Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#2| And again the factory
Aliens Vs Predator |#1| To freedom!
Aliens Vs Predator |#10| Human company final
Aliens Vs Predator |#9| Unidentified xenomorph

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Елена Манова Весь текст 173.5 Kb

Дорога в сообитание

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 15
спиной зеленеет округлая гряда уползающих гор. Все плоско, все  одинаково,
все залито светом.
     Никогда еще я не была такой беззащитной.
     - Жарковато! - сказал Норт. Никто ему не ответил, да  он  и  не  ждал
ответа. - Ортан! - сказал он. - Ты бы послал черныша  на  разведку.  Пусть
оглядится.
     Ортан даже не повернул головы, но Фоил вдруг фыркнул - как засмеялся,
сорвался с места и полетел.  Легко,  как  перышко,  беззвучно,  как  тень.
Черная тень, черная точка, ничего...
     - Слушай! - сказал Норт, - ты хоть скажи, что к  чему.  Тут  ведь  не
спрячешься... прямо, как голый.
     - Сэр Норт, - начал Ортан.
     - А, к Мраку Сэров!
     - Нам пока ничего не грозит, - вяло ответил Джер. - Мы у самого  края
Границы. Если мы проживем эту ночь, завтра будет опасно.
     - Только завтра?
     - Еще два или три дня. Я не знаю. Еще  никто  из  людей  не  проходил
Границу... если их не вели гвары.
     - А я думал... когда я был мальцом, - сказал Норт, - у  нас  в  Тилле
жил один старикан-норденец. Так он говорил, будто в Трехлунье их  парни  с
девками уходили за горы. Будто у них это было вроде свадьбы.
     - Да, - сказал Ортан. - Мои родители тоже спускались с гор. Поэтому я
и выжил.
     - А гвары это кто - ильфы?
     -  Да.  Так  они  себя  называют.  На  истинном  языке  гвары  значит
"живущие".
     - А остальные все что, дохлые?
     - Норт, - сказала Элура. - Ты поглядывай по сторонам, а то сам дохлый
будешь!
     Норт засмеялся весело и беззаботно, и она  почувствовала  у  себя  на
губах улыбку. Неужели я еще могу улыбаться?
     - Фоил возвращается, - сказала Илейна.
     - Он нашел воду, - ответил Ортан. - Мы там заночуем.
     - А как он тебе говорит? Я ничего не слышу!
     - Фоил не может говорить ртом. Мы говорим внутри.
     - А этому можно научиться?
     - Наверное, уж нет, госпожа, - с сожаленьем ответил  Ортан.  -  Гвары
учили нас всех. Но только самые маленькие смогли научиться.
     - Я научусь, - сказала себе Элура. - Я  уже  дважды  сумела  услышать
вас: когда мы спешились, и у серых камней.


     Ночевали без огня. Дошли до воды еще  задолго  до  темноты,  и  Ортан
велел останавливаться на ночлег.
     Странный родник: круглая яма с водой, а из нее вытекает ручей, кружит
с десяток шагов - и исчезает. И ни одной тропинки к воде...
     И трава под  ногами,  как  неживая  -  серая,  колкая,  с  неприятным
блеском, а вот Фоил ест ее с наслаждением. Странно, подумала вдруг  Элура,
мы все как-то сразу привыкли к тому, что Фоил - один из нас. Не  животное,
не верховой рунг, а равный нам добродушный ребячливый спутник.
     Ночь накрыла равнину. Непривычное небо, и созвездия плоско  лежат  на
нем. Птица раскинула крылья слишком близко к земле,  а  Колесо  видно  уже
целиком. И Дева взошла: льет из  чаши  огненную  струю,  широкую,  тусклую
полосу почти через все небо.
     - Галактика, - повторила она про себя священное слов. Как  странны  в
этой ночи слова священного Языка! Галактика. Звезды. Планеты, луны. А  Мун
уже проходит первую четверть. Послезавтра родится Феба. А  потом  наступит
черед Офены. Через восемь дней начнется Трехлуние - двадцать дней, когда в
небе все три луны...
     Ночь теплая, но холодок прошел  по  спине  и  тронул  волосы,  словно
ветер. Что-то должно случиться. Что-то страшное, страшнее,  чем  все,  что
было.
     Илейна не шевельнулась, когда она встала, и Элура привычно накрыла ее
плащом. Совсем ни к чему, ведь здесь тепло, но так уж она привыкла...
     Все сразу иначе, когда стоишь. Просторная даль, посеребренная  лунным
светом, горьковатый запах травы - и  тишина.  Нехорошая,  грозная  тишина,
даже ручей не шепчет - или он и прежде молчал? Не знаю. Не по себе.
     И в стороне от нас две черные тени. Фоил  лежит  на  траве,  а  Ортан
сидит и смотрит в даль, глядящую на него.
     Она подошла и молча присела рядом. Фоил поднял  голову,  посмотрел  -
Ортан не шевельнулся.
     - Не думай об этом, Ортан, - сказала она. - Не мучай себя напрасно.
     - Да, я знаю, как это больно.  Когда  ты  вне  своего  мира,  и  душа
разорвана пополам: ты здесь, а все, что тебе нужно, где-то.  Но  это  ведь
мой мир погиб, Ортан! Твой  мир  жив,  а  это  значит,  что  у  тебя  есть
надежда...
     Теперь он смотрит в глаза, и взгляд его тягостен мне и приятен...
     - Иногда мне снится, - тихо сказала она, - что все,  кого  я  любила,
живы, и я счастлива в этих снах. Но даже во сне я знаю, что это не так,  и
ужасно боюсь проснуться. Боюсь - но все равно  просыпаюсь.  И,  знаешь,  я
радуюсь, что все уже случилось, что мне не придется заново переживать  эту
боль. _Э_т_о_ уже случилось, Ортан. Ты _э_т_о_ уже пережил.
     Теперь он взял ее руку в свои, и теплый поток уверенной силы...
     - Отец так мечтал добраться до моря! Он дважды ходил за пределы  Мира
- на Западную гряду, но в дневнике он все время писал о море.  Какое  оно,
Ортан?
     - Разное, - ответил он наконец. - Синее или зеленое, а иногда черное.
И всегда опасное.
     - Это ничего, - сказала она; мягкий и нежный был у нее голос, и глаза
полузакрыты. - В мире все опасно. А что за морем?
     -  Другая  земля.  Она  больше  и  холоднее,  чем  наша;  там   много
чувствующих и мало разумных.
     - Чему ты улыбаешься, Ортан?
     - Мы можем не дожить до утра, леди Элура. Но знаешь, мне  тоже  вдруг
захотелось взглянуть, что за морем.


     - Онои! - чуть слышно сказал кто-то, и холодок, рябивший  поверхность
души, вдруг грянул ударом страха. Она вскочила на ноги.  Нигде  ничего  не
видно, но звук... Странный, ни с чем не связанный звук, словно бы  далеко,
но все ближе, ближе, по земле волокут что-то очень большое.
     - Онои, - прошептала она, словно в этом слове было спасение, и  Ортан
быстро взглянул на нее. Он уже тоже  был  на  ногах  -  неуловимое  глазом
движение - и с тревогой ловил наползающий гул. Но теперь  он  взглянул  на
Элуру, и в глазах его больше нет тревоги.  Он  спокойно  кивнул  -  и  все
сделалось как-то сразу.
     Фоил оказался возле Илейны, осторожно ткнул ее  мордой  в  лицо,  она
вскрикнула, села, вскочила. Фоил повернулся, предлагая садиться.
     - Садись! - пронзительно закричала Элура. - Илейна! Быстро!
     Норт уже рядом с Илейной. Он почти закинул ее на круп.
     - Норт! - кричала Элура. - Сумки! Быстро на Фоила!
     Он выполнил все, не рассуждая, и замер, наполовину вытащив меч. А она
уже знала, что надо делать - сама или не  сама?  Или  просто  потому,  что
нельзя иначе?
     - Норт! Беги за Фоилом! Живо!
     - Элура!
     - Мрак тебя забери! Ты что, угробить нас хочешь? Живо!
     Норт пожал плечами - и вот уже черная тень неспешно плывет во  мраке,
унося с собою Илейну, и Норт почти догоняет их.
     - Леди Элура!
     - Нет!
     - Бежать придется всю ночь, - мягко сказал ей Ортан.
     - Я умею бегать.
     И опять он взял ее руку и сжал в своих - бережно, словно бабочку  или
цветок, а вдали, в серебристом сиянии Мун уже двигалась слитная,  громкая,
черная масса.
     - Налты! - спокойно сказал ей  Ортан.  -  Их  нельзя  одолеть  -  они
сильные и не чувствуют боли - но они глупые.
     И опять быстрее, чем можно понять, быстрее, чем видит  взгляд,  Ортан
уже далеко. Он мчится навстречу черному, несущему смерть. И  сквозь  страх
тревожное восхищение: он летит. Он мог бы мчаться с Фоилом наравне...
     А черное уже распалось на сгустки. Она прижала к губам кулак,  потому
что это были деревья. Невысокие кряжистые деревья, вперевалку бредущие  по
степи.
     Ортан остановился. Нет, он танцует. Странный танец: прыжки, повороты,
отскоки. Он танцует и отступает в танце... нет! белое. Белые яростные бичи
хлещут вокруг него. Тяжелые молнии  рушатся  на  него,  а  он  уклоняется,
уворачивается, уходит; игра со смертью, и надо бояться, но мне не страшно:
он это делает радостно и легко, но он уже оторвался, и вот  он  мчится  ко
мне. Мне за ним не поспеть, но он замедляет бег, и она побежала рядом,  не
отставая.
     Она бежала размеренно, экономно, храня дыхание  и  глядя  только  под
ноги. Слава Небу, что Штурманы обучают дочерей наравне с сыновьями!  Слава
Небу, что долгий бег входит в воинскую подготовку...
     - Налты ходят не очень быстро, - сказал ей Ортан,  и  голос  его  был
спокоен и свеж, будто он сидит на траве. - Немного быстрее,  чем  человек.
Надо только не подпускать их близко.
     А наши? подумала Элура. Если чудища повернут за ними?
     - Они слепые, - ответил Ортан вслух, и это было совсем не странно,  а
словно бы так и надо, - и у них нет нюха. Они чувствуют  разум?  Не  знаю.
Нет слова. Я дал им себя почувствовать. Они будут идти за мной.
     Сколько? подумала она. До каких пор?
     - До конца, - спокойно ответил Ортан. - Но им придется  остановиться.
Ночью они не могут долго идти.
     А потом? Как мы от них отделаемся? Как найдем друг друга?
     - Не думай об этом, - ответил Ортан. - Если  мы  продержимся,  у  нас
будет завтрашний день.
     Мы бежим. Бежим размеренно и экономно, и  Ортан  приноравливает  свой
бег ко мне. А за спиною все тот же тяжелый скрежет, словно что-то огромное
волокут по земле. Сколько еще бежать? На сколько  мне  хватит  сил?  Такие
тяжелые слабые ноги, и дыханье горячим песком царапает грудь. Грохот ближе
- кажется или нет? Я не могу обернуться. Мне надо глядеть только под ноги,
иначе я упаду. Ближе. Да, ближе! Надо скорей, но я не могу.  Страх?  Я  не
могу бояться, нельзя бояться, иначе конец...
     - Берегись! - крикнул Ортан - или подумал? -  но  в  глазах  качается
туман, я не отпрыгнула, я споткнулась, и оно пронеслось над соей  головой.
Белое. Толстенный белый канат. Он упал на землю, свернулся и подползает ко
мне. Я не могу! Надо бежать,  но  я  не  могу,  я  гляжу...  Сильные  руки
оторвали меня от земли, и степь рванулась назад, воздух вскрикнул и ударил
в лицо; мы летим, Ортан несет меня на руках, отпусти, - говорю я, - я  еще
могу, но он молчит, он держит меня на  руках;  запрокинутое  в  серебряный
свет лицо, и тяжелый,  размеренный  стук  его  сердца  за  потертой  кожей
куртки.


     Когда мы достаточно оторвались, я ее отпустил, и она побежала  рядом.
Она ничего не сказала мне.  Она  просто  коснулась  земли  и  побежала,  и
спокойное, жаркое облако ее мыслей окружает и исключает меня.
     Мне не хотелось ее отпускать. Мне хотелось бы так бежать  всю  жизнь.
Без слов и без взглядов, в спокойном и жарком переплетении мыслей...
     Они нас догонят? спрашивает она. Не  вслух  -  она  бережет  дыхание.
Спокойная мысль - и во мне спокойная нежность и благодарность за  то,  что
она осталась со мной, за то, что я сейчас не один против родного мира.
     - Да, - отвечаю я вслух. - Но больше мы их не подпустим.
     - Еще долго?
     - Нет, - отвечаю я. - Когда Дерево поднимется до  луны.  Она  бросила
взгляд на небо и опустила глаза. Долго. Она устала.
     - Я тебя понесу, не бойся, Элура.
     И мягкая мысль без слов, словно пожатье руки. Спокойное тепло, но мне
почему-то грустно. Только спокойное тепло...


     Проклятый грохот! Он опять догоняет нас. Все громче, ближе,  страшней
- и вдруг он затих. Тихо. Совсем тихо. Еще страшней.
     Ортан взял меня за руку и заставил остановиться. Я стою и хватаю ртом
раскаленный воздух, и земля плывет подо мной.
     - Все, - сказал он. - Ты сможешь идти?
     Я киваю и трясу головой. Не могу! Ничего!
     Он ведет меня, и оказывается, я могу.
     - Скоро будет вода. Фоил говорит мне, куда идти.
     - Они... целы? - как неудобно и странно разговаривать вслух! Ворочать
тяжелым, высохшим языком...
     - Да, - отвечает Ортан. - Когда налты собираются в  стаю,  все  живые
уходят. Фоил никого не встретил.
     - Налты - растения?
     - Нет. Не только. Они и растут, и чувствуют.
     - Почему они гнались за нами?
     - Это Граница, - говорит  он  спокойно.  Люди  не  должны  входить  в
Сообитание. Налты убивают только людей. Запах мысли, - говорит Ортан. - Он
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 15
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама