Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Escaping from the captivity of the xenomorph
Aliens Vs Predator |#2| RO part 2 in HELL
Aliens Vs Predator |#1| Rescue operation part 1
Sons of Valhalla |#1| The Viking Way

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Валерий Сегаль Весь текст 189.44 Kb

Охотники до любви

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17
взгляд,  обращенный  на  него  с  помоста  невольничьего рынка.
Поначалу Концентрик старательно гнал от себя эти мысли, но  они
возвращались  вновь и вновь, становились навязчивыми, и к концу
октября он уже думал о Бубне гораздо чаще чем  об  Аделаиде,  и
пожалуй даже нежнее.
      Концентрик,  вообще,  изменился:  теперь  ему  нужна была
женщина, но таковой рядом  не  было.  По  ночам  он  беспокойно
ворочался  и  мечтал о Бубне. Он все время вспоминал, как тогда
-- в первый раз -- она судорожно дрыгала  ногами,  трепетала  и
дергалась в его могучих объятиях, как потом -- мягкая и горячая
-- затихла под его тяжестью.
      Переменившись  по отношению к Бубне, он стал иначе думать
о женщинах вообще, но его звериная ненависть к рабовладельцам и
торговцам  невольниками  естественно  от  этого   не   ослабла.
Напротив,   осознав   всю  тяжесть  женской  доли  на  островах
Загадочного Архипелага, он нашел лишь еще одну, дополнительную,
причину ненавидеть своих врагов. Впрочем, его ненависть к ним и
так была беспредельной.
      В октябре лишь  однажды  шел  дождь.  Мощный  тропический
ливень.  Он  начался  внезапно  и столь же внезапно, меньше чем
через час, закончился. И случилось это  как  раз  в  тот  самый
день, когда пираты высадились на берег в поисках пресной воды.
      Концентрик  укрывался  от  ливня под высокой магнолией, и
ему казалось, что гостеприимное дерево пробуждается, набирается
сил и радуется дождю, в  то  время  как  пальмы  вокруг  шуршат
абсолютно   равнодушно.   А  может  это  ему  только  казалось.
Концентрик подумал о том, как легко он прежде обходился  и  без
людей,  и  без  природы,  и  как  быстро он научился ненавидеть
людей, стал убийцей, а вот природу полюбил. А впрочем, не  всех
людей он ненавидел.
      Накануне  Концентрику опять снился страшный сон. Вновь он
видел бесконечные  ряды  изможденных  серых  людей.  Снова  они
одинаково сидели на скамьях, безвольно сложив руки на коленях и
устремив свои взгляды в неведомую даль. Этот сон по-прежнему не
отпускал  Концентрика.  Только  люди  там теперь не всегда были
голыми,  порой  они  снились  ему  в  зеленых  хлопчатобумажных
униформах.   Этот   сон   закалял  Концентрика,  заставлял  его
ненавидеть не  только  врагов,  но  и  равнодушных.  Концентрик
боялся этого сна и желал его одновременно.
      Всего  один раз за весь октябрь пиратам улыбнулась удача,
и  они  настигли  большой  торговый  галеон,  возвращавшийся  с
аукциона  на Галапагос. Абордажный бой оказался нелегким, и как
всегда  с  наибольшим  остервенением  дрался   Концентрик.   Он
раскалывал  черепа  и  вышибал  мозги  своим  ужасным топором и
испытал лишь разочарование, когда сражение окончилось и убивать
стало некого.  Принято  считать,  что  бывшие  рабы  --  лучшие
надсмотрщики.  Быть  может,  это  и  так,  но видимо не всегда.
Концентрик навечно сохранил чувство солидарности по отношению к
классу, к которому он принадлежал в течение четырнадцати  самых
страшных  месяцев  своей  жизни, и его ненависть к врагам этого
класса лишь нарастала по мере того, как он упивался их кровью и
закалялся в боях.
      На галеоне было захвачено сто двадцать  тысяч  крон,  что
всегда   считалось   неплохой  добычей,  но  теперь  эта  сумма
показалась  разбойникам  довольно  скромной,  так  как   совсем
недавно   Концентрик  на  их  глазах  продал  одну-единственную
женщину за девяносто тысяч. Все же, объективно это была  удача:
в  казну  легли  еще  тридцать  тысяч,  и Маккормик считал, что
теперь  команда  окончательно  готова  заняться   переоснасткой
судна.  Он  запланировал  эту  операцию  на декабрь, а в начале
ноября взял курс к Лысой отмели, чтобы основательно поохотиться
и, заодно, повидать своего старого друга Плешивого Эфиопа.

     9

      В первых числах ноября, что в этих широтах  соответствует
самому  началу  лета  (хотя  следует заметить, что погода здесь
меняется   от   одного   времени   года   к   другому    крайне
незначительно),  "Веселый  Мак"  стал на якорь на Лысой отмели,
возле Кабаньего острова.
      Было жаркое солнечное утро, и бухта была  пустынна,  если
не  принимать  в  расчет  бесчисленных  разноцветных  попугаев,
сидевших в ветвях прибрежных магнолий,  да  нескольких  носатых
пеликанов,  круживших  над  водой  в  поисках  рыбы. Разбойники
начали готовиться к высадке на берег, и эта работа была в самом
разгаре, когда незадолго до  полудня  в  залив  вошел  зловещий
угольно-черный  барк  с искусно нарисованной кошачьей мордой на
борту. На черном фоне очертания головы пантеры  были  столь  же
неразличимы  как и в ночной мгле, поэтому художник показал лишь
кроваво-красный оскал с огромными, цвета слоновой кости зубами,
седые усы и  чуть  зеленоватые  белки  глаз.  Получилось  очень
эффектно  и устрашающе. Впрочем, грозная слава, которую снискал
себе этот корабль на всем протяжении от Галапагоса и  до  самых
отдаленных островов Империи, страшила владельцев торговых судов
куда больше, чем морда дикой кошки на его борту.
      Это и был корабль Плешивого Эфиопа, бывшего чемпиона мира
по шахматам,   а   ныне   самого  кровожадного  корсара  Южного
Блядовитого океана.
      "Черная пантера" встала в сотне ярдов от "Веселого Мака",
и корабли обменялись приветственными залпами. Затем  Маккормик,
Концентрик,  Борода  и  еще  трое  разбойников  сели в шлюпку и
отправились повидать  Плешивого  Эфиопа.  Концентрик  испытывал
понятное  волнение:  не исключено, что через несколько минут он
увидит Аделаиду, и какой-то этап его одиссеи подойдет к  своему
логическому  концу.  Правда  теперь, когда он все чаще мечтал о
Бубне, конечная  цель  его  странствий  представлялась  ему  не
совсем  ясной.  Порой  он  даже  строил  планы насчет возможной
совместной  жизни  с  двумя  женщинами  одновременно,  хотя   и
понимал,  что  это  будет весьма напряженно. Практически же, он
следовал первоначально намеченному плану и  сейчас  рассчитывал
найти Аделаиду на корабле Плешивого Эфиопа.
      Когда  шлюпка  приблизилась  к  черному  борту "Пантеры",
Эфиоп лично вышел встречать гостей. Концентрик сразу узнал  его
по   описаниям.   Огромный  негр  с  блестящей  лысой  головой,
перегнувшись через борт  своей  посудины  размахивал  руками  и
орал:
      -- Эй,  Мак!  Здорово,  дружище!  Надеюсь, ты при бабах!?
Если у тебя не найдется какой-нибудь завалящей девки,  чтобы  я
мог  прочистить  свои трубы, то клянусь яйцами самого Христа, я
устрою тебе порочное зачатие через ушные раковины!
      -- Никаких баб у нас нет, -- отвечал Маккормик, взбираясь
на борт "Черной пантеры". -- Своих мы продали и пришли пощупать
твоих.
      -- Ну, на этот счет вы останетесь также  невинны,  как  и
вся инженерная братия на Континенте, -- сказал Эфиоп. -- У меня
на  борту  ни  хрена  нет,  кроме  рому. Поэтому пошли-ка в мою
каюту, пропустим по  стаканчику-другому.  Да  и  ребятам  давай
выкатим  по  бочке  на  каждой посудине; пусть потусуются, а на
берег высадимся завтра на рассвете.
      -- Идет, -- согласился Маккормик. -- Кстати,  познакомься
с моим другом.
      Эфиоп крепко пожал руку Концентрику.
      -- Добро  пожаловать,  парень,  --  радушно сказал он. --
Уважаю крепких мужчин.
      -- Эй, ребята! -- заорал затем Эфиоп. --  Все  шлюпки  на
воду, границы между посудинами открыты! Чтоб через час все были
в говно!
      Плешивый  Эфиоп  командовал  так  громко, что его слышали
даже на  "Веселом  Маке".  Поэтому  разбойники  дружно  заорали
"Ура!"  одновременно на обоих кораблях. Не прошло и минуты, как
и тут, и там из трюмов выкатили по  бочонку,  и  начался  обмен
шлюпочными процессиями между дружественными командами.
      На "Черной пантере" прямо посреди палубы стоял рояль, что
немало   удивило   Концентрика:  прежде  он  видел  музыкальные
инструменты только в кино. Этот рояль живо напомнил ему веселый
мордобой из старого  ковбойского  боевика,  который  Концентрик
смотрел еще в школе.
      Два  капитана  и Концентрик направились в каюту Плешивого
Эфиопа.  Концентрик  подозрительно  посматривал  на   огромного
негра;  он уже почувствовал, что Аделаиды на борту скорее всего
нет.
      Каюта Плешивого Эфиопа существенно  отличалась  от  каюты
капитана  Маккормика.  Здесь все было очень скромно, какая-либо
электроника отсутствовала напрочь, лишь грубоватый, но  крепкий
стол,  большой  холодильник,  старомодный  бар,  кровать  и два
портрета над ней: величайшие шахматные короли древности  Роберт
Фишер  и  Анатолий  Карпов  уставились  друг  на  друга, словно
примериваясь перед решающим поединком за звание  чемпиона  всех
времен.
      Эфиоп  достал  из  бара три поллитровых стакана, до краев
наполнил их ромом и сказал:
      -- Давайте-ка, ребята, выпьем, а потом вы мне  объясните,
как это вы посмели заявиться ко мне на борт без баб.
      -- Я  ведь  уже сказал тебе, -- отвечал Маккормик, -- что
мы пришли побаловаться с твоими. Кстати, Концентрик разыскивает
в этих водах небезызвестную тебе Аделаиду.
      Плешивый Эфиоп вдруг сделался серьезным. Они выпили.  Тем
временем,  на  палубе  зазвучала веселая фортепианная музыка, а
отдельные вопли, доносившиеся оттуда,  явно  свидетельствовали,
что  иные  горячие головы уже сошлись там "стенка на стенку", а
возможно и "каждый за себя".
      -- Попользовался и отдай, -- простодушно продолжал  между
тем Маккормик. -- Господь ведь велел делиться.
      Эфиоп  молчал.  Его  глаза выражали раскаяние. Концентрик
вдруг понял, что случилось с Аделаидой. Он уже  предвидел,  что
сейчас скажет Плешивый Эфиоп, и кровь бросилась ему в голову.
      -- Аделаиды  здесь  больше  нет, -- тихо сказал, наконец,
негр. -- Я ее продал. В гарем Островитянина.
      -- Сволочь, --  также  тихо  сказал  Концентрик  и,  взяв
Эфиопа за грудки, притянул его к себе.
      Однако  на  этот  раз  Концентрик  столкнулся с достойным
соперником. Плешивый Эфиоп рванулся,  его  рубаха  треснула  по
шву,  и  он обрел свободу. В ту же секунду он нанес Концентрику
мощный удар кулаком по скуле. Концентрик, больше  привыкший  за
последнее  время  наносить удары, нежели пропускать их, отлетел
назад, больно ударился затылком о стену,  машинально  сорвал  с
нее при этом портрет Карпова и метнул его в Эфиопа. Плешь ловко
присел,  и  портрет  со  свистом  вылетел в настежь распахнутую
дверь.
      -- Ах, ты меня Толиком! -- яростно взревел Плешивый Эфиоп
и, резко поднявшись, устремился вперед.
      Концентрик сорвал со стены второй  портрет  и  с  размаху
надел его на голову противнику.
      -- И   Боббиком   тоже!  --  прокомментировал  Маккормик,
которого вся эта сцена по-видимому немало забавляла.
      Плешь так и  застыл  на  месте  с  болтающейся  наподобие
ожерелья рамой на шее.
      -- Я  вижу, парень, у тебя совсем ничего святого за душой
нет, --  неожиданно  миролюбиво  сказал  он.  --  Испортил  мои
портреты.  Я  и  сам  понимаю,  что  нехорошо  обошелся  с  той
девчонкой; к тому же явно  продешевил.  Но  ведь  Фишер  же  не
виноват!
      Плешивый  Эфиоп снял с себя через голову обломки портрета
и грустно на них уставился. У Концентрика  невольно  опустились
руки. Ему также не хотелось драться. Плешивый Эфиоп был слишком
приятным  человеком,  чтобы  всерьез  с  ним драться. Маккормик
видимо держался  того  же  мнения,  поскольку  едва  наметилось
перемирие, он вновь наполнил стаканы, чтобы его спрыснуть.
      Выпить, однако, не успели.
      Вдруг  смолк  рояль,  и с палубы послышались изумленные и
испуганные выкрики. Затем в каюте Плешивого Эфиопа стало  почти
совсем   темно,  будто  что-то  огромное  нависло  над  "Черной
пантерой" и  заслонило  собою  солнце.  Спустя  еще  мгновенье,
загремели  абордажные  крючья,  и сразу следом начался страшный
оглушающий треск. Сперва он был однотонным, но почти  мгновенно
сделался многоголосым, а еще через несколько секунд превратился
в  невообразимую  адскую  трескотню,  которую  уже  нельзя было
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама