Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Михайлов Вл. Весь текст 823.42 Kb

Вариант "И"

Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 71
оконцу. По сравнению с былыми временами вывески на английском почти  сошли
на нет; зато возникло нечто новое: струящиеся  справа  налево  куфи  -  на
стекле, в металле, а то и в неоне. Примерно - прикинул я -  одна  арабская
вывеска на два десятка русских и одна латиницей - на полсотни.
     Раз-другой я заметил еще некий шрифт, и вовсе  не  ожидавшийся:  алеф
бет.
     То были уже  существенные  признаки  возможных  в  недалеком  будущем
перемен.
     Мы ехали уже мимо российского Министерства  иностранных  дел.  Здание
ремонтировалось. Деньги, значит, появились у властей и на такие дела...
     И не только на ремонт, но даже - что они, совсем спятили, что  ли?  -
на пальмы, что без особого успеха пытались расти в некоторых местах Кольца
- и на Смоленской тоже. Может, вскоре  и  Красное  море  начнем  рыть  под
Москвой - название-то, можно сказать, национальное...
     Пока  я  пожимал  плечами  и  крутил  головой,  удивляясь  неизбывной
российской  лихости  в  намерениях,  мы  свернули  вправо,  через   минуту
оказались на Бородинском мосту - здесь никаких перемен я не увидел, только
покосился налево вверх, на эстакаду, на которой мы недавно находились, - и
наконец достигли цели.
     Вслед за лбом в униформе, катившим чемодан, я вошел в холл.
     Рецепционист,  кроме  ключа,  вручил  мне  три  конверта:   побольше,
поменьше и третий - совсем маленький, все -  адресованные  именно  мне,  и
никому другому: господину  Веберу  Виталию  Владимировичу,  корреспонденту
русского  журнала  "Добрососедство",  издающегося  в  Аугсбурге,  Бавария,
Германия.
     Я вскрыл большой, заранее догадываясь о его содержимом. Так  и  есть:
официальное приглашение на прием,  коему  предстояло  совершиться  сегодня
вечером в Кувейтском посольстве в связи с  государственным  визитом  шейха
Абу Мансура Мухаммада, главы  правительства  названной  страны.  Маленький
конверт я вскрывать не стал, отложив  ознакомление  с  его  содержимым  на
потом. На ощупь там угадывался лишь один листок бумаги.  Что  же  касается
среднего, то его следовало вскрывать, фигурально  выражаясь,  при  красном
свете: крохотная эмблема в левом верхнем уголке - затейливо  переплетенные
буквы "Реан" - предупреждала о необходимых предосторожностях.
     Лифт, казалось мне, полз слишком медленно. Наверное, я устал.  Совсем
некстати,  надо  сказать.  Наконец   посыльный   ушел,   получив   законно
полагавшуюся мзду. Это в России умели не хуже, чем в любой другой  стране,
цивилизованной или не очень. Я проверил, хорошо  ли  он  закрыл  за  собой
дверь. Он закрыл плотно. Хвала Аллаху, Господу миров! И можно стало -  мне
давно уже не терпелось, - оставшись  в  одиночестве,  расслабиться,  чтобы
собраться с мыслями.
     Я немного передохнул в кресле, вертя в пальцах  запечатанный  конверт
неизвестного происхождения. Вряд ли он был способен  взорваться.  Придя  к
такому выводу, я аккуратно вскрыл его.
     Это было, к сожалению, не письмо от Ольги  -  а  ведь  именно  его  я
подсознательно и ждал. И не официальное. На хорошей белой бумаге  от  руки
было написано лишь несколько строк.
     "Вит! Обязательно нужно увидеться до вечера. Срочно, важно. Сейчас же
позвони..."
     Дальше  следовал  номер  телефона.  Подпись:  "И.  Липсис".  Дата   -
сегодняшняя. Время - я глянул на часы -  за  час  десять  минут  до  моего
появления в отеле.
     М-да, подумалось мне. Что потом - неизвестно, а пока - Липсис.
     Действительно - апокалипсис... Откуда его черти взяли? И зачем?
     Я еще раз внимательно осмотрел конверт. Веберу. То есть  мне.  Однако
очень любопытно: откуда Изе известно, что Вебер - это я или же что я - это
Вебер? Оч-чень интэрэсно, как говаривал, по слухам, в свое  время  товарищ
Сталин.
     Ну ладно. А чего же хочет от бедного странника "Реан"?
     Конверт я вскрыл в темной ванной, пользуясь  инфракрасным  фонариком,
какой имелся в моем кейее вместе со всяким другим дорожным барахлом.
     Да, эта цидуля тоже адресовалась именно мне, хотя в ней меня Виталием
Владимировичем не именовали. Текст был следующим:
     "Редактирование откладывается. У автора  температура.  Предполагается
двустороннее воспаление. Просьба принять все меры по сохранению  здоровья.
Все полномочия".
     Прочитав, я включил нормальный свет и несколько  секунд  наблюдал  за
тем, как бумажка с текстом таяла в воздухе, как капля воды на  раскаленной
плите.
     Известие было очень неприятным. Хотя,  правду  сказать,  и  не  вовсе
неожиданным. Уже вокзал навел меня на кое-какие  мысли.  Новый  повод  для
размышлений и выводов. И, конечно же, действий.
     Но не сию минуту. Надо, надо перевести дыхание.  В  наши  дни  лучший
отдых, как известно, - перед ящиком. Я глянул на часы. Самое время.
     Щелкнул пультом. Шло какое-то чтение -  на  арабском;  был  теперь  и
такой канал. Я переключился на новости.
     К  только  что  подрулившему  к  стоянке  самолету   с   изображением
кувейтского флага на стабилизаторе - то был "Ту", никак не "боинг"  -  как
раз подали трап. Почетный караул застыл, как нарисованный. Выход открылся.
Шейх Абу Мансур - во всем национальном - спускался по ступенькам медленно,
достойно, снижался, а не спускался. Вот  ступил  на  ковер.  Распахивались
объятия. Но меня интересовал не столько сам шейх, сколько  следовавшая  за
ним свита. Лишь некоторых я  не  опознал,  но  и  тех,  кого  узнал,  было
достаточно, чтобы понять: визит серьезный. Четверо  денежных  людей  -  из
самых больших - и трое представителей другой профессии;  эти  на  передний
план  не  лезли,  но  я  их  углядел.  Ну  что  же,  значит,  есть   смысл
воспользоваться тем приглашением, что содержал в себе конверт побольше.
     Так. Теперь можно и выключить. Позвонить Лип-сису?  Ничего,  Изя,  не
вспотеешь. Мы с тобой, конечно, старые приятели и давненько  не  виделись,
хотя временами и находились неподалеку друг от друга, но это еще не повод,
чтобы так, сразу, едва приехав, мчаться к тебе.
     Интересно, конечно, кой черт занес тебя от Стены Плача в Москву -  но
мое любопытство потерпит, да и ты обождешь еще. Сейчас  время  просмотреть
газету: на новом для себя  месте  следует  побыстрее  зарядиться  полезной
информацией. Что такого случилось, пока я ворочался с боку на бок в  своем
купе? А, "Известия"?
     Нет, ничего особо занимательного. Примерно то же, что и во всем мире.
"Дом  Романовых?  Но  какой  подъезд?"  "Английский   пример   убедительно
доказывает закономерность прихода к сочетанию монархии и  социалистических
идей, испанский - возможность успешной реставрации.
     Однако насколько европейский опыт приемлем  для  России?"  Ну  и  так
далее.
     Ну, что европейский опыт неприемлем, в этом мы вроде бы  должны  были
убедиться давным-давно; россиянин -  не  европеец,  в  нем  слишком  много
татарина. Пользоваться же собственно русским  методом.  -  тоже  не  сулит
ничего хорошего: его самая характерная черта - вдруг сворачивать  с  пути,
на котором вот-вот уже должны возникнуть хорошие результаты,  и  бросаться
черт знает куда, в очередной раз начинать все сначала.
     Почему? Да потому,  что  терпения  не  хватает.  Хочется,  чтобы  все
сделалось сразу. Желательно - само собой.  Только  произнести  заклинание,
всего и делов.  Надо  лишь  в  памяти  найти  его.  Или,  выражаясь  более
современно, принять решение (постановление, указ, закон,  как  угодно).  А
надежда на заклинания,  на  джинна  из  кувшина  -  куда  более  восточное
явление, чем европейское. Значит, нечего и заглядываться на Запад.
     Не знаю, какие еще мысли пришли бы мне в голову, если бы в  следующий
миг газета не вспыхнула ярким и голубым, необычным для бумаги пламенем.
     Сразу вся. К счастью, пальцы мои приучены к высоким температурам, так
что удалось, шипя сквозь  зубы  и  невнятно  чертыхаясь,  дотащить  ее  до
ванной; иначе пришлось бы  платить  за  безнадежно  испорченный  ковер.  Я
пустил душ, с пальцами же проделал известные действия,  предохраняющие  от
развития  ожога.  Событие  это  меня   почему-то   не   удивило:   видимо,
подсознательно я ждал чего-то в этом духе - свидетельства о том,  что  мой
приезд не прошел  незамеченным.  Предупреждения,  вот  чего  я  ждал  -  и
дождался: для серьезного покушения это было слишком наивно. Даже смешно.
     Однако  вместо  того,  чтобы  посмеяться  над  чьей-то  проделкой,  я
неожиданно для самого себя зевнул; с  возрастом  отвык  спать  в  поездах,
ничего не поделаешь. Сейчас недурственно  было  бы  отдохнуть.  Но  сперва
следует позвонить. То-то удивится некто, услыхав мой голос. Тут все,  кому
положено, наверное, давно решили, что меня и на  свете  нет  -  во  всяком
случае, в активной жизни. Однако же жив курилка, жив, жив, не умер...
     Ухмыляясь при этой мысли, я набрал номер. И уперся в автоответчик.
     Прослушал вежливое предложение высказать все, что  у  меня  на  душе.
Этим  пренебрег.  Шутки  с  ответчиком  давно  известны:  цифровая   схема
работает, а хозяин сидит, покуривая, впитывает  информацию,  чтобы  успеть
как следует приготовиться к личной встрече, и думает при этом:  дурак  ты,
дурак - в твой, разумеется, адрес. Так что я ограничился тем,  что  назвал
номер, и присовокупил, что старый-престарый дружок ожидает звонка  поздним
вечером.
     Потом я долго сидел и чесал в затылке.  Полагают,  что  это  действие
помогает работе мысли. Ее ясности. Ясности мне сейчас не хватало.
     Потому что, с одной стороны,  мне  нельзя  было,  по  всем  правилам,
делать того, что, с другой стороны, сделать очень хотелось. В конце концов
я убедил себя в том, что я ведь хочу позвонить Ольге не  потому,  что  мне
так уж не терпится ее увидеть и  серьезно  поговорить  на  важную  (как  я
полагал) для нас обоих тему; нет, никоим образом не потому. А лишь по  той
причине, что она должна была увидеться со мною на вокзале (конечно,  ни  в
коем случае не вступая в контакт, просто увидеть меня и сделать так, чтобы
я увидел ее), - там ей следовало передать  мне  кое-какую  информацию  при
помощи  давно  разработанного  кода  движений,  ничего  не  значащих   для
постороннего, но полных смысла для посвященного. Тогда я знал бы, в  каком
порядке совершать ближайшие действия. Электроника  тут  не  годилась:  все
доступные нам частоты могли контролироваться чрезмерно  любопытными  и  не
очень дружелюбными людьми. Ольга не пришла, и  мне  совершенно  необходимо
было выяснить - почему: может быть,  с  ней  беда,  а  возможно  -  что-то
изменилось  в  обстановке.  Да,  я  определенно  должен  позвонить  и  все
выяснить. И никто не вправе  будет  упрекнуть  меня:  все  иные  источники
информации откроются для меня только завтра - и то не сразу...
     Разумеется, разговор должен быть предельно общим: не знаю, как  с  ее
телефоном, но уж здешний-то,  гостиничный,  наверняка  прослушивается.  Ни
слова о деле. Убедиться, что она в порядке,  и  назначить  свидание  -  не
называя, конечно же, места встречи его общепринятым именем (улица, номер и
прочее),  но  пользуясь  лишь   своего   рода   шифром   -   криптографией
воспоминаний. Наконец, решившись, я набрал номер.
     Я долго слушал унылые гудки. Но никто так и не отозвался.
     Оставалось только положить трубку, прилечь на диван и  посетовать  на
еще одну неурядицу  -  из  числа  тех,  которыми  бывает  наполнена  жизнь
моллюсков.

     Наверное, тут надо объяснить такую терминологию. Ею пользуюсь  только
я один и изобрел ее для собственного удовольствия и употребления.
     Моллюски - это те, кто оставил российские воды  и  перекантовался  за
границу. То есть в свое время поработал ногами. Моллюсков  я  разделяю  на
брюхоногих и го-ловоногих. Брюхоногие -  это  те,  чьи  нижние  конечности
пришли в движение по приказу брюха.  Улитки,  которым  подумалось,  что  в
жизни надо плыть не против струи - хотя только так можно выйти на редан, -
но в струе, и все дело в том, чтобы выбрать  уютное,  тепленькое  течение,
Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 71
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама