Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Михайлов Вл. Весь текст 823.42 Kb

Вариант "И"

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 71
настолько, чтобы всякая попытка выйти за рамки приличий оказалась для  нее
невыносимо болезненной - политически и, главное, экономически.  Но  вместо
разумной деятельности по прорастанию Европы в  Россию  ее  стали  обносить
флажками, словно волков. Что же оставалось делать России? Строить  великую
армию? Но это - производное действие, а не  основное:  чтобы  строить  что
угодно, нужно сперва раздобыть денег.
     России нужны были деньги и союзники взамен тех, которых она  потеряла
еще на первом этапе распада, когда перестал существовать Варшавский  пакт.
Она принялась искать в единственном направлении, где имело смысл.
     Вам известно, в каком: на Юго-Востоке. И нашла. И то, и другое. Нашла
даже больше, чем искала. Началось с Ирана, а чем завершается - вы сейчас и
сами видите результаты невооруженным глазом.
     - Полно, - усомнился советник. - Так ли все хорошо на самом деле?..
     Слушать  их  было  скучно:  все,  что  они   там   обсасывали,   было
давным-давно известно любому, кого это интересовало. И тем не менее  такие
прописные истины придется пережевывать еще не год и  не  два.  Запад  -  и
американцы прежде всего - никогда ни черта не понимали  в  русских  делах.
Боюсь, что даже татарское нашествие вольно или невольно представлялось  им
чем-то вроде войны с индейцами, потому что в их подкорке других  критериев
для сравнения просто не существовало.  А  трагические  "тридцать  седьмые"
сравнивались с порой маккартизма; как  говорится  -  господин  учитель,  я
хотел бы иметь ваши заботы. Вот почему они не в состоянии - да и не  хотят
- понять основную и истинную причину смены румбов. Еще Нашествие  обручило
нас с Азией; и все последующие столетия мы лишь то и делали,  что  убегали
от Востока - а он не гнался, он просто не  отпускал.  Еще  в  начале  века
Россия выглядела утесом на берегу океана - бурного океана, который, ни  на
миг не стихая, все подтачивал и подмывал основание кряжа, южное основание,
на котором и покоилось величие России, ее фундаментальность. Океан ислама.
Можно было, конечно,  строить  какие-то  дамбы  и  волноломы  -  но  такие
полумеры давали разве что моральное  удовлетворение,  и  очень  ненадолго.
Опасность колоссального, воистину рокового оползня росла. И не  исключено,
Европа ждала, когда он произойдет: тогда то, что осталось  бы  от  России,
можно было бы принять в Европу без всяких  опасений  -  и  на  самом  деле
оказалось бы всего лишь окраиной, никак не более. Убежать от  судьбы  было
некуда: куда ни устремись, Россию с собой не унесешь...
     И оставалось лишь одно: повернуть и  идти  навстречу.  Не  для  того,
чтобы сокрушить - это исключалось, - но чтобы утихомирить океан,  перестав
быть для него неприступным. Тем более что пучина  была  богата  упитанными
золотыми рыбками...
     Нет иностранцу такая информация была ни к  нему  -  хотя  бы  по  той
причине, что у Штатов никогда не было внешних границ с исламским миром.
     Правда, теперь возникали внутренние - но это уже их проблема.

     Те двое все еще болтали. Или то было не одно лишь сотрясение воздуха?
     - ...Я  изложил  вам,  советник,  все  обстоятельства,   определившие
развитие событий.
     - Знаете, - сказал советник, покачивая головой  и  при  этом  как  бы
невзначай скользнув взглядом по моей фигуре, - если все заключается лишь в
том, чтобы помешать Соединенным  Штатам  контролировать  мировое  движение
нефти, то ваша игра заранее проиграна. Да и вообще... когда планы строятся
на одном человеке, они могут рухнуть в любой миг: человек уязвим,  не  так
ли? Даже и ваш экзотический претендент...
     Говоря это, советник снова стрельнул взглядом по диагонали - то  есть
в сторону пальмы, что  разделяла  нас.  Я  внутренне  ухмыльнулся.  Браво,
старик. Спасибо за ненавязчивое предупреждение.

     Но тут мне пришлось отвлечься от роли непрошеного  слушателя.  Потому
что, в очередной раз  окинув  взглядом  доступное  ему  пространство  -  а
устроился я удачно, и виден  был  почти  весь  зал,  -  я  обнаружил,  что
известный мне американец, к разговору с  которым  я  внутренне  готовился,
утратил, похоже, надежду отыскать меня и нашел себе другого собеседника, а
именно - Липсиса. Естественно, слышать их я не мог;  попытался  читать  по
губам - но  когда  говорят  по-английски,  меня  нередко  ожидает  фиаско.
Неподалеку от них все тот же суетливый официант с подносом застыл, как  бы
выбирая новый маршрут. Он их наверняка слышал.

     Ну что же, спасибо,  произнес  я  мысленно.  Часть  информации,  ради
которой я и пришел сюда, передана и мною получена. Их операция  утверждена
и начата. Значит, я действительно приехал вовремя. Будет много сенсаций.
     Есть над чем подумать. Теперь хорошо было бы удалиться  в  благостную
тишину гостиничного номера. Но главные дела на этом приеме у меня  еще  не
сделаны. Терпеливо жду, как и  рекомендовал  мой  иранский  друг.  Его  я,
кстати, тоже больше  не  вижу  "между  здесь",  как  говорилось  в  старом
анекдоте. Уверен, что он сейчас докладывает шейху...
     Но  эта  мысль  оказалась  ошибочной.  Потому  что  не   успела   она
завершиться точкой, как сам шейх Абу Мансур появился в зале.
     Он неторопливо, как и диктовал его статус, спустился по  лестнице  со
второго  этажа.  Не  один,  разумеется;   ему   невместно   находиться   в
одиночестве. Но кроме лиц, которым положено не отрываться  от  него  более
чем на метр-другой, в окружении  шейха  находился  человек,  которому  там
вроде бы совершенно не полагалось пребывать: экс-каперанг Игорь Седов,  он
же -  частное  лицо  Изя  Липсис,  двоеподданный  гражданин.  Добился-таки
аудиенции. Любопытно: с каким результатом?
     Какие-то предположения можно было сделать, уже  внимательно  поглядев
на их лица. Шейх Абу Мансур был  серьезен,  губы  его  выражали  некоторое
неудовольствие с едва уловимой примесью презрения; и хотя Изя, державшийся
на полшага сзади, продолжал усердно шевелить губами, шейх ни на  миллиметр
не поворачивал головы в его сторону, и нельзя было сказать - слышит ли  он
его вообще. Что касается Изи, то мина его была скорее лимонно-кислой,  чем
какой-либо другой. Иными словами, результат был если  не  налицо,  то,  во
всяком случае, на лицах.
     Так-то оно так; но и шейх, и Липсис были людьми весьма опытными.  Так
что  усердно   показываемое   ими   отчуждение   на   самом   деле   могло
свидетельствовать как раз о  противоположном.  Вот  если  бы  они  ласково
улыбались друг другу - это говорило бы о провале переговоров. А такая  вот
мрачность на глазах у десятков заинтересованных  дипломатов,  журналистов,
разведчиков и прочих  наводит  скорее  на  противоположные  выводы.  Очень
интересно...
     Еще не успев ступить на пол, шейх Абу Мансур медленно повел  взглядом
влево; то есть в моем направлении.  Увидел  меня.  Я  немедленно  тронулся
навстречу ему. Он слегка кивнул. И, сойдя с лестницы, повернул направо - в
сторону личных апартаментов посла, куда никого  не  приглашали,  поскольку
территория эта для участников приема не предназначалась.
     Однако к шейху запрет, разумеется, не относился; он  беспрепятственно
скрылся за двустворчатой дверью.
     Я осторожно встал, чтобы не побеспокоить говорунов. Изя  оказался  на
пути; я отрицательно качнул головой, чтобы он  не  вздумал  заговорить  со
мной. Но он даже не удостоил меня взгляда -  мы  разминулись  с  ним,  как
автомобиль с фонарным столбом, ко всеобщему  удовольствию.  Он  лишь  едва
заметно мигнул левым подфарником, и все. Я подошел к  запретной  двери,  и
она распахнулась передо мною, как если бы я носил титул  по  меньшей  мере
эмира, повелителя правоверных. На исчезающе малый миг я даже  почувствовал
себя таким. Но тут же отогнал наваждение.

     Я не часто чувствую стесненность, разговаривая Людьми Власти;  но  на
сей раз поначалу немного смутился. Очень уж внушительным выглядел  шейх  -
как и большинство из них, когда не затягиваются во фраки или смокинги.  Их
играет не только свита, но и облачение, каждая складка  которого  источает
Восток, по сравнению с которым мы часто  оказываемся  столь  же  наивными,
сколь простодушен Запад по сравнению с Русью. Однако  я  быстро  пришел  в
себя: в моей жизни то была далеко не первая  такая  встреча  и  как  вести
себя, выказывая уважение, но не теря-достоинства, я был научен уже давно.
     Мы обменялись приветствиями, и он сразу заговорил о деле;  сказалось,
наверное, западное воспитание, полученное им  в  молодости  и  позволявшее
порою  пренебрегать  протоколом.  Говорил  он  на  прекрасном  английском;
видимо, ему было доложено, что по-арабски я говорю весьма коряво - да и то
на сирийском, а не на аравийском диалекте.
     - Я рад видеть вас в этом городе, - проговорил он.
     - Я вас - еще более, сейид. Если позволите  мне  быть  откровенным  -
скажу, что не ожидал видеть  вас  здесь  сразу  же  после  ид  ал-курбана,
великого праздника.
     Между его усами и бородой на миг блеснули зубы:
     - Каждый день хорош для дел веры.
     - Следовательно, я смею надеяться: ваше прибытие означает, что вопрос
о поддержке со стороны друзей решен окончательно - и в нашу пользу?
     Медленным движением он огладил коротко подстриженную бороду.
     - Не совсем так, му'аллим (не знаю, почему он  решил  именовать  меня
именно таким образом, но спрашивать  не  стал).  Прежде  чем  решиться  на
безоговорочную поддержку, мы хотим понять: чем на самом  деле  станет  для
России монархия - и чем может стать для нее сближение  с  Истинной  верой?
Долговечным бывает лишь то, что  закономерно,  или,  как  говорят  у  рас,
органично.  А  люди,  которые  никогда  не  вводили  меня  в  заблуждение,
посоветовали мне разговаривать не с официальными экспертами, но  именно  с
вами. Видимо (тут он позволил себе  чуть  улыбнуться),  журналисты  всегда
лучше информированы. В зависимости от того, что вы скажете  -  искренне  и
чистосердечно, - и будет зависеть  наше  окончательное  решение.  Если  мы
сочтем ваши доводы неубедительными - уйдем в густую тень и будем наблюдать
со стороны за исполнением предначертаний Аллаха, не более того.
     Чего-то в этом роде я и ожидал. И наклонил голову:
     - Я готов к такой беседе, государь. Но боюсь, что мне  придется  быть
несколько многословным. Впрочем, этим Восток не удивишь.
     - Говорите, - сказал он кратко. - Все, что вы  скажете,  -  лишь  для
узкого круга.
     - Итак, сейид, - начал я...

     Когда я закончил (через полчаса примерно), шейх после  краткой  паузы
уточнил:
     - Иными словами, процесс этот, по-вашему, является естественным?
     - Точно так же, как то, что вода течет под уклон, сейид.
     Он провел ладонью по бороде.
     - Я подумаю над тем, что вы рассказали. Вы, конечно, не думаете,  что
открыли нам что-то новое...
     - Разумеется, нет, государь.
     - Но всегда  полезно  узнать,  как  все  выглядит  с  противоположной
стороны. Поэтому я вам благодарен.
     - Противоположная сторона - это ведь не мы, - осмелился поправить я.
     - Мнение Запада мы узнаем через других людей,  -  тут  же  осадил  он
меня.
     И как бы для того, чтобы смягчить резкость, добавил:
     - У этого есть своя польза. Например,  мне  стало  известно,  что  вы
сейчас подвергаетесь достаточно серьезной опасности. Как  сказал  в  своей
касыде  великий  Рудаки...  -  Он  опустил  веки  и   прочитал   медленно,
выразительно:

                Он умер. Караван Шахида
                покинул этот бренный свет.
                Смотри, и наши караваны
                увлек он за собою вслед.
                Глаза, не размышляя, скажут:
                "Одним на свете меньше стало",
                Но разум горестно воскликнет:
                "Увы, сколь многих больше нет!"

     - Вы поняли? Не только тот, о ком вы заботитесь, но и вы сами. И  вот
мы  решили  в  какой-то  мере  обезопасить  ваше  пребывание  здесь.  Так,
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 71
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама