя,  да
время  от  времени  разглядывая  горизонт  в  старинный морской
бинокль.
      Концентрик  ему  сразу  приглянулся,  поскольку   капитан
справедливо  полагал,  что  лишь  дьявольски стоящий парень мог
продержаться  на  галерах  четырнадцать  месяцев.  Кроме  того,
Маккормику,  несмотря  на  весь  его богатый опыт в такого рода
делах, еще не доводилось видеть человека, который дрался  бы  с
таким  остервенением, как Концентрик в час своего освобождения.
Капитан был так восхищен, что даже подумывал, не подключить  ли
Концентрика к дележу захваченной на той галере добычи, хотя это
и  было  против  правил, поскольку обретенная рабом свобода уже
сама   по   себе   являлась   достаточным   в   таких   случаях
вознаграждением.  К слову сказать, вся добыча тогда состояла из
денег, да бочонка рому, так как галера была захвачена в  момент
возвращения    с    островов    Загадочного    Архипелага,   и,
следовательно,  трюм  оказался  уже  пуст.   Если   бы   галера
направлялась  в  сторону  островов, то было бы меньше денег, но
зато в трюме наверняка оказались бы женщины, которых можно было
бы использовать по  назначению,  а  затем  продать  на  тех  же
островах.  Правда, за женщин, побывавших в руках у пиратов, как
правило, давали уже значительно меньшую цену.
      Все эти тонкости Концентрику еще  предстояло  освоить,  а
пока ему в свою очередь нравился капитан Маккормик, и вообще он
был  признателен своим спасителям. В первый же день корабельный
врач сбрил ему все волосы и дал специальное  мыло,  при  помощи
которого   Концентрик   сразу   избавился   от  целого  полчища
отвратительных  насекомых,  мучивших  его  в   течение   долгих
месяцев.   Его   накормили   и   приодели.   Пиратский   капер,
естественно, казался ему раем после страшной галерной жизни.  В
первые  две  недели он знакомился со своими новыми товарищами и
присматривался  к  корабельной  обстановке.  Познав  ад,  он  в
значительной  степени  утратил  способность радоваться и весело
смеяться, но зато стал неприхотлив и  научился  удовлетворяться
простыми  вещами  --  свободой,  хорошей  едой  и  относительно
спокойным существованием. Он вкусил, наконец, мяса --  в  трюме
было вдоволь копченых тушек диких гусей -- и отведал настоящего
островного рому, который оказался гораздо ядреней того, который
он   пил  когда-то  в  Петербурге.  Он  испытывал  неизъяснимое
блаженство, когда теплыми тропическими ночами сидел  на  палубе
под  черным,  усыпанным звездами небом и слушал разговоры своих
новых товарищей, из которых узнавал немало нового и  полезного.
Но  невзирая  на  хорошие стороны своей новой жизни, Концентрик
теперь  всегда  оставался  мрачен.  Рабство  оставило  на   нем
неизгладимый  след. Он часто вспоминал Деймоса, которого считал
погибшим, и небезосновательно. Не забывал  он  и  об  Аделаиде,
хотя  понимал,  что  найти ее будет нелегко, и что прежде всего
ему следует понять непростую и  полную  опасностей  обстановку,
сложившуюся в этой части земного шара.
      Вот   что   он  узнал  из  собственных  наблюдений  и  из
разговоров с пиратами в  первые  две  недели  своей  службы  на
капере "Веселый Мак".
      Достаточно бегло взглянуть на карту соответствующей части
Тихого  океана,  чтобы  уяснить  себе,  что острова Загадочного
Архипелага и мыс  Галапагос  в  совокупности  образуют  границы
довольно  большого  моря, которое и получило у местных остряков
название Южного Блядовитого океана. Нетрудно  понять,  что  мыс
Галапагос являлся своеобразным окном в мир свободы и романтики,
через  которое  на  эти,  еще  недавно  совершенно необитаемые,
острова проникли многочисленные представители всех земных рас.
      На  островах  Загадочного  Архипелага  располагалась  так
называемая   Островная   Империя,   управляемая  неким  Великим
Островитянином. Формально этот правитель  предъявлял  права  на
все острова архипелага, однако фактически он контролировал лишь
самый  крупный остров и несколько к нему прилегающих. Что же до
остальных островов: некоторые из них оставались необитаемыми, и
их использовали пираты для охоты и кренгования своих судов,  на
других  существовали  мелкие порты и малозависимые от Островной
Империи поселения. На  крупнейшем  острове,  который  обычно  и
называли  Островной  Империей, а иногда -- Белым Городом, среди
прочего располагалась пышная резиденция Великого  Островитянина
и его огромный гарем.
      По  слухам,  Великий  Островитянин  был очень способным и
энергичным  человеком  европейского  происхождения.  Концентрик
плохо  понимал,  в  чем  заключалась  сила  этого правителя, но
власть его была, по  всей  видимости,  весьма  значительна.  Он
располагал  небольшой  сухопутной  армией  и  довольно  крепким
флотом. На своих островах он держал  несколько  предриятий,  на
которых,  используя  рабский  труд, строил суда, превосходившие
своей мощью пиратские каперы, что и позволяло  ему  в  какой-то
мере  (правда, в очень незначительной!) контролировать ситуацию
на море. Во всяком  случае,  пираты  страшились  встреч  с  его
флотилиями,  и  небезосновательно:  захваченных  в плен морских
разбойников  ожидало  рабство  на  островных  предприятиях  или
позорная роль евнухов в гаремах островной аристократии.
      Таким  образом,  по  вполне  понятным  причинам, в первые
четырнадцать дней  своей  пиратской  карьеры  Концентрик  узнал
гораздо больше, чем за четырнадцать предыдущих месяцев. То были
мирные четырнадцать дней, а на пятнадцатый незадолго до полудня
вахтенный  узрел  на  горизонте  смутные  очертания незнакомого
судна,  и  капитан  Маккормик,  не  колеблясь,   отдал   приказ
разворачивать "Веселого Мака" в его направлении.
      Жажда  убийства,  неистребимая  ненависть  бывшего раба к
торговцу живым товаром немедленно проснулась в Концентрике  при
известии,  что они преследуют торговую галеру. Стоя на палубе и
всматриваясь вдаль, он с  наслаждением  вспоминал,  как  крушил
черепа команде своей галеры, и ему вновь хотелось слышать хруст
костей врагов своих и видеть кровь и мозги на палубе вражеского
корабля.  Его  не  волновало  сейчас то, что эти торговцы везут
женщин на аукционы Островной Империи,  что  среди  этих  женщин
вполне  могла  быть  и  Аделаида,  он  думал  лишь о несчастных
гребцах на вражеской  галере  и  вспоминал  ни  на  секунду  не
утихающий,   бешеный  стук  своего  сердца  да  круглосуточный,
страшный звон рабских цепей.
      Преследуемая галера шла в сторону  Островной  Империи,  и
можно   было   ожидать,  что  трюм  окажется  полон  женщин.  В
предчувствии дикой забавы, пираты  отпускали  по  этому  поводу
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7  8 9 10 11 12 13 14 ... 17
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама